Никита Михалков: «Я не настолько талантлив, чтобы быть беззащитным»

Валерия Хващевская

Никита Михалков: «Я не настолько талантлив, чтобы быть беззащитным»

Известный российский режиссер критикует критиков, пророчит успех «Цитадели» и готовится в седьмой раз стать дедушкой.

Интервьюировать Михалкова – дело не из легких. Потому что Никита Сергеевич не просто отвечает на вопросы журналиста – он тут же вступает в диалог, начинает сам задавать вопросы, иногда сам же на них и отвечает. То он «заводится с пол-оборота» - и кажется, что его ничем уже не остановишь. То обрывает себя на полуслове. То злится. То уходит в такие дебри, что боишься забыть – а с чего начали-то? Но в любом случает разговор получается не пустой и не праздный. Тем более что поводов встретиться с режиссером у нас было два, и оба хорошие: в мае в российский прокат выходит вторая часть фильма «Утомленные солнцем-2: Цитадель». А снявшаяся в одной из главных ролей младшая дочь режиссера Надежда в середине лета готовится впервые стать матерью. С этого мы и начали.

- Никита Сергеевич, правда, что вы скоро в седьмой раз станете дедушкой?

- Да, в седьмой. Я - как Брежнев, только у него было семь геройских знаков, а у меня награды – это мои внуки. 

- Вам кого бы хотелось больше: мальчика или девочку?

- Мне, если честно, все равно. Главное - чтобы ребенок родился здоровым.

- А правда, что Надежда вышла замуж без вашего согласия?

- Это вы, наверное, где-то прочитали? Я такого сказать не мог. Но не надо верить всему, что написано. Знаете, что на заборе бывает написано? Заходишь за него, а там - дрова… А вообще, я не люблю распространяться на такие темы - я оберегаю от журналистов и свою личную жизнь, и жизнь своих близких. Я очень уважаю Аллу Пугачеву, Максима Галкина, Филиппа Киркорова. Но не понимаю их: они все выставляют напоказ! Но когда в жизни ничего не остается для себя сокровенного, когда все выплескивается в народ: и моя жизнь, и мой дом, и мои зубы, и моя печень - когда все на продажу, то души не остается… Меня вот недавно спрашивали: правда ли, что я из-за жениха выгонял Надю из дома? Говорю: «Нет». Мне тут же в ответ: «Да ладно - правда, правда!». Кому-то хочется, чтобы именно так и было - это же «жареные» факты... А что касается вашего вопроса, то скажу, что мои дети – совершенно свободные люди. Единственное, о чем я их просил, когда воспитывал, - чтобы они помнили, откуда они родом, кто их предки. Все остальное должно происходить, исходя из этого осознания. И я уверен в том, что мои дети отвечают за то, что они делают.

- Никита Сергеевич, скажите: работать с родными людьми тяжело?

- Работать с родными - тяжело родным, потому что они получают больше всех. Но не денег, а испытаний. Это правда. Я бы никогда не сделал с другой актрисой того, что я делал, например, с Надей на съемках «Утомленных солнцем-2» - я бы просто ее пожалел. Представьте, идут съемки: зима, ночь и ветродуй, который дует не снегом, а цементом, чтобы сделать поземку - к сожалению, у нас такая технология. И вот эта девочка, моя дочь, которая под этим цементом задыхается - тащит то одного раненого, то второго, и так - дубль за дублем, чтобы добиться нужного результата! Я понимаю, как ей тяжело, но я не могу ее остановить, потому что Надя внутренне понимает: если она остановится, то все решат, что ее пожалели, так как она - дочь режиссера. Это мужественно, мучительно и достойно уважения…

- Многие зрители не оценили ваш фильм «Утомленные солнцем-2: Предстояние». С чем вы это связываете?

- Я знаю ценность этой кинокартины, и знаю, как она нам досталась. Но я надеюсь, что соединение «Цитадели» и «Предстояния» даст хороший результат и полное ощущение того, что мы хотели сказать. Первая часть – это метафизика разрушения, а вторая – метафизика созидания. Но в то же время я понимаю, что зрителям не хочется работать – думать, делать выводы... В кино не ходят и не хотят ходить на сложные картины. Конечно, можно снимать «Яйца судьбы» - и зрители просто будут есть попкорн в кинозале и ухахатываться, и при этом ни о чем не думать… А в моем фильме идет речь о таком сложном периоде, как Великая Отечественная война. Знаете, я не хочу уходить в долгую дискуссию по поводу «Предстояния»: что там правда, что неправда, и так далее - когда выйдет вторая часть, тогда и поговорим… Я хочу сказать о другом: у нас изначально к русскому кино относятся предвзято, с большими требованиями, а к американскому - вот парадокс - совершенно по-другому! То есть западным кинолентам все можно. Ну что там показывают? Про вампиров, про убийства, пошлые комедии… Но сами себе мы ничего этого простить не можем! Даже если бы я или, например, Владимир Хотиненко сняли полностью американскую картину с Сигалом в главной роли, то нам бы такое тоже не простили никогда! 

- То есть вы считаете, что критики относятся к вам необъективно?

- Меня интересуют задачи, которые ставят перед собой критики. Для чего они это все пишут - чтобы унизить меня, оскорбить? Меня не унизишь и не оскорбишь. Я не настолько талантлив, чтобы быть беззащитным. Если ты пишешь, чтобы мне помочь или чтобы поговорить со мной, - тогда я за такую критику благодарен. Критика должна быть созидательной, а наша – истребительна! Российскую кинокритику надо закопать на пять метров в могилу и сверху посадить цветок! Потому что в ней нет трепетного отношения к тому, что они критикуют. Знаете, что наши критики написали, когда картина «Предстояние» не получила в Каннах призов? «Ура, мы сделали это!» Ребята, вы чего? Вы больные? Вы не любите Михалкова - да Бог с ним! Но это же – наше отечественное кино. Там русские актеры, там русские деньги - все оставшиеся в стране... Это же ваши соотечественники сделали! И они пишут, что картина имеет провал в Каннах. Да вы посмотрите ролик - 20 минут люди стоя аплодируют! Это, по-вашему, провал?! 

- Никита Сергеевич, каким вы видите будущее нашего кинематографа?

- Если честно - я немного боюсь за будущее кинематографа. Боюсь тех технологий, которые сейчас появились. Знаете, когда ты используешь компьютерную графику, для того чтобы усилить какое-то эмоциональное ощущение или психологическое состояние персонажа, это одно. А когда ты хочешь меня поразить тем, что у человека голова поворачивается на 360 градусов - да, это захватывает, но это - не главное! Я все-таки надеюсь, что наша великая русская кинематографическая школа не умрет. Если мы не потеряем корни, традиции. Я сейчас не говорю о том, что мы не должны пробовать что-то новое, но все новаторства должны идти только в сторону созидания. 

- Не хотите открыть свою творческую школу, или мастерскую, или вести свой курс?

- Я хочу открыть свою академию. Пусть меня услышат все - в том числе и Министерство культуры. Я хочу сделать академию Никиты Михалкова. Но в ней должны заниматься не абитуриенты, а те, кто уже что-то окончил - то есть для повышения их класса, и это важно. Многое, конечно, зависит от степени одаренности. Я люблю смотреть работы выпускников, их курсовые работы, порой они бывают очень интересными… 

- Как вы считаете: может ли плохой человек быть гениальным актером? 

- Гениальный актер, конечно, может быть мерзавцем. Но я с таким работать не смогу. Даже если он реально будет гениальным. Я не могу терпеть у себя на съемочной площадке неприятного мне человека. Я должен любить своего актера - иначе никак нельзя. 

- Никита Сергеевич, в мае выйдет вторая часть «Утомленных солнцем-2». А что дальше?

- Знаете, я сейчас заметил, что после того, как я восемь лет потратил на съемки фильма «Утомленные солнцем-2», и всего того, что потом я выслушал - у меня есть еще желание снимать фильмы. Я думаю, что мне есть еще что сказать людям…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости