Особые гости

Никита Пешков

Особые гости

Одним из гостей театрального фестиваля «Феникс», проходившего в Ставрополе в конце ноября, был коллектив «Синтез» из Санкт-Петербурга. Артисты подружились не только с «коллегами», но и с городом.

Взгляд со стороны

– Я, – сказал я без надрыва, шагнув как можно тверже вперед и отведя руку в сторону. Потом вернулся на место.

– Я, – следом за мной мягко произнесла Катя, легко шагнув вперед и очертив рукой дугу.

– Я, – провозгласила Полина Валерьевна, протанцевав шаг вперед и проведя ладонью по воздуху.

Коля сказал «я» по-мужски твердо. Дальше – десятка три молодых артистов так же лаконично презентовали себя.

– Все говорили и делали одно и то же, – объясняет преподаватель курсов по сценической речи Ксения Кузнецова из ВГИКа. – Но слышим и видим ли мы одно и то же?..

Нет. Каждое «я» отличалось от предыдущего и последующего. Скромное, громкое, спокойное, четкое – «я» неповторимо, как и каждый артист. Как и каждый спектакль на фестивале отличался от другого настроением и идеей, и каждая театральная студия в равной степени, так же как и города, где они родились и откуда приехали.

Хотя мысль о том, что все разные, особенно в среде творческой и неординарной, кажется очевидной, понять, чем ты, твой спектакль, студия и город отличаются от всего вокруг, можно лишь взглянув со стороны. Чужими глазами. У меня это получилось благодаря тому, что я провел неделю вместе с театром «Синтез» имени Юрия Остромухова. Коллектив приехал на фестиваль «Феникс» в Ставрополь – город, где они вовсе не чужие, а почти родные.

Давние друзья

С «Синтезом» я познакомился прошлой весной. Тогда в Санкт-Петербурге, где я оказался совершенно по другому делу, проходил театральный фестиваль. Ставропольская студия «Мы» показывала там отрывок своих «Трёх товарищей», и мне удалось попасть на спектакль. И не в зал, а прямиком в закулисье, откуда наблюдать за тем, как живет спектакль интереснее.

Когда прозвучали финальные аплодисменты и артисты, традиционно недовольные собой, вышли в гримерную, там вдруг оказались две девушки, явно не из «наших»:

– Отлично сыграли, – защебетали они дуэтом. – В зале прям плакали!

Пошли по-дружески обнимать артистов, живо обсуждать какие-то эпизоды.

– Это Настя, а это Наташа, – представил мне девушек Дима, артист «Мы», игравший в «Товарищах» Робби. – Наши друзья из питерского театра «Синтез». А это Никита...

Театры, оказалось, дружат уже давно. С тех пор как познакомились на каком-то фестивале на одном из морских курортов  – уже и не вспомнить, на каком. Ставропольские и питерские ребята нашли тогда друг друга не такими занудными, как, например, чопорные москвичи, и ходили вместе играть в волейбол на пляж.

В ту питерскую поездку тоже проводили много времени вместе. Не обошлось без происшествий: на глазах ребят дорогая иномарка сбила человека. Они бросились помогать пострадавшему, а потом много сделали для того, чтобы полиция хотя бы попробовала найти виновника аварии.

А на фестивале в Сочи ребята из «Синтеза» познакомились с актёрами другой ставропольской театральной студии – «Прометей». Тогда ставропольский студент Коля помогал делать уколы больной собаке, которую Полина Валерьевна с артистами подобрали на улице и держали в номере втайне от персонала гостиницы.

В общем, говоря официальным языком, между театрами и городами сложилось тесное культурное взаимодействие. А если проще, в Питере и Ставрополе живут настоящие друзья, познакомившиеся благодаря театру. Поэтому тут и там с предвкушением ждали театрального фестиваля «Феникс».

Актеры везде

Особые гости
Труднее всего на фестивале пришлось организаторам, которые выполнили огромную работу, чтобы все получилось. Нелегко было и самим актёрам. На третьем месте, наверное, были работники гостиницы «Интурист», где разместились все театры из других городов. Творческий процесс не прекращался в поездке ни на минуту, даже когда артисты были не на сцене. О «тихих» ночных играх «в ассоциации» ростовчан знала вся гостиница, то тут, то там – ночные песни под гитару, а горничные наутро то и дело поправляли висящие под наклоном картины на стенах. Последнее  – заслуга девушек из «Синтеза». Это не хулиганство, а традиция. И, надо сказать, в этот раз все прошло как-то умеренно: в одной из прошлых поездок картины оказались не перевернутыми, а снятыми и принесенными в один из номеров в компанию к уличной лавочке, также каким-то образом оказавшейся в гостинице.

Возможно, более снисходительное отношение к горничным объясняется тем, что это была не просто поездка для театра в другой город. Ставрополь оказался, наверное, для ребят почти вторым домом и воспринимался ими по-особому.

Город встретил гостей теплом и солнцем. Лишь в последние пару дней пошел дождь, который тем не менее не сильно испортил впечатление.

– Солнце! – завороженно говорили питерцы, возвращаясь с балконов. – В Питере можно за целый день не увидеть солнца!

Такая обстановка располагала, чтобы погулять по городу и узнать его получше. Конечно, для гостей была организована автобусная экскурсия по главным достопримечательностям, но, учитывая состояние трафика на дорогах, лучше всего она показала ставропольские пробки: не хуже питерских и московских. И ни для кого не секрет, что узнать город можно, только если пройтись по нему, подышать воздухом и поговорить с жителями. Известно это и вечно любопытным актерам из «Синтеза».

Их удивляло многое. Размеренный темп жизни, солнце в ноябре, скелет слона в музее и виды города, кое-где похожего архитектурой на маленький Питер, а с балкончиков «Интуриста» напоминающего какой-нибудь приморский городок.

– Продавщица нам попалась в магазине! – удивляется Олег. – Мы купили, что надо, она нам это в пакетик положила, не спешила, советовалась, поместится ли все в один, или два взять!

Рядом с «Синтезом» привычный до предела город начинает наполняться волшебством. Он превращается в сцену для постоянного творческого поиска и нахождения искусства во всем вокруг. Кажется, жители Ставрополя и не подозревают, каким он может быть, а гости, которые, наверное, и сами практикуют какую-то магию, играли с ним в свою игру: кто кого больше удивит. Он – погодой, особенным ритмом и своей красотой, а они – шутками, творчеством, любопытством и энергией. Иногда эти порывы даже для непосредственных участников игры оборачивались неожиданным образом.

– Пойдем со мной? Я хочу кое-что купить, а одну Полина Валерьевна не отпустит, – сказала как-то Наташа.

Мы вышли из корпуса юридического факультета, который располагается  напротив Драматического театра, прошли через сквер в сторону проспекта Карла Маркса, завернули прокатиться на новом колесе обозрения, откуда можно наблюдать за бытом близлежащих дворов, а потом наслаждаться красотой всего города. Все это время Наташа считала, хватит ли у неё денег, чтобы купить скрипку и прожить оставшиеся дни. В итоге она решила, что давно хотела себе инструмент, и отговаривать её было бесполезно. Мы пришли в музыкальный магазинчик в одном из двориков на Карла Маркса и, к большому удивлению продавщицы, купили скрипку.

– Теперь надо будет учиться играть, – сказала Наташа.

Семейные ценности

После своего спектакля ребята были выжаты. Не осталось и следа от той собранности и нервной натянутости, что царила в гримерке до начала, до самого момента, когда они встали вместе в круг, настраиваясь. Настя вышла заплаканная. Не забыла текст, не напутала на сцене. Просто переживания, которые ощущала, дают выход. Успокаиваем, утешаем. Всё по-семейному.

Для театральной студии «Синтез» семья – особое понятие. В шутку Настя приходится Никите мужем, Наташа — их дочка, посватанная, к слову, за меня. А так — все друг другу, кажется, братья и сестры. И мама одна — Полина Валерьевна. А папиным именем названа студия.

– Я не смогу найти слова, чтобы сказать, каким он был, – вспоминает Настя Юрия Остромухова, руководителя театра, умершего в прошлом году от рака. – Он наше чудо. Он нам сначала не нравился, а потом мы его полюбили. И уже навсегда-навсегда. Если он хотел, чтобы его дети были в уюте, он его давал. Если хотел победу – получал. Для многих он стал Отцом. Он такие вещи открывал для нас, которые никто не может открыть.

Творческий путь Юрия Остромухова начинался в Ставрополе и Пятигорске, а потому, в каком-то смысле, «Синтез» приехал на родину, где семья появилась.

– Его мечтой было, чтобы после смерти все вспоминали его как настоящего отца и любимого человека, – говорит Настя. – Чтобы он стал тем, о ком рассказывают друзьям и детям... и так оно и случилось.

Расставание

Ставрополь, кажется, не хотел отпускать «Синтез». Автобус пробирался через сплошные городские пробки дольше, чем ожидалось, и на поезд в Невинномысск мы еле успели: добрые проводники открыли нам дверь последнего вагона, куда в экстренном режиме забросали все вещи, декорации и артистов буквально за пару минут до отправления.

Уезжать ребята не хотели.

Поезд тронулся, и мы с Валерой – ставропольским артистом, получившем на «Фениксе» приз за лучшую мужскую роль, – побежали следом. Питерцы махали, глядя в окно, пока поезд не стал обгонять нас слишком быстро. Возможно, случится какой-нибудь другой фестиваль, где Ставрополь и Питер снова встретятся благодаря творческим коллективам, но в этот раз «Синтез» было не догнать.

Фото Александра ГОЛОЛОБОВА.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов