О премии «ТЭФИ», телевидении, и не только…

О премии «ТЭФИ»,  телевидении, и не только…
Эмоции вокруг самого престижного телевизионного конкурса «ТЭФИ» улеглись, телевизионщики готовят новые заявки теперь уже на региональный конкурс «ТЭФИ». Будут бороться за звание «самых-самых» в 2010 году на уровне краев и областей. Хотя национальный конкурс показал: региональное телевидение живет и даже успешно конкурирует с федеральным. О тенденциях телевещания, об уровне подготовки журналистов мы говорим с известным в крае тележурналистом Ольгой Тимофеевой.
— Ольга, а Вы сами телевизор смотрите?
— Конечно. Постоянно. Чаще всего новостные выпуски. Знать, что происходит, — моя работа. Сейчас, когда занимаюсь не только телевидением, смотрю уже как обычный зритель. Раньше разбирала выпуск новостей с точки зрения профессии – как выпуск сверстан, какой стендап (появление журналиста в кадре) оказался наиболее удачен… Знаете, очень рада приходу новых технологий – картинка работает в несколько раз сильнее, чем даже пару лет назад.
— Вас обижают слова «все вы продажные, за что заплатят, то и скажете»? Ведь журналистов большинство зрителей и читателей сегодня так и воспринимает…
— Честно, не обижают. В этом есть доля правды. Но хочу заметить: телевидение, впрочем, как и другие средства массовой информации, – это бизнес. Твоя зарплата напрямую зависит от того, насколько интересен будет тот или иной материал, как ты его подашь. И посмотрите — всем интересны программы о криминале, программы с пошлыми высказываниями… Телезритель голосует кнопкой – включает канал и смотрит. Но при всем при этом никогда нельзя забывать про непосредственно информирование и просвещение. Журналист, по моему мнению, не столько профессия, сколько позиция. Ты понимаешь – люди должны это узнать. Потому что это важно, в первую очередь, для них самих. И знаете, это касается всего. Да, слушать про бюджет скучно, да и смотреть на многочисленных политиков на многочисленных заседаниях неинтересно… Лучше канал переключить и посмотреть сериалы, ток-шоу… Но принятие того самого бюджета – это ответы на самые острые вопросы: хватит ли денег на самое необходимое, как будут питаться в школах и детских садах наши дети, удастся ли отремонтировать корпуса больниц, сможем ли дать дополнительные льготы малоимущим… Смысл моей профессии – о важном рассказать интересно и доступно.
— И много их таких, смелых и решительных?
— К сожалению, сегодня «хороших» журналистов из всех изданий края можно пересчитать по пальцам. Все больше молодежи идут в СМИ, чтобы прославиться. Но чтобы тебя знали и, что важнее, тебе доверяли, нужно много работать. В том числе и над собой. Когда журналист задает вопрос по теме, в которой не просто плавает, а впервые об этом слышит, получается испорченный телефон. Один не разобрался, второй недопонял, все вышло в эфир в искаженном формате.
Знаете, что беспокоит? Я смотрю каждый день местные новости. Порой возникает ощущение, что живу сразу в нескольких краях. Настолько разную информацию преподносят разные каналы. А еще жаль, что конкуренции не так много. Конкуренция все-таки подстегивает. Мы сегодня более беззубые, чем были еще несколько лет назад. Думаю, не открыла никому в этом секрет. Но беззубые не потому, что не профессионалы, а потому, что критика, правда, сегодня не востребована. Поэтому и нет желающих ходить, что называется, «по острию ножа».
— Но СМИ – это все-таки власть?
— Однозначно. Это формирование общественного мнения. Это высвечивание «больных тем». Жаль, что чиновники не всегда реагируют на критику и прямые нарушения, о которых рассказали журналисты. Но все равно. Сюжеты заставляют власть быстрее реагировать, что-то менять, где-то исправлять ошибки. Есть нехорошая тенденция: одним чиновникам бороться через СМИ с другими. Но, думаю, мы все умные люди, и где чьи уши торчат — всегда догадаемся. Главное, не слепо доверять всему, а думать, анализировать.
— Вы как-то отстранились от этих самых чиновников, а между тем являетесь депутатом городской Думы, председателем комитета…
— Я уже не раз отмечала – в последние два года пережила разочарование. Поняла, что мне недоговаривали в эфире. Поэтому и получается: по телевизору видишь одно, выходишь на улицу… Я рада, что закон дает мне право заниматься творчеством, и я остаюсь в профессии. Только сегодня остаюсь более осознанно. Журналистика дала огромный кругозор. Понемногу, но во всем я разбираюсь. Когда надо докопаться до истины, знаю, где искать. Могу любому, даже самому важному и главному лицу позвонить и проконсультироваться. Мне не стыдно. Конечно, я многих раздражаю, но сегодня меня сложнее провести. Одной из крупных общественных организаций отказали в бесплатном выделении помещения – слишком много те хотели квадратных метров, а главное, не смогли обосновать нужность. Сегодня идем дальше – проводим инвентаризацию всего выделенного за последние годы. В другом случае внесли поправку в генплан – на месте военных училищ, хоть это и не городская земля, можно строить только образовательные объекты… Спустя полгода выяснилось – поправку, за которую проголосовали депутаты, просто забыли внести в генплан Ставрополя. И кто-то собирался строить многоэтажку. Таких вопросов десятки. Разгребать и разгребать…
— Давайте вернемся к конкурсу «ТЭФИ». Вы как академик Российской Академии телевидения выбирали финалистов и победителей этого года. Какие тенденции появились на Всероссийском конкурсе? Чем запомнилось вручение наград? Знаю, Вы присутствовали на церемонии в Михайловском театре Санкт–Петербурга.
— Во-первых, очень рада за коллег по каналу РЕН. У них целых 6 наград, причем, на мой взгляд, в самых сложных номинациях. За ними – «Лучшая информационная программа», «Лучший репортаж», «Лучший ведущий»…
Безумно рада, что в так называемой моей номинации «Интервью» (я обладатель статуэтки в 2007 году именно за умение задавать вопросы) лучшей стала Юлия Мучник. И заметьте, журналистка частной компании из Томска. Она обошла Познера, обошла Бергмана и Жандарева и выиграла. Вот вам профессионализм региональщиков. Она не просто расспросила одного из милицейских начальников, просто допросила. Еще из тенденций: мало программ о спорте, мало хороших ведущих, сложно говорить об аналитике там, где ее вовсе нет. Было представлено много программ на разных языках мира. Причем о наших, российских событиях. Кстати, федеральные каналы представляли среди лучших программ те, которые были посвящены страшным ЧП или терактам. Показывали, как умеют работать в экстренных ситуациях. По-хорошему, лучше бы таких программ просто не было.
— Ольга, скажите, отбор ведется честно? Или опять – все давно решено, куплено…
— Знаете, значимость премии «ТЭФИ», аналога которой за все годы ее существования не появилось, растет из года в год. Работ в этом году было очень много. Само голосование по определению  финалистов и победителей прошло за две недели до вручения. Каждый академик голосовал персонально. Сначала выбрали тройки. Потом бюллетени были переданы представителю международной аудиторской компании. Именно ее специалисты считали голоса и выявляли победителя в каждой номинации. Ну а сами результаты голосования объявлялись непосредственно на церемонии «ТЭФИ-2010». Так что все по-честному.
— Телевидение все время меняется. Мы говорим о современных технологиях, об эре цифрового телевидения… Но журналисты-то останутся?
— Современные технологии это всегда хорошо. Это движение вперед. Мы видео любого события уже через несколько не то что часов, порой даже минут можем сразу увидеть на сайтах… Плюс отличное качество. А цифра – новый способ доставки сигнала до потребителя. Каналов, конечно, будет гораздо больше. Уже сегодня у многих их десятки. Попробуй выбери, что посмотреть… А журналисты.. Конечно, останутся. Более профессиональные, более конкурентоспособные, более смелые, что тоже немаловажно.
Мария Андреева

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Приятно за "своих"!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Если Олю Тимофееву не похвалить, при удобном случае убьёт. Децибеломи и ультразвуковым диапазоном своего голоска
1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов