Новый миф о старой войне. Часть 2

Михаил Василенко

Начало в № 13

Одиннадцатая турецкая

Новый миф о старой войне. Часть 2

Россию все еще душил позор Крымской войны, чьи унизительные последствия не были до конца устранены. На Балканах же братья-славяне поднимали восстания против турецкого владычества, которые турки подавляли не жестоко, а зверски. Общественное мнение исполинской империи жаждало покарать османов и дать свободу православным Балканам. Это совпало с имперскими устремлениями правящей верхушки, притязания которой оставались прежними. И одиннадцатая за три столетия русско-турецкая война была предрешена.

Однако не изменилось и негативное отношение к возрастающей роли России на Балканах со стороны европейских держав, в первую очередь Австрии и Британии. Они выступали международными гарантами Османской империи на случай войны с Россией. И потому Петербург вынужден был заручаться, так сказать, санкцией на начало боевых действий.

Случай представился в 1876 году, когда турки в зверствах против славян и греков превзошли самих себя, всколыхнув волну возмущения во всем цивилизованном мире. В таких условиях русские дипломаты смогли подписать договор с Австрией, открывший дорогу российскому воинству на территорию нынешней Болгарии. Но не все было просто. Габсбурги хотели заполучить свой куш за невмешательство. По секретным договоренностям, Россия соглашалась с австрийской оккупацией Боснии и Герцеговины и обещала не создавать крупное славянское государство на Балканах — а оно наверняка было бы российским сателлитом. Со своей стороны, Австрия не возражала против возвращения России придунайской части Бессарабии, отторгнутой по итогам Крымской войны, а также захвата города Батуми.

Разгромив после тяжелых боев турецкую армию, русские вышли к Стамбулу. Однако у самых проливов их одернула Европа. Даже Германия, чей император Вильгельм I и канцлер Бисмарк симпатизировали России. Тем не менее император Александр II захотел большего, нежели было секретно договорено с австрийцами. Он пошел на создание Великой Болгарии — от Дуная до Эгейского моря, что вызвало зубовный скрежет в Австрии и Англии. Они не скрывали готовности начать войну с Россией, но напряженность разрядил Бисмарк, предложивший посредничество. Оно оказалось лукавым: Германия негласно поддержала требования австрийской стороны соблюдать довоенные секретные договоренности. В итоге летом 1878 года был подписан Берлинский трактат, принципиально изменивший ситуацию в пользу Австрии.

В стратегическом смысле, выйдя за рамки тайных договоренностей, Россия вновь обожглась на Балканах. В лице алчной Австрии наше государство обрело непримиримого врага. В результате распался Союз трех императоров, а Германия после восшествия на престол Вильгельма II и отставки Бисмарка открыто взяла курс на сближение с Австро-Венгрией в ущерб отношениям с Россией.

Теперь западные рубежи евразийского гиганта, не знавшие войн с наполеоновских времен, становились горячими, как угли в жаровне. Что тут скажешь, все хороши! Одним словом — империи. Каждая норовила поживиться, а пряников сладких всегда не хватает на всех (цитата из Булата Окуджавы). Кто больше виноват, кто меньше — вопрос дискуссионный. Но ясно одно: правых не было, все были по-своему не правы.

Когда в 1879 — 1882 годах сформировался Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия и Италия), он рассек Европу, отгородив Россию. И ей пришлось находить самого парадоксального союзника в виде Французской республики — такого же европейского изгоя на тот момент и главного противника Германии на континенте. Вскоре альянс был подкреплен масштабным финансовым проникновением Франции в экономику России, что жестко привязывало Петербург к Парижу. Враждующие блоки оформились. Только Англия, верная своей извечной тактике ссорить всех на континенте и отсиживаться на островах, вела хитрую политику и с теми, и с другими. Но в конце концов и ей пришлось определяться, встав против сильнейшего. Им была Германия, уверенно катившая по имперским рельсам.

Цветовые перемены

Разворот российской внешней политики в Европе, как мне представляется, нашел свое отражение и в таком государственном символе, как флаг. Еще с царствования Анны Иоанновны (1730 — 1740 годы) государственными цветами считались черный, желтый и белый. Следуя давней традиции, Александр II в 1858 году повелел по торжественным поводам поднимать именно черно-желто-белый флаг, а в 1865-м — он официально узаконил эти цвета в качестве государственных.

Любопытно, что схожие «цветовые» мотивы мы обнаруживаем и в наиболее близких на тот период странах Европы. Флаг Австрии представлял собой черную и желтую горизонтальные полосы, а Германии — сначала был черно-красно-желтым, а затем — черно-бело-красным.

Флаговые перемены начались в России в 1883 году, когда Александр III запустил процесс внедрения бело-сине-красного флага, в свое время учрежденного Петром Первым для торгового флота. Окончательно новая цветовая гамма была утверждена в 1896 году накануне коронации Николая II. А теперь вспомним, как выглядит флаг Франции, да и Великобритании тоже. Совпадение? Возможно. Но очень показательное совпадение.

На всех парах — к мировой войне

Новый миф о старой войне. Часть 2

Итак, имперские устремления европейских держав привели к формированию двух враждующих военно-политических блоков, эскалация противоречий между которыми и привела, по большому счету, к Первой мировой войне. Цели воюющих, в том числе и Российской империи, оставались прежними: передел сфер влияния и колоний, экономическое и политическое доминирование, борьба за ресурсы и рынки сбыта, территориальные приобретения. И конкретные поводы, запалившие грандиозный кровавый пожар, явно вторичны. Так в чем тогда были не правы большевики, именуя войну империалистической? Сегодня точнее, может быть, будет сказать – имперской. Но Первая мировая — название исчерпывающее.

Попытки представить ее как справедливую и отечественную, думаю, несостоятельны. Для начала те, кто оправдывает российское участие в этой войне борьбой за права балканских славян, пусть почитают школьный учебник: Болгария воевала на стороне противников России. Но сказанное не принижает героизм Русской армии, самоотверженность и мужество солдат и офицеров.

Другой вопрос — был ли у нашей страны шанс не влезать в мировую бойню? Как банально ни звучит, но история действительно не знает сослагательного наклонения, случилось то, что случилось. Правда в том, что Российская империя не пыталась уклониться от войны и готовилась к ней — хорошо ли, плохо ли. Но вот мимо чего нельзя пройти: русско-японская война 1903 — 1905 годов, гораздо менее масштабная, шедшая на территории Китая и за контроль над этими территориями, стоившая России много меньших жертв, закончилась первой русской революцией, едва не лишившей Романовых престола. Уже эта война «засветила» всю слабость режима Николая II, всю глубину пропасти между монархом и множеством народа, всю замшелость официозной самодержавно-православной идеологии. Спасая власть, «хозяин земли русской» ввел было свободы, которые потом сам и придушал. Но Николаю не хватило ума и чутья повторно не наступать на военные грабли. Полагаю, что его, человека с кругозором батальонного командира, влекли лавры полководца. Хотя очень многие в стране понимали: война за проливы и Балканы, за английских и французских колонизаторов, за черт-те что еще непонятное и чуждое легко может завершиться социальным взрывом.

Предвидел это даже (или не даже) Григорий Распутин, убеждавший самодержца не ввязываться в большую войну. Однако, по стечению обстоятельств оказавшись далеко от столицы летом 1914 года, он не сумел убедить «папу». Предвидел старец и свою гибель: за убийством Григория в декабре 1916 года стояли английские спецслужбы, о чем свидетельствуют недавно рассекреченные документы из архивов Великобритании. Но не внявший предостережениям Николай не сделал ничего, чтобы предотвратить если не войну, то, как минимум, участие в ней России. Как же неприятно, зная все это, мне было слышать из динамиков телевизора рассуждения о некой виновности Распутина в военных неудачах: с больной головы да на здоровую.

Говорил телевизор и о верности царя союзническому долгу. Что тут сказать? Только изложенного в этой скромной публикации достаточно, чтобы признать — ни Франция, ни тем более Англия настоящими нашими товарищами по оружию не были и быть не могли. И не потому, что те еще вояки. А по причине глубокого и высокомерного неуважения к России и неискоренимого имперского эгоизма. Они и в союз с «русским медведем» вступили от крайней необходимости. Вот смотрите, на Россию напала Япония, а Франция, союзник с десятилетним стажем, — в общем-то, в стороне. Лондон же, не мешкая, срочно заключает союзный договор с Парижем, дабы удержать его от каких-либо действий в пользу России, потому как марсельезная республика нужна островитянам на континенте как противовес Германии. Перестраховались, потому что Франция и сама демонстрировала вялость, предоставив России гореть синим пламенем. Осталось только вспомнить, как англо-французы легко предали свергнутого Николая Романова, отказав ему и его семье в спасении жизней. С такими союзниками и враги не нужны, что тоже нельзя было не брать во внимание, вступая в мировую войну.

Ну и, наконец, общее резюме. Наша страна, входя в Первую мировую, мало чем отличалась и от партнеров по Антанте, и от противников. Если же признавать войну со стороны России Отечественной, значит, таковой следует признать и войну, которую вели Англия, Франция, Италия, США и другие антантовцы. Что само по себе есть нелепость.

А всем русским, сложившим головы на фронтах полузабытой войны, — вечная память…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Сколько же РУССКОЙ крови пролито во многих бессмысленных войнах и царских прихотях. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ
1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов