Оккупированный Ставрополь глазами очевидца

Оккупированный Ставрополь глазами очевидца
Как жили люди в оккупированном Ставрополе, что они переживали? Отвечать на этот вопрос, опираясь на учебники истории, смысла нет. Их страницы доносят до нас лишь cухую статистику. Моя бабушка Прасковья Прокофьевна Иванова пережила оккупацию города. Полгода ужаса и кошмара. «Жить в оккупированном городе невыносимо. На душе постоянное смятенье. Враг топчет родную землю, убивает, насилует, грабит. Люди в страхе боятся выйти из дома. Шаг в сторону - тебя нет. Все сводится к одному: к страху за жизнь ребенка. У меня тогда первый сын был еще младенцем. В этих условиях начинаешь понимать, что жизнь человека хрупка и бесценна». Эти слова Прасковья Иванова произносила со слезами на глазах. 

В августе 1942 года город жил, как и вся страна, на военном положении. Моя бабушка работала лаборанткой в медицинском институте. Его готовили к эвакуации. Уехать с институтом она не смогла, да и не пожалела об этом. Железнодорожный состав разбомбили.

Нападение на город было неожиданным. Третьего августа все началось с бомбежки. Бомбили маслозавод, вокзал, город. Во время нее погибло немало людей. «После, - рассказывает бабушка, - я с подружкой пошла искать ее мужа. Взору представилась ужасная картина. Убитые взрослые и дети лежали на дороге, раненые мучились в предсмертной агонии. На дорогах были перевернутые телеги, туши лошадей, удушающий дым, кровь. Постепенно мы дошли до больницы. Туда сносили раненых и убитых. Пришлось зайти. То, что я увидела там, запомнилось на всю жизнь. Умирающая женщина с изуродованными телами младенцев, своих детей, на руках. Я от ужаса прижала к себе своего сына Юру. Находиться там не было сил. Выйдя, я отправилась домой. Тогда мы с сыном жили на улице Мойка, 1, ныне - Краснофлотская. Мой муж был на фронте. Зимой 1943 года он получил тяжелое ранение. Год пролежал в госпитале. В сорок четвертом вернулся домой без ноги».

В два часа дня фашисты вошли в город. Первые дни были ужасны. Грабили, убивали, насиловали. Слухи о зверствах ползли по городу. Спустя несколько дней стало спокойнее. Фашистское руководство стремилось наладить порядок. На столбах появились надписи на русском о том, что в случае разбоя со стороны немецких солдат горожанам необходимо обращаться в комендатуру. «В первый день оккупации запомнилась танковая колонна, подъехавшая к моему дому. Напротив был лес, перед ним – опушка. Ее немцы решили использовать, как место для лагеря. Но перед этим, опустив стволы танковых орудий на уровень груди, они обстреляли его. Наверное, боялись партизан. Немцев встречали по-разному. Жил на нашей улице адвокат. Я не помню его имени. Он встречал фашистов хлебом, солью. Спустя полгода, с приходом Советской Армии, он исчез.

В городе немцы планировали оставаться всерьез и надолго. К ним даже жены начали приезжать. Мостили улицу Льва Толстого. На работах были задействованы русские военнопленные. На них без слез смотреть было нельзя. Иногда жители делились с ними скудными запасами хлеба. Дашь маленький кусок хлеба одному, а он возьмет и поделится с товарищами. Вот какие русские люди. В любой ситуации друг за друга.

Отступали немцы неожиданно. Как я говорила, недалеко от моего дома стоял немецкий лагерь. Подъехали машины, немецкие солдаты начали грузить ящики, разбирать палатки. Я в это время стояла во дворе. Вдруг подошел немец и говорит на ломаном русском: «Матка, подойди сюда». Я испугалась. Подумала, ну все, останется мой Юра один. Подхожу, а фриц мне показывает карточки своей семьи. Потом достал фотографии Гитлера и Сталина, взял их в правую и левую руки, ударил между собой: мол, эта война не их, а двух вождей. Развернулся и пошел в машину. Ушли они быстро», - говорит Прасковья Иванова.

Вскоре после ухода немцев в город вошла армия. Следом шли партизаны: худые, грязные и оборванные, в серых бинтах. Люди протягивали им еду. А они шли, не брали ее, отказывались. Скорее всего, им не разрешали. Или они просто понимали, что жителям самим есть нечего.

После, как враг ушел, жить стало спокойнее. Конечно, кругом стояла разруха. С тех пор прошло шестьдесят семь лет, город отстроился, многое поменялось. Но главное не это. Важно, чтобы новые поколения не забывали про Великую Отечественную войну, чтили память тех, кто остался на полях сражений.

Егор ИВАНОВ.

Фото автора.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов