ОСТАВИМ ОТ ЁЛКИ ПАЛКИ? Смогут ли рабочие, служащие и руководство ОАО «Нептун» отстоять сквер?

Наталья Буняева

Я знаю, как все начиналось

Начну с истории. Сквер, расположенный на территории, вплотную прилегающей к заводу «Нептун», был заложен еще в 1971 году. Тогда, когда завод был крайней точкой города, весьма не обустроенной. Но работали на совесть, и постепенно приживались на наших не самых гостеприимных почвах и золотистые туи, и можжевельник, и березы, и голубые ели, и простые ёлки, и липы... И рабочие, и служащие привлекались к облагораживанию собственных земель: территория сквера тогда принадлежала заводу. Мне, автору статьи, тоже пришлось поработать на этом гиганте судостроения, единственном в своем роде представителе военно-морских сил Советского Союза на Ставрополье. Ну и в прекрасном саду тоже...

Начало конца

Все рухнуло с приходом рынка. Завод стремительно терял военные заказы, пытался перейти на всякие там конверсионные кастрюли, гаражные замки и пластмассовые машинки, уже никому не нужные... «Нептун» разорялся, и чтобы сохранить хотя бы самых квалифицированных рабочих и инженеров, пошел на сокращение всего и вся... В том числе и территорию пришлось «урезать»: ее содержание обходилось в копеечку. Тогда, на рубеже девяностых, и пришлось передать заводские земли в муниципальную собственность. Сначала город тоже не особо был силен в земельных делах, поэтому земля «зрительно» принадлежала заводу, работники убирали территорию и как-то не задумывались о будущем деревьев: самим бы выжить.

На сквер чей-то глаз обратил внимание года полтора назад. Сначала появились люди с теодолитами. Предвестники будущего уничтожения... Но и народ на заводе подобрался серьезный. Думаю, что тут же заработала «разведка», организовавшаяся спонтанно. У кого-то там есть знакомые, у кого-то сям... Короче, начали задавать первые вопросы: кто застройщик, почему именно здесь и вообще он не боится, к примеру, ответить за вырубку зеленых насаждений? Тогда же началась долгая и нудная переписка руководства завода, профкома с городскими властями. Перечислять все письма и ответы, цитировать можно до бесконечности. Народ уверяли, что сквер трогать нельзя и его-то уж точно сохранят! Ага! Мне давали почитать некоторые «перлы» из ответов на требование оставить плоды труда нескольких тысяч человек. Уж поверьте, напоминают стоны «добропорядочной» любовницы: говорит нет-нет-нет. А слышится да-да-да!.. Тихая подрывная работа велась все равно, и буквально за год перед носом у «Нептуна» вырастает одноименный торговый центр! Естественно, часть сквера ушла под него. С правой стороны от проходной.

Памятник

До последних дней народ ждал, когда же отменят власти даже не разрешение на аренду земель, а все намеки на аренду! «Слева»-то еще остались самые ценные деревья. Да и памятник, посвященный 70-летию подвига нашего земляка, моряка-подводника, первого на флоте Героя Советского Союза Ивана Алексеевича Бурмистрова, уже практически готов. Он немаленький: рубка атомной подводной лодки, достаточно высокая, на которой будет укреплена памятная доска с именами всех ставропольцев, отдавших жизнь, силы и знания во имя Державы!

Его-то надо куда-то ставить, правда же? Центральная часть сквера и планировалась как площадка для этой самой рубки.

Но пару дней назад весь сквер был обнесен кольями, их зловещее появление могло означать только одно: скоро здесь будет забор из рифленого железа...

Как по-писаному...

Добили всех два документа, присланных противоборствующим организациям. ОАО «Нептун» уверили, что «в настоящее время комитетом градостроительства совместно с управлением архитектуры разрабатывается проект обустройства сквера и установки памятного знака в честь героев-подводников. После согласования проекта в установленном порядке будет рассмотрен вопрос корректировки границ земельных участков, попадающих под пятно размещения сквера». Документ датирован 23 марта 2008 года. А вот уведомление директору ООО «СтаР – М-1» С. А. Кривашееву. «Ваше заявление от 18 марта 2008 года рассмотрено... Комитет градостроительства администрации города Ставрополя не возражает против установки ограждения площадки и проведения работ подготовительного периода для строительства торгово-офисных помещений по проспекту Кулакова, 16д. И дата, не поверите, 23 марта 2008 года!

Герои

Заводской народ, видя такое дело, молча повалил на митинг. Наверное, это был самый скорбный городской митинг: несколько сотен человек стали плечом к плечу и лицом к этим самым зловещим кольям. Молчали... Женщины тихонько «скорбели», мужики угрюмо курили, оглядывая диспозицию противника. Кстати, так и не явившегося для объяснений с народом. Потом туда же, на митинг, запыхавшись, едва успев надеть морские кители, приехали и те, кто в любой стране является гордостью, национальной ценностью и святыней: воины-подводники, ветераны, прошедшие всю войну и буквально на плечах, из-под воды вынесшие ее тяготы.

Только перечисление званий и наград займет целую страницу. Но, если укоротить, то вот, знакомьтесь, кто не знает! Анатолий Иванович Бурмистров, сын того самого Ивана Бурмистрова, первого Героя. Моряк, член Международной ассоциации подводников, почетный член Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников! Он один из первых в стране награжден редчайшей медалью «Патриот России».

Виктор Петрович Павлючук, мичман в отставке, с 12 лет был юнгой на подлодке, почти всю войну провоевал на глубинах. Так же, как и Анатолий Бурмистров. Первый бой Павлючук принял в 13 лет! Есть у вас дети, дорогие читатели? Ну вот посмотрите на своего сына-семиклассника. А теперь представьте, что это он принимает первый бой, где всамделишные раненые и убитые. Получилось? Нет? Ну и правильно... Такое невозможно представить. Виктор Петрович год прослужил на эсминцах, участник северных морских конвоев, кавалер орденов Красной Звезды, Отечественной войны, самой ценной награды у моряков – ордена Ушакова!

Виктор Алексеевич Святец – пацан пацаном перед этими героями. Но он – капитан второго ранга, отдавший много лет служению на атомной субмарине. Он же – член правления Общероссийского общественного движения поддержки флота. И наград у него тоже полно... Товарищ кавторанг мучительно подбирал «приличные» слова из целого запаса слов непечатных. «Все, что было сделано руками рабочих, на голых камнях, все уничтожить?.. Переговоры о памятнике закончены. Куда его ставить-то теперь? Он будет стоять на самом почетном, самом видном месте! Точка». Ветераны недоумевали: «Обидно и горько! Последний клочок городской земли, на котором можно было бы установить выстраданный памятник, уйдет под экскаватор! А ведь в крае много семей, чьи родные воевали, отдали жизнь флоту... И живут еще около пятидесяти ветеранов! Много ли им надо? Да всего-то: помните о нас!»

Во время митинга (вот бывает же!) народ сплотился вокруг руководства. В другое время и ругались, и мирились, и решали нерешаемое, выясняли отношения... Но вот – позиционная война начинается за землю. Владимир Ильич Шевцов, главный инженер завода, Валентин Иванович Цыгикало, заместитель главного конструктора, пытались что-то говорить, но чаще всего и слов-то не находили: «Посмотрим, кто кого. Землю ведь «расписали» до самых автоприцепов. Да вон он – очередной торговый центр у нас под носом. Уже народа в городе столько нет, сколько офисов этих развелось!» В это же время генеральный директор «Нептуна» Евгений Федорович Ширин писал заявление в прокуратуре. Ну а народ, чтобы убедить всех в серьезности действий, просто взял да и выломал часть кольев из земли. Получилось. Под аплодисменты сотрудников.

На следующий день...

На другой день после митинга попытались мы получить ответы от властей. Удалось дозвониться первому заместителю директора комитета градостроительства Дмитрию Барканову. Дмитрий Витальевич не был очень уж оригинальным: разрабатывается схема генплана города, ситуационный план сквера с указанием места, где будет установлен памятник. Застройщик сперва должен провести подготовительные работы для строительства, потом он доложит о начале стройки. И тут же попадает под жесткий контроль горадминистрации. Ничего он не вырубит - ни одного дерева, ни одного куста. Где будет магазин-то? Ну... Слева. Слева от чего? От дорожки, что ведет к остановке? Так ее-то и не тронут. А все остальное «слева» - это и есть сквер.

Первому заму вполне может возразить директор завода: «Под застройку отведено в аренду 5 тысяч квадратных метров земли. Это и есть большая половина сквера. Длина предполагаемой постройки – 59 метров. Не может такого быть, чтобы при таких масштабах стройки не пострадали деревья! Да даже если и удастся их спасти, то сами посудите, где воткнут тогда памятник? На задворках магазина? Спасибо большое. Именно за это воевали... А сквер? Так ведь за свои деньги все покупали, все эти деревья, уникальные насаждения... Кстати, «Горзеленстрой» уже заверил нас, что заявки на вырубку деревьев не поступало». ...Возвращаюсь с митинга. Вдоль дороги, прижавшись друг к другу, стоят молодые сосны, обнесенные забором, с другой стороны – березы... А знаете, где деревьям повезло? В воинской части, там же, на проспекте. Тамошние служивые взяли да и обнесли часть кирпичным забором. И за каждым деревцем ухаживают, это видно: забор не глухой. Интересно, что будет с тем, кто рискнет на эту территорию приехать с экскаватором?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов