«Облик старого Ставрополя»

Наталья Буняева
В 2007 году крупнейшему городу и столице Ставропольского края исполняется 230 лет. Для южнороссийских городов это не самый большой, но вполне почтенный возраст. А если учесть, что около ста лет дореволюционного периода он являлся фактическим центром всего Предкавказья и с ним были связаны многие наиболее значимые события и явления в регионе, то особая важность Ставрополя не только для Северного Кавказа, но и для всей страны станет легко осязаемой. Датой основания города считается день начала строительства одной из десяти крепостей «первой правильной границы» на юге России на возвышенности в верховьях реки Ташлы 22 октября 1777 года (по старому стилю). Ученые и общественность давно уже отказались от временного предложения вести отсчет возраста города со дня учреждения Кавказской области (губернии) и присвоения Ставрополю городского статуса в мае 1785 года. Связь с крепостью, входившей в Азово-Моздокскую оборонительную линию на южных рубежах России, и затем с военной сферой вообще определила одну из важных сторон облика Ставрополя. Градообразующая роль крепости Роль Ставропольской крепости как источника и исторического градообразующего ядра города проявлялась в организационном, социально-функциональном, структурном и иных отношениях. Понятно, что данная крепость, как и другие российские укрепления на Кавказе, создавалась как военный объект с определенными целями и задачами. Но наряду с чисто военным назначением она изначально стала выполнять и другие функции. Уже во время развертывания работ по возведению крепостных сооружений к ним потянулись гражданские лица, участвовавшие в строительстве и обеспечении солдат и казаков продуктами питания и другими материалами. Создаваемая крепость была одной из самых крупных на Линии и могла служить хорошей защитой для крестьян-переселенцев и торговцев. Приезжали сюда и мирные местные жители из числа степных и горских народов Предкавказья. Они также были заинтересованы в обмене с русскими крестьянами и продаже своих изделий военным. То есть крепость стала фактором, обеспечивающим благоприятные условия для развития мирной жизни гражданского населения. При этом ситуация в это время была очень напряженной и основная военно-оборонительная функция была еще долго востребована. Имели место дерзкие рейды и акции немирных горцев, направленные на укрепления Азово-Моздокской линии. Поэтому не только солдаты и казаки должны были постоянно быть начеку, но и гражданские поселенцы вынуждены были прибегать к защите. Следует особо сказать и о «партикулярных» (гражданских), или «обывательских строениях» на внутренней территории крепости. Здесь проживали люди, обслуживающие военных - продавцы магазинов, мастеровые и т.п. В партикулярных кварталах, по-видимому, размещались и некоторые первые городские службы, проживали должностные лица раннего города. По крайней мере, с самого начала XIX века на крепостной территории располагалось уездное казначейство и денежный склад. В этом проявлялась роль крепости как административного центра. В границах крепостных рубежей со второй половины 1810-х годов действовало открытое в 1811 году Ставропольское уездное училище. В крепости находилась полковая церковь во имя Святителя Николая Чудотворца. Возле нее возникло первое Ставропольское военное кладбище, на котором хоронили преимущественно заслуженных офицеров. На месте демонтированной полковой церкви примерно в 1815 году был установлен каменный крест архаичного вида. Второй каменный крест на Крепостной горе появился в связи с преодолением ставропольцами вспышки чумы в 1816 году. Он стал одновременно и символом идеи строительства нового храма в восточной части крепостной территории. Данная идея возникла значительно раньше. Так определилось еще одно важное функциональное направление территории крепости и Крепостной горы – духовно-мемориальное. Мы не можем сейчас точно определить, изначально ли была выбрана та возвышенность, на которой затем появились крепостные объекты, или рассматривались другие варианты. Но время показало, что именно Крепостная гора оказалась наиболее удобной как для крепости, так и для возникшего возле нее населенного пункта. На плане 1787 года к югу от крепости показан достаточно крупный укрепленный участок застройки, думается, не совсем точно названный В.Г. Гниловским «аванкрепостью». Его конфигурация примерно соответствовала направлениям нынешних проспекта Октябрьской революции, улиц К. Хетагурова и Дзержинского. С южной, западной и восточной сторон нескольких кварталов на правом берегу Желобовки также шли рвы и валы. На их изгибах были бастионы. Боковые стены соединялись с основной крепостью линиями палисадов. Во фронтальной части с запада имелись ворота на защищенную территорию. Еще одни ворота были в северном окончании восточного палисада, вблизи основного входа на территорию крепости. Общая площадь, защищенная этими сооружениями, почти в два раза превышала территорию крепости. Градостроительная роль крепости отражена на серии ранних планов 1805, 1809 годов. Первые структурные элементы города были тесно связаны с оборонительным объектом. Объективно сложилось так, что гражданские строения и жилые кварталы стали сначала образовываться на допустимом и доступном расстоянии от крепостных оборонительных рубежей к югу и к юго-востоку от них. Местность с этой стороны была более удобной для проживания и отсюда проще всего было попасть внутрь крепости в случае опасности. Направление первых улиц было определено конфигурацией крепости и особенностями рельефа местности. Отставные солдаты крепости еще на рубеже XVIII - XIX веков стали селиться также к западу и юго-западу от крепостной территории, участвуя, таким образом, в формировании первой «Солдатской слободы», «Форштадта» и других районов с типичной планировкой по системе параллельных и перпендикулярных улиц. И после утраты своего непосредственного военного значения в 1810-е годы бывшая крепость и ее территория продолжали играть особую роль в развитии города. Имела продолжение ее функция, связанная с военной сферой. В 1819 году по инициативе главнокомандующего на Кавказе прославленного генерала А.П. Ермолова на базе упраздненной крепости создается комиссариатская комиссия и военно-вещевое интендантство для обеспечения снабжения частей Кавказского корпуса. Архитектурный комплекс интендантства совершенствовался в течение десятилетий и окончательно оформился к 1864 году. В течение почти всего XIX столетия на Крепостной горе располагались главная гауптвахта и военная комендатура. К концу 20-х годов XIX века облик крепостной территории существенно изменился. Но все же и в то время образ крепости продолжал просматриваться. В журнале «Северный архив» за 1828 год давалось краткое ее описание: «На горе, довольно возвышенной, находится старая крепость, которая окружена с одной стороны земляным валом, а с другой – ограждена от природы весьма крутою глубокою рытвиною, внизу которой протекает река». И позже посетители города, описывавшие его в своих путевых заметках, рассказах, воспоминаниях, обращали внимание и на остатки крепости, размещавшиеся на самой выгодной для осмотра всего Ставрополя возвышенности. С продвижением центра города в южном и западном направлениях положение Крепостной горы осталось ключевым как в структурном, так и функциональном отношениях. Административно-управленческая функция проявлялась в том, что структуры и службы управления размещались в большинстве своем на первой центральной улице на южных склонах Крепостной горы, а в непосредственной близости от Комиссариатства обосновались полицейское управление и пожарная часть, для которых в начале 1840–х годов были построены капитальные здания, сохранившиеся частично до наших дней в перестроенном виде. Перед городскими присутственными местами, а с 1849 - 1850 годов новым зданием городской Думы на склоне Крепостной горы продолжала сохраняться площадь, возникшая еще на рубеже XVIII – XIX веков. Духовно-мемориальная функциональная линия продолжилась в середине XIX века и в последующий период. После учреждения в Ставрополе центра Кавказской епархии (1843 г.) на Крепостной горе начал строиться кафедральный Казанский собор (1847 г.), а затем и крупнейшая на Северном Кавказе колокольня (1867 г.). Историко-мемориальная ценность Крепостной горы возрастала по мере того, как многие великие россияне: А.С. Пушкин, Н.Н. Раевский, М.Ю. Лермонтов, А.С. Грибоедов, Н.И. Пирогов, Л.Н. Толстой и другие, посещая Ставрополь, не обходили вниманием и остатки старой крепости. Ко дню 100-летия памяти А.В. Суворова в 1899 году здесь был установлен мемориальный «Суворовский крест». События сложного XX века также оставили свои отпечатки на Крепостной горе. Не обошли ее последствия революционных взрывов, гражданского противостояния и острой общественно-политической борьбы... В год очередного, теперь - 230-летнего юбилея города особенно актуальными являются вопросы сохранения структурного ядра и основной исторической святыни Ставрополя – Крепостной горы. Продолжение следует.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов