Олюшка…

Владислав Секачев

 

 

Олюшка…

Когда в редакцию приходят такие письма, как-то сразу забывается, что нынче все кому не лень ругают школу. Ее то и дело безжалостно реформируют, а учителям по-прежнему непросто живется — в первую очередь, материально.

На февраль обычно приходится время вечеров-встреч, и это письмо сегодняшнего москвича Романа Запаренко стало как бы репортажем и очерком об Учителе Ольге Николаевне Виноградовой. Она и сейчас работает в той же самой школе, где и начиналась, по сути, ее педагогическая карьера. Здесь Ольга Николаевна много лет была заместителем директора по воспитательной работе, здесь у нее учились молодые коллеги быть «самой классной классной», здесь она получила звания «Почетный работник общего образования РФ», «Ветеран труда». А теперь эстафетную палочку приняла у Ольги Николаевны ее дочь — Елена Владимировна Маскина, которая тоже работает зам. директора по воспитательной работе. Можно сказать, педагогическая династия в действии! А у самой Ольги Николаевны педагогический стаж — 49 лет, и только в 21-й школе за ее плечами пять выпусков — при ее классном руководстве…

 

«Все мы были ужасно взрослыми»

Начинать как-то трудно. Очень много мыслей, и хочется ничего не упустить. Но я расскажу о людях, окружавших меня в детстве и юности. Вернее, о Человеке. Да-да, именно так – с большой буквы…

Что понимает мальчишка в 9—10 лет? Лично я, заканчивая третий класс Ставропольской средней школы № 21, считал, что понимаю в этой жизни практически все. Была какая-то совершенно непонятная взрослая жизнь, и вот когда я делал что-то «взрослое», как мне казалось, я был страшно горд собой и знал, что именно так все взрослые и поступают. И это было понятно. А еще совершенно точно было понятно, что ближайшие семь лет придется учиться и что это почти столько же, сколько тебе лет сейчас. Словом, все мы были ужасно взрослыми, и каждый боялся признаться в страхе перед неизвестным. Было только как-то неуютно осознавать, что вот скоро уроков станет больше, что вместо одного такого родного кабинета, где проходили чтение, математика и труд, кабинетов станет больше, а самое главное – станет больше учителей. И все они будут разные. И только один из них, как нам объяснили, будет нашим классным руководителем, от которого все будет зависеть в дальнейшем. И от этого становилось еще как-то страшней.

И вот как-то к нам, тогда еще в третий класс, зашла какая-то незнакомая учительница и нам совершенно буднично сказали: «Знакомьтесь, вот ваша новая классная мама – Ольга Николаевна Виноградова».

В детской памяти остались безукоризненно уложенные в высокую прическу светлые волосы, простой, но какой-то особенный костюм. И еще пахнуло добротой…

Мне кажется, каждый из учеников нашего класса должен был запомнить в первую очередь ее лицо – столько в нем было доброты и любви. Это потом мы научились определять по лицу ее настроение, видеть в нем строгость, но все же определяющим чувством в нем всегда была любовь. Она и сердиться-то на нас никогда не умела всерьез, по-моему. Вернее, сердилась-то всерьез, и нам всегда было стыдно, когда мы слышали ее гневные речи по поводу наших очередных проступков и шалостей. Но всегда было понятно, что нас любят, простят. От этого было как-то еще гаже.

В общем, самым главным было, чтобы Олюшка – так мы прозвали нашу Ольгу Николаевну — не узнала в случае чего. Нам безумно не хотелось ее расстраивать, потому что мы знали: защищать каждого из нас она будет даже тогда, когда неправота будет очевидной, как, впрочем, знали и то, что нам сильно потом влетит от нее же самой. И самое главное, когда она нас ругала, в душе не возникало злости. Никогда. В смысле, злость на себя была, а ругала она нас не обидно. Даже наши самые отпетые спорщики в самые свои отчаянные минуты не отстаивали перед ней своего «я», как это обычно бывает. Она не подавляла, не давила интеллектом, она просто нас любила. Мы были ее детьми, и мы это знали.

«Это — мои…»

Я часто вспоминаю наш класс. Все мы были очень разными. Но к каждому из нас Ольга Николаевна сумела найти ключ, никто из нас не был обделен ее вниманием и любовью. Вернее, это не совсем так. Правильнее сказать, что, однажды войдя в состав нашего класса, любой ученик становился с этого момента ее ребенком. И продолжает им быть до сих пор.

Не уверен, что мои оценки детства, нашего класса и вообще школьных лет могут быть объективными. Потому что школьная пора — у каждого своя и единственная. Но, на мой взгляд, в этом ее прелесть и заключается. Кто-то назовет мою историю самой обычной. Но я точно знаю: для каждого из моих одноклассников наша школа и наш класс стали одним из самых ярких и значимых событий в жизни. И, пожалуй, эта яркость связана именно с тем, что в обычной средней школе провинциального города нашим родителям и учителям удалось сотворить то самое маленькое чудо, которое называется детством для детей.

А знаете, наш класс, что называется, «гремел» в городе и крае. И медалистов в нашем 10 «А» было семеро. Судите сами – много это или мало. И нам нравилось хорошо учиться и вместе проводить время – будь то первая дискотека, концерты рок-групп или просто посиделки на лавочке. Мы были безумно счастливы, когда каждый год ездили вместе на экскурсии по разным городам, пололи грядки и собирали клубнику в местных совхозах. Всего, конечно, не перечислить. И про каждое такое событие можно рассказывать часами. Но всем этим детским и юношеским счастьем мы обязаны прежде всего ей – нашей Ольге Николаевне.

А еще я помню гордость, которая светилась в ее глазах, когда наши коллективные или индивидуальные успехи становились достоянием общественности. Она тогда говорила: «Это – мои…» И, кажется, мы готовы были все отдать за эти ее глаза.

И стыдно, и гордо…

А еще я помню, как впервые в своей жизни получил из ее рук честно заработанные мною вместе с одноклассниками свои собственные деньги. Я помню первые ее уроки жизни… Мне кажется, что задача Учителя именно в этом. Научить быть в жизни человеком. И это у нее получилось.

У Ольги Николаевны всегда все получалось. Ее всегда любили и любят ученики, уважают коллеги. Все школьное «приусадебное» хозяйство держалось на ней. Конечно, ведь по-другому у учителя биологии и быть не могло. И нам невдомек было, сколько сил ей это стоило, потому что она никогда этого не показывала. Учитель – это призвание, теперь я это понимаю. Это – про Ольгу Николаевну. И как-то не хочется, вернее, ужасно стыдно, лично мне стыдно, вспоминать про скромную учительскую зар-плату. Мне стыдно за страну, хотя я и люблю ее всем сердцем. Но одновременно я еще и горжусь. Я горжусь, что у нас есть такие Учителя, как Ольга Николаевна, и мне хочется, чтобы мы никогда не уставали кланяться им.

«Семейный» альбом

Нам сейчас уже всем за 40. У всех своя жизнь. Но время от времени мы все приходим к Ольге Николаевне в гости. Там живет наше школьное детство. В альбомах, которые она собрала, в старых классных журналах. В оценках, наших фамилиях, именах и отчествах наших учителей. Каждый предмет и учитель – история. Мы каждый раз знаем, что за уютным, с любовью накрытым столом, обязательно с каким-нибудь своим фирменным блюдом и сервизом, подаренным каким-то из выпусков, Ольга Николаевна обязательно расскажет нам какой-нибудь забытый случай из нашей жизни. А скорее всего, случай будет не забытый, но оцененный уже по-другому. И эти две мои оценки – меня — взрослого и меня – ребенка, конечно же, будут разные и заставят меня о чем-то в очередной раз задуматься, что-то взвесить. Тут мы отмечаем свои вехи. Школьные альбомы разрослись: в них появились фотографии жен, мужей, детей. Этот «семейный альбом» Ольги Николаевны все время пополняется, а моя дочь вспоминает уже Бабушку Олю и ее пироги и конфеты.

Уроки неравнодушия

Когда я приезжаю в родной город, я тоже всегда обязательно захожу к ней в гости. Путь мой обычно лежит мимо моей школы – как в детстве. Я прохожу и смотрю на такую родную и изменившуюся школу. Вот развалины теплицы, где Ольга Николаевна выращивала такие красивые цветы. Вот березовая аллея. Деревья выросли вместе с нами. Вот три окна на втором этаже – ближе к краю. Там прошли семь незабываемых лет. Когда-то эти окна были чуть скрыты вершинами елей. Сейчас — одни обрубки и ямы. Говорят, что красавиц, которые были гордостью школы, выкорчевали бульдозером. И еще говорят, что дети и учителя выходили пикетом на эти бульдозеры. На глазах Ольги Николаевны блестят слезы, когда она вспоминает эти события. А я – тоже сквозь слезы - думаю о том, как повезло сегодняшним ученикам иметь таких Учителей. Это и есть их самые главные уроки — быть неравнодушными. Быть в ответе за свою жизнь. Только бы суметь их запомнить и выучить.

И, кажется, я готов так просидеть у нее в гостях вечность – за чаем или каким-нибудь необычайно вкусным вином, которое хранится у нее для дорогих гостей. И мне всегда очень хочется сказать: Дай Вам Бог, Ольга Николаевна. Дай Вам Бог…

Роман ЗАПАРЕНКО, выпускник МОУ СОШ № 21 1987 года.

 

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Образование»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов