«Охотники, готовьте кошельки!» Изменения в законодательстве, регулирующем вопросы охоты и охотничьего хозяйства

«Охотники, готовьте кошельки!» Изменения в законодательстве, регулирующем вопросы охоты и охотничьего хозяйства

В российском законодательстве, регулирующем вопросы охоты и охотничьего хозяйства, в последнее время произошли довольно значительные изменения. В 2009 году Государственной Думой РФ был принят Закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». С 1 апреля 2010 года этот закон вступил в действие.

В связи с этим у любого человека, неравнодушного к охоте, возникает справедливый вопрос: «А что же изменилось после вступления в действие этого закона и как эти изменения коснутся каждого из нас? — с этого и началась беседа корреспондента «Вечернего Ставрополя» Валерия Манина с председателем Ставропольского межрайонного общества охотников и рыболовов Виктором Ерохиным.

 

— Наиболее важные, по моему мнению, изменения произошли в принципах «закрепления» охотугодий, то есть процедуре передачи охотничьих угодий в долгосрочную аренду каким-либо организациям или индивидуальным предпринимателям, — сказал В. Ерохин. — Ранее, когда вышеуказанные вопросы регулировались Законом «О животном мире», охотничьи угодья предоставлялись в аренду (долгосрочное охотопользование) на основании конкурса. Новый закон устанавливает, что угодья передаются в аренду (по охотхозяйственному соглашению) исключительно по результатам аукционов. Таким образом, если раньше конкурсная комиссия, созданная при краевом правительстве, отдавала предпочтение тому претенденту на владение угодьями, который оказывался лучшим (материально-техническое оснащение, наличие профессиональных кадров, опыт работы в данной сфере и т.п.), причем принималось во внимание и мнение местного населения, то теперь арендатором охотугодий на срок от 20 до 49 лет может стать тот, кто предложит на аукционе большую сумму за право заключения договора аренды.

Именно этим способом наши законодатели рассчитывают привлечь инвестиции в отрасль. Задумка вроде бы благая. Но при более внимательном изучении законодательного акта выявляется и обратная его сторона. Причем сейчас трудно спрогнозировать, какая из них окажет большее влияние на развитие охотничьего дела в стране. Весьма вероятно, что на аукционе самые лучшие угодья могут быть выкуплены не любителями охоты, а людьми бизнеса и станут недоступными для основной массы простых охотников. То есть не исключено, что с охотой произойдет то же, что за последние годы случилось с рыбалкой: в крае масса водоемов, но далеко не на каждом можно посидеть с удочкой даже и за деньги.

— Так уж и кинутся бизнесмены скупать наши степи, горы и водоемы. Ведь не во всех же местах обилие дичи. А зачем им пустая земля? Что ни говори, а денежки олигархи считать умеют.

— Естественно, далеко не на все угодья найдутся покупатели, но наиболее ценные участки наверняка уйдут с молотка. Сейчас большая часть угодий в крае закреплена за общественной организацией охотников до ноября 2011 года. А после этого срока они, в соответствии с законом, должны быть выставлены на аукцион. Вряд ли у общества охотников, живущего за счет членских взносов и реализации путевок, хватит денег для того, чтобы тягаться на аукционе с обладателями тугих кошельков…

— Простите, Виктор Михайлович, но, как показывает ситуация с рыбалкой, в частных хозяйствах, как правило, оказываются более качественные услуги хотя и по более высокой цене. Те, кому стоимость охотничьих услуг в частных хозяйствах окажется по карману, пожалуй, даже выиграют в данной ситуации…

— Я этого не исключаю. Но много ли в среде олигархов охотников, желающих отдохнуть не на африканском сафари, а на родине? Да на все Ставрополье наберется не более сотни. А как же быть наиболее многочисленной массе простых охотников, как сохранить для себя и своих детей и внуков такое привычное право на охоту? Как не допустить такой же ситуации с охотничьими угодьями, какая сложилась с водоемами и рыбалкой?

— Но ведь законом предусмотрено, что не менее 20% охотничьих угодий в каждом районе должны быть выделены в категорию «общедоступных». Охота там будет бесплатной…

— Давайте уточним — не совсем бесплатной: за получение разрешения все же предусмотрена госпошлина в размере 400 рублей. Вроде бы немало, но это не идет ни в какое сравнение с тем, что придется выкладывать охотникам за отдых в частном охотхозяйстве.

Но дело не только в наличии платных разрешений на охоту. Дело в том, что общедоступные угодья могут и не вместить всех желающих, поскольку имеется определенная пропускная способность, которую нельзя превышать. Да и дробление единого доныне охотничьего хозяйства в одном районе на 5 - 10 независимых друг от друга частных хозяйств вряд ли будет удобно для охотников. У каждого хозяина угодий надо будет приобретать отдельную путевку, таким образом, для охоты в разных частях своего же района придется иметь не одну, как сейчас, а несколько путевок.

— Но для краевого общества охотников законом предусмотрено право получить угодья, минуя процедуру аукциона.

— Действительно, такое приоритетное право заключения договора аренды охотугодий (охотхозяйственного соглашения) на срок от 20 до 49 лет предоставляется тем организациям, у которых в настоящее время действуют ранее выданные долгосрочные лицензии (документ на право аренды угодий). Мы уже упоминали, что у Ставропольской краевой общественной организации охотников такая лицензия действительна до ноября 2011 года. То есть за охотниками пока сохраняется и право получить угодья без аукциона. Однако для получения права и в дальнейшем пользоваться угодьями краевому обществу охотников и рыболовов в бюджет единовременно необходимо внести определенную сумму, рассчитанную по принципу как произведение величины площади угодий на ставку платы за гектар.

Для Ставропольского края такая ставка составляет 10 рублей за 1 гектар. Арифметика несложная: за угодья среднего по размеру района (площадью 250 тыс. га) надо заплатить порядка 2 млн рублей (если 50 тыс. га (20%) отойдет в «госрезервфонд»).

Согласитесь, сумма весьма немалая, и общество охотников на сегодня такими средствами не располагает. Однако это гарантия, что без риска проигрыша на аукционе можно будет получить в аренду охотугодья как минимум на 20 лет. Причем эта сумма платится всего один раз, а не ежегодно. А если будут угодья, то будет и гарантия охоты в них, при этом по ценам, которые регулируются самими охотниками через избранные ими советы районных обществ.

— Виктор Михайлович, исходя из количества охотников в крае, какую сумму должен срочно внести каждый, чтобы сохранить за обществом право на угодья, а значит, и право на охоту?

— Действительно, для того чтобы в изменившемся правовом поле сохранить общество охотников и не растерять охотугодья, на сегодняшний день существует единственный легитимный путь – собрать необходимые средства. В крайнем случае, если удастся собрать лишь часть необходимой суммы, то можно будет получить без аукциона наиболее ценные угодья, которые станут «лакомыми кусками» во время торгов (водно-болотные угодья на Маныче, Дадынские озера и т.д.). В каждом районе наверняка есть такие участки, которые привлекут бизнесменов, и именно их обществу охотников следует постараться получить, минуя аукцион, то есть заплатив один раз по 10 руб. за гектар.

— И все-таки хотя бы приблизительно, о какой сумме может идти речь?

— Пропускная способность наших угодий такова, что для одного охотника необходимо как минимум 200 гектаров. Поэтому необходимо внести по 2 тысячи рублей. Деньги вроде бы немалые, но если учесть, что это позволит каждому заплатившему получить в пользование те самые минимальные 200 гектаров угодий на срок, как уже говорилось, от 20 до 49 лет, то выглядит совсем не страшно.

Более того, в соответствии с постановлением Совета СКОООиР деньги, собранные охотниками, могут быть израсходованы только на получение угодий в аренду. Если по каким-то причинам это сделать не удастся, то каждому охотнику его 2 тысячи будут возвращены, что прописано в договоре, который организация заключает с каждым вносителем денег. Также в договоре прописано и то, что охотник, внесший деньги, получит гарантии на неизменность цен на путевки, а также взносы в течение трех лет. То есть для людей, заплативших деньги, цены не будут повышаться три года.

Но заключение договора аренды угодий (охотхозяйственного соглашения) налагает на арендатора целый ряд обязательств: учет численности животных, содержание определенного штата работников и т.п., что не позволяет обещать людям абсолютно бесплатную охоту, так как общество охотников существует именно за счет ежегодных членских взносов и доходов от продажи путевок.

— Судя по всему, вопрос: «Где, у кого и на каких условиях будем охотиться завтра?» - стоит сегодня, как никогда, остро. Но в то же время нельзя отрицать, что сейчас у охотников накопилось немало претензий к самим обществам охотников. Многие из них абсолютно справедливы. Может быть, есть смысл, воспользовавшись создавшейся ситуацией, критически оценить деятельность общества в целом, определить наиболее болевые точки и решить, есть ли резон в изменяющееся завтра тащить с собой отжившее вчера?

— Абсолютно верно, недостатков в деятельность общества — выше крыши. Но надо признать, что они не носят системного характера, а являются рабочими моментами, которые могут и должны решаться именно на общих собраниях, поскольку общество охотников – это структура с коллективным, выборным управлением.

Между тем сохранение обществ охотников и закрепленных за ними угодий – это на сегодня единственная гарантия сохранения и права на охоту по доступной цене, причем как минимум на ближайшие 20 лет. Поэтому, вкладывая деньги в охотничье дело сейчас, давайте оценивать эту жертву не только с позиций сегодняшнего дня, но и будущего.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов