Они живы, пока мы помним…

Наталья Ардалина

Они живы, пока мы помним…

Память - великая штука, особенно когда она подкреплена большой любовью. Память о любимом, погибшем в бою с бандитами, одновременно и тяжела, и радостна, потому что в памяти он всегда с тобой, и не остается в воспоминаниях ничего плохого, кажется, все было замечательно… А может, и не кажется, и все действительно было замечательно, просто потому, что он был рядом, готовый поддержать в трудную минуту, строил планы на будущее - будущее, которому не суждено было случиться.

Боец Ставропольского СОБРа Вадим Занкевич погиб в бою с бандитами в Нефтекумске пять лет назад - 14 марта 2007 года. Фактически операция началась накануне, когда около девяти часов вечера бойцы отряда, еще не успевшие добраться домой, получили приказ возвращаться. К 10 часам группы были собраны, получали вооружение, боеприпасы. Информация о поставленной задаче доводилась уже в пути.

Оперативники установили, что в одном из домов микрорайона Камыш-Бурун города Нефтекумска укрываются два или более участников незаконных вооруженных формирований. Собровцы заняли позиции ранним утром: дом был блокирован, район оцеплен, трасса перекрыта, местных жителей постарались потихоньку вывести из опасной зоны.

Первого из боевиков удалось локализовать еще до начала активной фазы операции - он нес продукты во времянку, где укрылся второй бандит, тут-то его и взяли. Второй боевик в ответ на предложение сдаться открыл огонь.

Они живы, пока мы помним…

Один из бойцов штурмовой группы оказался тяжело ранен. Для того чтобы дать ребятам возможность вывести раненого из опасной зоны, Вадим Занкевич, выполнявший задачу по огневому прикрытию штурмовой группы, принял решение вступить с боевиком в перестрелку. Фактически он отвлек огонь на себя. Штурмовики успели «оттянуться» из опасной зоны для того, чтобы дать возможность ввести в бой другие подразделения, но сам Вадим был тяжело ранен. Первыми это поняли его товарищи из группы прикрытия, услышавшие, как замолчал автомат. Они открыли огонь по окну, за которым укрывался преступник, и вытащили Вадима из зоны поражения. Срочно затребовали «скорую помощь». Нужно отдать должное, и «скорая», и пожарные дежурили поблизости. Однако помощь врачей Вадиму уже не понадобилась - он умер на руках у боевых товарищей.

Я хорошо помню этот день. Потому что сама родилась в Нефтекумске, там до сих пор живет моя мама, а отец тогда еще работал на предприятии, расположенном буквально в двух минутах неспешной ходьбы от дома, вокруг которого разгорелся бой. Отец, как обычно, отправился на работу к восьми часам, а в начале девятого уже начали стрелять. Хорошо помню, как после первых сообщений о начавшемся бое я пыталась дозвониться до родителей - ни один телефон не отвечал. Оказывается, мама все это время простояла на балконе, с высоты нашего пятого этажа пыталась понять, что происходит, за отца переживала.

От нашего дома до места боя по прямой около километра. А стреляли сильно - были слышны и одиночные выстрелы, и автоматные очереди, и разрывы гранат. При этом дежурный на телефоне 02 отвечал: «Идут учения. Не переживайте, но из дома не выходите». Конечно, люди выходили из дома. Собирались во дворах, тревожно переговаривались, пытались оценить обстановку. Получалось плохо: информации - ноль. Уже значительно позже, когда все закончилось, в новостях скупо передали: один боевик уничтожен, еще один захвачен живым, в доме обнаружен целый арсенал оружия; один сотрудник СОБРа погиб.

Они живы, пока мы помним…

Боевики, укрывшиеся в районном центре, оказались участниками группы, уничтоженной годом ранее в Тукуй-Мектебе Нефтекумского района. После тукуйских событий они провели ряд карательных акций, направленных на устрашение местного населения: убили женщину, продавшую сотрудникам милиции хлеб и воду, убили русского директора школы и его жену… Бандиты были объявлены в федеральный розыск, целый год оперативные сотрудники шли по их следу, пока не обнаружили укрытие в Нефтекумске.

Вадиму Занкевичу, погибшему в этом бою, было 33 года. Молодой муж и отец - сынишке едва исполнилось четыре года, - он строил планы на будущее, не боялся браться за любые дела. Мог и с ребенком один дома остаться, когда сменялся с дежурства, и обед приготовить, купить сыну одежду, другие нужные вещи. Вадим умел даже с тестом возиться, пельмени налепить, торт испечь. «У него даже лучше, чем у меня, получалось», - улыбается жена Наталья. Она и сегодня, спустя пять лет после гибели мужа, говорит о нем в настоящем времени: «Конечно, я понимаю, что это очень опасная работа, но я во всем его всегда поддерживала: он должен реализовать себя в жизни, как человек самоутвердиться. Если он будет делать то, что мы скажем: туда не ходи, это не делай, он будет чувствовать, что чего-то в жизни не добился…»
Вадим очень хотел служить в спецназе. Конечно, мама была против. Она всегда тяжело переживала его ночные вызовы, командировки. Поэтому, когда к Наталье на работу пришли товарищи Вадима и его брат со страшной новостью, она первым делом подумала не о себе, а о матери мужа: у нее частенько побаливает сердце, как ей сообщить такое. Шоковое состояние вылилось в одну мысль, которая крутилась и крутилась в мозгу: что делать?
Все-таки приступ свалил мать Вадика. Спасибо врачам, которые все время были рядом - спасли. Ответственность сразу и за сына, и за мать мужа, в один момент свалившаяся на плечи хрупкой молодой женщины, наверное, помогла ей в тяжелый момент справиться с горем. А ведь нужно было еще и маленькому Владику объяснить, что папы больше нет, что он никогда не придет домой…

Сотрудники СОБРа помогают семьям своих погибших и умерших товарищей. После гибели Вадима заместитель командира отряда Сергей Коцурба предложил создать благотворительный фонд, который давал бы больше возможностей для помощи. «Живые, мы сами можем помогать своим семьям, - говорит Сергей Константинович. - А у погибших ребят тоже есть семьи, которым необходима поддержка». Наталья Занкевич в течение четырех лет была бухгалтером фонда «СОБР», смогла так наладить работу, что и без нее отчетность сдается четко, за что бойцы очень ей благодарны. А сама Наталья благодарна ребятам за помощь, так как она лучше других знает, что бюджетные средства на материальную помощь семьям погибших не выделяются, сотрудники скидываются с зарплаты.

Говорят, человек жив, пока его помнят. Вадим всегда будет жить в сердцах родных и друзей, и у него будет замечательное будущее - в сыне Владиславе, который, как говорят все, кто знал Вадима, вылитый отец. И Наталья знает, что, если сын выберет профессию отца, она не будет его отговаривать.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов