Оружие героев

Валерий Манин

В самом начале Великой Отечественной войны военный лётчик Степан Здоровцев на истребителе И­16 совершил первый в истории авиации воздушный таран, применённый дважды в одном бою. В середине июля 1981 года лётчик­истребитель Валентин Куляпин на реактивном СУ­15 тараном уничтожил самолёт, вторгшийся в воздушное пространство южных рубежей Советского Союза. Между этими двумя событиями временной разрыв в сорок лет, а значит, от первого подвига нас отделяют 65 лет, от второго ­ 25. Но связаны они одним: мужеством, доблестью и геройством людей разных поколений и одной профессии защитников Родины.

Степан Здоровцев о небе не мечтал. Крестьянский мальчишка с хутора Золотарёвка, что в Ростовской области, после начальной школы учился в тракторно­механическом училище, работал мотористом баркаса, окончил курсы водолазов. В астраханский аэроклуб его направила комсомольская организация.

Как одного из лучших учлётов Степана приняли в Сталинградское военное авиационное училище, а после окончания учёбы направили под Ленинград.

Войну молодой лётчик встретил в Пскове, где базировался истребительный авиаполк. В первый день войны он совершил свой первый боевой вылет, а уже через пять дней открыл личный победный счет, сбив вражеского разведчика.

28 июня лётчикам то и дело приходилось подниматься в небо: с рассвета на древний Псков волна за волной шли бомбардировщики. Гитлеровские части группы “Север” рвались к Ленинграду...

Здоровцев с ходу атаковал “юнкерса”, но неудачно. Вторая и третья атаки маленького И­16 были отбиты шквальным огнём спаренных пулемётов бомбардировщика. “Ишачку” сильно досталось: был сбит ветровой козырёк, крылья изрешечены пулями, покорёжило капот. В пылу боя младший лейтенант не заметил, как оказался на высоте почти в шесть тысяч метров, где практически не было кислорода. Но надеть кислородную маску было некогда. Лётчик, задыхаясь, удачным маневром провёл атаку и уничтожил нижнего стрелка бомбардировщика. Но и самолёт Степана получил по корпусу изрядную порцию свинца от пулемётов верхнего стрелка. В воздушной круговерти на критической высоте, где огромный “юнкерс” чувствовал себя уверенно, а короткокрылому истребителю не было опоры в разряженной атмосфере, молодой лётчик­истребитель сумел обезвредить и верхнего стрелка. Но перед решающей атакой закончился боезапас. Оставалось одно ­ идти на таран. Такое решение Степан Здоровцев принял мгновенно: времени на раздумья не было. Он рассчитал свой маневр так, чтобы лопастями винта своего истребителя разрубить хвостовое оперение самолёта врага. И это ему удалось. Едва удерживая самолёт после страшного удара, он наблюдал, как падает на землю “юнкерс”. Теперь нужно было на израненной машине дотянуть до своих. Но когда на развороте лётчик захотел еще раз посмотреть на поверженного врага, он увидел, что тот продолжает полёт, стремясь уйти за линию фронта. Понять состояние молодого лётчика в этот момент не сложно: злость, гнев, ненависть к врагу, азарт боя подхлестнули его, и, настигнув уходящий самолёт, он ударил его покорёженным от первого удара винтом. “Юнкерс” врезался в землю. Как сам победитель дотянул до своего аэродрома, одному Богу известно. В тот же день о его подвиге было доложено Сталину.

К сожалению, воевать молодому лётчику пришлось не долго. В начале июля, менее чем через сутки после присвоения ему звания Героя Советского Союза младший лейтенант Степан Здоровцев погиб в воздушном бою.

Сегодня по Волге курсирует теплоход “Степан Здоровцев”, этим именем названы улицы в Астрахани, Волгограде, ряде населённых пунктов Ростовской области.

Ранним субботним утром 18 июля 1981 года иностранный самолёт нарушил воздушное пространство СССР. Пока на земле пытались прояснить ситуацию, пока докладывали в Закавказский военный округ, перехватить нарушителя не успели и он ушел на юг. Понадеявшись, видимо, на медлительность действий систем ПВО, после обеда того же дня большой четырёхмоторный транспортник без опознавательных знаков вновь нарушил государственную границу. Но теперь по тревоге в воздух была поднята дежурная пара истребителей, а группа усиления готовилась к взлёту.

Капитан Валентин Куляпин к взлёту был готов, хотя и думал, что взлетевшие перехватчики заставят чужой самолёт приземлиться. Однако ему тоже пришлось взлететь на поиск прятавшегося среди облаков транспортника. Обнаружить цель было сложно ­ из­за большой разницы в скорости её легко можно было проскочить, поэтому гвардии капитан приободрился, когда увидел на экране прицела метку. Вот она ­ цель! Нарушитель шел, прижимаясь к верхней кромке облаков. Куляпину приказали огня не открывать, принудить самолёт к посадке. Почти 15 минут кружил вокруг нарушителя СУ­15,что было очень непросто. Транспортник был “тихоходом”, а скорость “сушки” не позволяла истребителю находиться рядом с ним, иначе самолёт просто мог сорваться в штопор. Но с земли опять приказали ходить рядом и принуждать к посадке. А противник никак не реагировал на манипуляции истребителя и спокойно уходил на юг. И только когда на командном пункте убедились, что нарушитель уходит, прозвучала команда:”Цель уничтожить!”

Валентин с детства знал, что будет лётчиком. И не просто пилотом, а лётчиком­истребителем. И готовился к этому. Любил всё, связанное с авиацией: книги, кинофильмы, рассказы бывших лётчиков, особенно фронтовых, восхищался их мужеством. Хорошо учился в школе, занимался спортом. Поэтому, несмотря на большой конкурс, довольно легко поступил в Армавирское высшее военное авиационное училище лётчиков и штурманов ПВО. Потом ­ служба в Туркмении, Бакинском округе ПВО, Закавказском военном округе. На момент описываемых событий он занимал должность заместителя командира эскадрильи по политчасти.

Получив команду на уничтожение цели, гвардии капитан Куляпин понял, что выполнить её не сможет. Самолёты шли крыло в крыло, пушек­пулемётов на “сушке” не было, а чтобы выпустить ракеты, надо выдержать расстояние. На это потребуется какое­то время, которого у лётчика просто не было: граница близко. Уничтожить “чужого” можно было, только таранив его. Приняв решение, Куляпин попытался ударить фюзеляжем по крылу нарушителя. Но попытка окончилась неудачей: винты транспортника чуть разрубили перехватчик. Времени не оставалось, и, нырнув под цель, лётчик килем самолёта ударил по левому стабилизатору нарушителя. От сильного удара лопнул фонарь кабины, осколки со звоном ударили в защитный шлем, посыпались на колени, на пол кабины. Позже специалисты сказали, что остаться в живых у замполита был один шанс из тысячи. Помогли высокий профессионализм и выдержка. Киль истребителя, разрезав стабилизатор цели, не застрял в обломках, и самолёт проскочил вперёд. Для гвардии капитана Куляпина, который был готов к худшему, времени для анализа не было: собраться, сгруппироваться, нажать кнопку катапульты ­ на всё ушла десятая доля секунды. Удар, осколки, выстрел катапульты слились для лётчика в единое действо, означавшее, что самое страшное позади. Уже спускаясь на парашюте, он увидел чужой самолёт в таком пике, из которого не выходят. “Сушка” упала на территории Азербайджана, самолёт­нарушитель ­ на горный склон в Армении.

В те годы подобные происшествия подробно не комментировались, и в СМИ о случившемся сообщили, что “в результате маневрирования в воздухе произошло столкновение”. За совершенный подвиг командование полка представило гвардии капитана Куляпина к званию Героя Советского Союза. Однако вышестоящие инстанции почему­то сделали другие выводы, и лётчик­ас был награждён орденом Красного Знамени.

Истории вроде бы и разные, но корень у них один. Еще со времён первой мировой войны, когда бесстрашный лётчик Нестеров совершил первый в мире воздушный таран, его называли оружием героев. С тех пор десятки отважных лётчиков шли на таран, не думая о себе, рискуя жизнью и зачастую погибая “не ради славы ­ ради жизни на земле”. Герои нашего рассказа ­ люди разных поколений, даже разных эпох. Но роднит их священный долг защиты Отечества и совершённый ими подвиг.

Григорий ВАРЛАВИН.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов