О памятниках и памяти

Успенское кладбище привлекает внимание многих горожан. Я читала о нем, слышала различные мнения, но никогда здесь не бывала. А тут подвернулся случай.

Недалеко от входа бросилась в глаза плита с надписью: «Здесь захоронены красноармейцы 4-го Ахтырского Военно-Революционного полка, павшие смертью храбрых при освобождении г. Ставрополя от белогвардейцев в октябре 1918 года. Вечная слава героям». Плита украшена пятиконечной звездочкой и лавровой ветвью. И ни одной фамилии. Кто они? Остались ли их имена в книгах архивов или музея? Знают ли об их участи потомки? Я подошла к другой такой же плите. Читаю: «Остановись! Поклонись их памяти». Начертан красноармейский шлем, на нем знакомая пятиконечная звездочка. «Борцам за установление Советской власти в Ставрополе от благодарных ставропольчан». 1977 год. Видимо, поставлен к 60-летию революции. И тоже - ни одной фамилии. В другом месте привлекла внимание красненькая металлическая небольшая тумба со звездочкой наверху и табличкой: «Дергоусов Иван Федорович, 1908 года рождения. Погиб в 1942 году». Недалеко еще памятник со звездочкой: «Гвардии сержант Цуканов Виктор Павлович, 1926 года рождения, погиб в декабре 1946 года при исполнении служебных обязанностей».

Сойдя с мощенной камнем тропы, пролегающей через все кладбище, я переходила от одного памятника к другому. Бродила, где обходя, а где спотыкаясь о чуть заметные бугорки. Бугорки - это бывшие чьи-то могилки. Здесь же лежали разбитые каменные кресты, повалившиеся и прислоненные к дереву каменные тумбы без имен и фамилий. Мрачноватая картина. Высокие старые деревья заслоняли солнечный свет. Криво торчали с метр в высоту пеньки. Пришлось обходить упавшее на землю дерево. Вечные спутники погостов – вороны, пугаясь моих шагов, с карканьем перемещались по веткам над головой.
Старинный погост Успенского кладбища сегодня нуждается в заботе. Это не только кладбище. Это памятник культуры, история нашего города. Из брошюры, которую мне предложили в церковной лавке Свято-Успенского храма, я узнала, что на Успенском кладбище были похоронены потомственные и личные почетные граждане города Ставрополя - И. А. Алафузов, С. Ф. Деревщиков, М. С. Конюхов. Их более пятнадцати. Покоятся прославленные генералы и полковники Русской армии и герои Кавказской войны М. М. Анин, Х. Е. Попандопуло, И. Шевцов и другие. Успенское кладбище стало последним земным пристанищем для известных ставропольских архитекторов Г. П. Кускова и П. К. Никифорова, промышленника А. Т. Руднева, целых династий: Ганиловские, Леонидовы, Ртищевы, Алафузовы, Венициановы… Здесь же покоится прах известного собирателя истории губернии, историка-краеведа, общественного деятеля, основателя Ставропольского музея Григория Николаевича Прозрителева, умершего в 1933 году. Ставропольский краеведческий музей в 1990 году установил на его могиле гранитный памятник.

Краевед-историк И. Бентковский в путеводителе писал: «Величественные надгробные памятники из полированного гранита и лабрадорита, фамильные склепы, кованая решетка оград перемежались с простенькими, но аккуратными надгробными плитами и вырубленными из целых монолитов каменными крестами. Разросшаяся роща с выложенными каменными аллеями и тропинками, с опрятной часовенкой в центре кладбища, буквально утопала в цветах - символе людской памяти».
В книге русского писателя И. Д. Сургучева «Китеж» также имеется поэтическое описание Успенского кладбища, где были похоронены его отец, мать, брат и сестра, но следов их захоронений не сохранилось, как и многих других. Многие старинные красивые памятники разрушены, и печально то, что вся эта историческая ценность города, да и края находится сейчас в таком неприглядном виде.

Как стало мне известно, в 1970 году было объявлено, что на месте Успенского кладбища будет разбит парк для отдыха населения. Многие родственники покоящихся здесь перезахоронили останки своих близких на действующем кладбище. Останки Г.К. Праве были перенесены Ставропольским краеведческим музеем на Даниловское кладбище. Парка на месте погоста, к счастью, не сделали. Но за десятилетия многое было разрушено, растаскивались надмогильные плиты, часть из них разбиты, вдавлены в землю, оставшиеся каменные кресты опрокинуты. Так и лежат. Заросли кустарниками дорожки.
Покидая это святое место, я обратила внимание на небольшие квадратные надгробия из светлого камня или цемента. Они приютились ровными рядами у самого входа в церковные ворота, без имен и фамилий. Мне объяснили, что в бытность главы города М. Кузьмина на еще оставшихся бугорках земли и были положены эти надгробия. Всего около сорока. А чуть поодаль снова плита: «Воинам, погибшим в боях за Ставрополь и умершим от ран в госпиталях в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». И ни одной фамилии. Не верю, что не сохранились сведения о тех, кто умер в госпиталях нашего города.

Пишу с расчетом на то, что власти нашего города проявят интерес и обратят свой взор в сторону этого городского исторического памятника. Что-то еще можно восстановить, что-то исправить. Например, очистить кладбищенский парк от сухостоя, обозначить аллеи, вдоль которых поставить парковые скамейки, чтобы можно было сюда прийти, побыть в тишине, а верующим – помолиться за души тех, кто здесь упокоился. Не важно, есть их имена на надгробных плитах или нет.

Клара ЖУРАВЛЕВА, 
член Союза журналистов России.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов