Он был воином

Елена Павлова
На десять-пятнадцать минут мир, казалось, замер. Застыли по обеим сторонам дороги машины, молчали люди, стоявшие на обочинах. К склоненному флагу у входа в управление ОМСН была прикреплена черная лента. Через дорогу медленно двигалась траурная процессия.

В субботу в Ставрополе прощались с подполковником Олегом Воронцовым, погибшим в минувший четверг при штурме дома в селе Ямангой. Об этом боестолкновении и ситуации в Нефтекумском районе вы читали в прошлом номере «Вечернего Ставрополя» в материале «Отравленные гнилой водой».

... На тротуар, на полотно трассы падали гвоздики. За гробом несли венки. «Боевому другу», «Боевому товарищу»... Подполковник Воронцов был заместителем командира отряда милиции специального назначения (или как до сих пор по привычке называют это спецподразделение -

СОБРа). Друзья его звали по-свойски - Петрович. Говорят, был он замечательным человеком, очень добрым, всегда улыбчивым и открытым в общении. Правда, замечают, в работе менялся. Еще бы - когда в 1994 году создавался специальный отряд быстрого реагирования, Олег Воронцов прекрасно понимал, с кем ему предстоит воевать. Сам он родом из Грозного, так что потенциального противника изначально себе представлял. И воевал с ним доблестно и честно все 11 лет. «Горячие командировки» в его работе случались частенько.

- Всю Чечню прошел! - сказал мне один из его друзей. - В штурме Грозного участвовал! А тут...

Тут, то есть в Ставропольском крае, тоже не единожды образовывались локальные точки кипения. И СОБР в этом котле оказывался на линии огня. В Нефтекумском районе в последнее время приходилось работать тоже неоднократно.

- Ямангой... Опять Ямангой, - произнес кто-то за моей спиной. Я оглянулась. По взгляду поняла, что парень рассказывать ничего не будет, но название этого селения для него нарицательно.

Населенный пункт в три тысячи жителей и, правда, проблемный. Практически мононациональный - ногайский. Среди вполне добропорядочных селян до поры до времени притаились и те, чьи помыслы ни с добром, ни с порядочностью несовместимы. Такие есть и среди представителей издавна проживающих здесь родов, и среди так называемых беженцев, переселившихся на Ставрополье из Чечни во время первой или второй войны. Одним из таких переселившихся и был гражданин Ажмамбетов, уничтоженный в ходе штурма в минувший четверг. Дитя смешанного брака - получеченец-полуногаец, прибывший из станицы Шелковской на жительство в Ставропольский край, уже из Ямангоя призванный в армию и демобилизовавшийся в 2004 году. Вполне возможно, что служил он неплохо и специализацию гранатометчика осваивал кропотливо. Ибо понимал: военные навыки лишними не будут - мозги ему, похоже, зашорили пропагандой еще на «исторической родине». После армии он пробыл в Ямангое недолго и куда-то пропал. Обозначился в селе совсем недавно.

Эти факты из биографии уничтоженного боевика я знаю со слов начальника Нефтекумского РОВД Николая Рогачева. Он же рассказал о деталях штурма дома 37 на улице Ленина, ставшего последним для подполковника Воронцова.

- Эту группу мы отслеживали. С начала месяца - несколько убийств и покушение. Мы понимали, что боевики продолжат активную деятельность. Не буду вдаваться в подробности, как нам удалось установить дом, ставший местом их базирования. К проведению спецоперации были подключены силы нашего РОВД и Ставропольского ОМСН.

- В сводке по факту штурма была названа некто Осмаева, хозяйка дома, который впоследствии выгорел целиком. Почему она приютила бандитов?

- Она временно проживала на другом конце села, дом пустовал. Боевики этим воспользовались, вскрыли дверь и разместились там со всем арсеналом.

- Изначально планировалась только спецоперация по задержанию?

- Да. Однако ситуация получила иное развитие. В самом начале операции в оконном проеме появился гражданин, задержанный впоследствии как пособник бандитов. И они тут же открыли огонь. Эффект внезапности был утрачен. Дом пришлось штурмовать.

Итог штурма известен - к тридцати обезвреженным за последние три года участникам незаконных вооруженных формирований, действовавших на территории Ставрополья, в свой послужной список Нефтекумский РОВД и спецподразделения края могут добавить еще двух уничтоженных и двух плененных бандитов. Далось это дорогой ценой - ценой жизни подполковника Олега Воронцова, как всегда, первым оказавшегося на линии огня.

Те, кто был рядом с ним в этом бою, удрученно разводят руками: его столько раз спасал бронежилет... А тут пуля вошла как-то сбоку, под жилет, когда Олег пытался высадить стекло. Он еще некоторое время жил. Его даже удалось довезти до больницы. Но задеты сердце и позвоночник, ранения оказались несовместимыми с жизнью...

- Вы хорошо знали Олега Петровича? - спросила я Николая Рогачева.

- Конечно. Столько раз он с ребятами на помощь нам в районе приходил. Настоящий офицер... Настоящий человек...Полный сил - 44 года всего. Семью любил очень. Сына вот недавно в армию проводил. Мать осталась...

На мать было страшно смотреть. Сгорбленную и почерневшую, ее даже не вели, а несли под руки друзья сына.

А друзей у Олега Петровича было много. Говорят, он словно торопился жить. Может быть, поэтому на всех находил время. Любил компании, любил горы, с готовностью откликался на просьбы позаниматься с мальчишками-сорванцами. Есть такая группа подростков, которых под крыло взяли офицеры летного училища, чтоб от улицы отвлечь и дурного влияния их неблагополучных семей, а заодно - и армейским навыкам обучить. Вот подполковник Воронцов и помогал им освоить некоторые тонкости спецназовской науки. Без всякого вознаграждения - просто от души. Короче, хорошим он был человеком.

Друзьям было трудно говорить, да и не до рассказов в такой-то момент.

- Воином он был, - темноволосый парень сглотнул стоящий в горле ком. - Так и напишите: воином... Он не обидится...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов