Он стал художником... в ГУЛАГе

Ольга Метёлкина

Он стал художником... в ГУЛАГе
Некоторые современные психологи утверждают, что человек не должен задерживаться на одном месте работы более пяти лет. Единственная запись в трудовой книжке не отражается положительно ни на специалисте, ни на его работе. Интересно, что бы сказали эти психологи, узнав, что художник-реставратор Лев Николаевич Бюлль остается верен Ставропольскому государственному музею-заповеднику вот уже 55 лет?.. 

Недавно в одном из его залов открылась выставка, посвященная юбилею мастера «Автопортрет в музейном интерьере». Предметам, рисункам, картинам этой биографической экспозиции было заметно тесно в четырех стенах. Организаторам хотелось отразить очень многие события 85-летней жизни юбиляра. Так же, как показать многочисленные его работы. Вот и получилась музейная экспозиция с экскурсом в политическую историю России и художественное творчество Льва Бюлля.

Но при чем здесь политика? А дело в том, что в 41-м году 17-летним юношей он пришел на призывной пункт, чтобы отправиться воевать с фашистами, а вместо этого его отправили по этапу. Причиной тому послужили фамилия и немецкие корни. В итоге Лев Николаевич десять лет провел в «исправительных» учреждениях ГУЛАГа. Многолетняя ссылка осталась не только в памяти Л. Бюлля, но и в его творчестве. Он делал рисунки карандашом, документально запечатлевая лица заключенных, таежные пейзажи и бесхитростную этнографию Ныроблага. Не имея специального образования, но будучи одаренным от природы, Лев Николаевич Бюлль рисовал, писал стихи и, несмотря на невыносимые условия, сумел сохранить человеческое лицо.

После освобождения из заключения коренной москвич Лев Николаевич Бюлль по тогдашним законам не мог вернуться в столицу и направился в Ставрополь. Он долго не мог найти работу. Только через год удалось устроиться в художественную мастерскую крайсправки на место уволившегося по собственному желанию Павла Моисеевича Гречишкина. Потом Лев Николаевич перешел в Центральный парк культуры и отдыха. И наконец, в 1954 году судьба привела его в Ставропольский краеведческий музей.

Специальность реставратора по-своему уникальна. Им может стать не каждый даже опытный художник. Здесь мало мастерски владеть техникой, необходимо проникнуть в самую суть художественного замысла автора работы, нуждающейся в реставрации. Лев Николаевич возвращал к жизни совершенно «убитые» «единицы хранения», на которые без него, наверное, давно бы махнули рукой. Кстати, на выставке «Автопортрет в музейном интерьере» на снимках можно увидеть, какими были некоторые документы, фотографии, картины, иконы до реставрации и сравнить, какими они стали после нее.

Если в музее заходила речь о восстановлении старых, чрезвычайно потертых карт или плакатов, то за помощью всегда обращались исключительно к Льву Николаевичу. Он не только умеет восстанавливать подобные документы, но и делает копии, практически неотличимые от оригиналов. Коллеги рассказывают курьезный случай, когда родственница Г. Лопатина чуть не потеряла дар речи, увидев в экспозиции, посвященной ее знаменитому предку, том не менее знаменитого первого издания «Капитала» Маркса в русском переводе. Она разглядела, что книга, переданная ею на хранение в музей, прибита гвоздем к деревянной подставке! Каково же было удивление, когда ей показали абсолютно невредимый раритетный фолиант. В витрине же находился муляж, идеально выполненный Львом Николаевичем Бюллем. Он сумел абсолютно точно скопировать все особенности титульного листа книги и даже еле заметные пятнышки и потертости на бумаге.

Немало сделал Лев Николаевич и для музеев Карачаево-Черкесии. Вместе с местными специалистами он с нуля создавал экспозиции областного краеведческого музея, проектировал и выполнял экспозицию мемориала защитникам перевалов Кавказа в Кобанском ущелье, Музей альпинизма и туризма в усадьбе И. Крым-Шамхалова.

Одним из самых удачных «произведений» Льва Николаевича, реализованным в соавторстве с супругой Лидией Тимофеевной, можно считать их дочь Викторию. Она пошла по стопам отца и стала художником, мастером гобелена. Кстати, благодаря Виктории Львовне семья Бюлль породнилась с династией живописцев Аксировых из Нальчика. Муаед Аксиров, свёкор Виктории — первый профессиональный художник Кабардино-Балкарии. Её муж Михаил Аксиров — необычайно самобытный мастер живописи. С творчеством семьи Аксировых ставропольские любители искусства уже хорошо знакомы, бывали на их выставках. На дочери Виктории и Михаила Тамаре природа решила не отдыхать — внучка Льва Николаевича тоже профессионально занялась изобразительным искусством.

Есть у Льва Бюлля и ученики. С самой вдумчивой и преданной из них — Галиной Пирущей - он много лет работает в музее-заповеднике. И хотя Галина Николаевна уже давно стала профессионалом, всегда прислушивается к советам своего наставника. А иначе и быть не может. Потому что таких уникальных людей, как Лев Николаевич, еще поискать надо...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов