Оставьте детям детство

Василий Скакун

Наши жизни – это постоянная борьба со временем, которого вечно не хватает и в малый промежуток которого мы постоянно пытаемся правдами или неправдами втиснуть все большее количество дел, обстоятельств жизни, радостей и утех. Особенно наглядно это проявляется во взаимоотношениях родителей со своими детьми. Все хвастаются друг перед другом, что их дети (или внуки) начали читать не в подготовительной группе детского сада, а значительно раньше – чуть ли не в три года. Ура, новый рекорд! Говорят, что во всякие балетные студии детей старше пяти лет уже не принимают, в шесть – уже переростки, из которых не получится Майя Плисецкая. О, какой ужас! А ведь Плисецкая была одна и стала звездой балета не потому, что научилась делать «батман-тандю» в три года, а потому, что, как никто, смогла в пластику движений внести внутреннее переживание образа, который она и несла движениями балетных па.

Будь правдив всегда,
и особенно с ребенком.
Исполняй обещанное ему,
иначе приучишь его ко лжи.
Талмуд

Мы, кстати, в свою спортивную школу тоже осуществляем набор с 6 – 7 лет, и так называемым переросткам 10-летнего возраста практически не попасть в группы начальной подготовки. Хотя, вспоминая себя в детстве в селе, - какой спорт, какая гимнастика, тем более акробатические прыжки. Шапку зимнюю надевал на голову и, тщательно взрыхлив землю, со специальной возвышенности в огороде прыгал назад (на голову, естественно), чтобы научиться тому самому перевороту назад, который теперь у нас в школе делает любой занимающийся в 7 – 8 лет. Мне же тогда было 12. Ну и ничего, приехав в институт, коряво переворачивался в силу второго разряда (сейчас норматив мастера спорта выполняют в 15), но затем быстренько кого догнал, кого перегнал и стал уже во взрослом возрасте и мастером, и чемпионом всяким.

«Хорошо бы расследовать вопрос, - писал Лихтенберг, - не вредно ли слишком полировать детей при воспитании? Мы еще недостаточно знаем человека, чтобы не предоставить выполнение этого случаю, если можно так выразиться. Я уверен, что если бы нашим педагогам удалось достигнуть своей цели, я хочу сказать: если бы они оказались в состоянии воспитывать детей вполне так, как они хотят этого, - то мы не имели бы более ни одного истинно великого человека. Самому нужному в жизни нас обыкновенно никто не учил».

С одной стороны, нашу жизнь постоянно подгоняет Природа – глянь, а 12-летняя девочка зачастую уже сформировавшаяся женщина (кстати, в Юго-Восточной Азии девочек такого возраста уже могут выдавать замуж). У Природы свои задачи, ей надо торопиться успеть до условного 40-летнего возраста, чтобы женщина нарожала деток для продолжения той самой жизни. И ведь совсем недавно (ну каких-то сто лет назад) десятью детками в семье было никого не удивить, а раньше никаких пособий никто не получал. Так вот быстрее выдать девочек замуж мы, к счастью, уже не торопимся, а как бы не переборщить со всякими родительскими причудами – тут труднее, ведь они видят своих чад непременно выдающимися чемпионами, лауреатами, а надо бы, в первую очередь, не испортить их как людей. Еще Лао Цзы писал: «Становясь взрослым, теряя в себе младенца, обрекаешь себя на несчастье». Ведь приходят они на Этот Свет с чистым сознанием, готовыми к честной и доброжелательной жизни, наполненной радостью и любовью. А уже затем мы, взрослые, своим примером научаем их всяким гадостям. Без нас они бы никогда этому не научились.

Родители, пользуясь своим привилегированным положением по отношению к деткам, пичкают их всевозможными занятиями, кроме школы, конечно. И здесь два направления – искусство и спорт, причем зачастую по два занятия в день. Гулять, то есть делать во дворе или на улице то, что ребенку хотелось бы самому, времени просто не остается. Он – уже маленький солдат, у которого весь день расписан от и до. «О чем мы узнаем слишком много и преждевременно в детском возрасте, из того мы, наверное, не будем знать ничего после и в старости, и человек, любящий основательность, под конец становится софистом своих юношеских заблуждений» (Кант).

А нас в бытность никто и ни к чему не принуждал – языки в дошкольном возрасте не учили, на балет не водили. Правда, родители как-то пытались учить меня музыкальной грамоте, купив для этой цели гармошку. Но далее начальных аккордов песни «Степь да степь кругом» ничего не получалось, и родители не настаивали на развитии этого направления. Зато в многоквартирном дворе допоздна, пока родители не позовут домой, можно было играть с соседскими ребятами во всякие детские игры, и тоже без воспитателя: в жмурки, со всякими считалочками – «На золотом крыльце сидели...», «Двенадцать палочек» или «Чью душу желаете». Везде надо было быстро бегать, прятаться, проявлять ловкость и смекалку. Зимой на самодельном коньке осваивали возможности скольжения или на санях спускались «с кручи» (на самом деле небольшой пригорок), и все это без присмотра родителей. Куда им – печь надо растопить, угля принести да тетрадей на проверку с полсотни каждый день приносили. А проверяли их при свете керосиновой лампы. И как-то обходились без телевизоров и всех иных электроприборов, о которых тогда и слыхом не слыхивали.

Летом босиком по пыли гоняли резиновый мяч. Ходьба без обуви по селу была нормой жизни. Помню, однажды пришел на какой-то пионерский слет в галстуке, но босиком, и меня старшая пионервожатая не пустила на линейку, сказав, что настоящие пионеры должны ходить в обуви. Главный воспитывающий принцип сегодня примерно такой: «Делай то, что я говорю тебе, и не делай того, что делаю я». То есть не смотри, что я, твой родитель, курю, пью, нецензурно выражаюсь, – это тебя не касается. Это лично моя, взрослая жизнь, а ты, малец, делай, что тебе старшие говорят, и тогда вырастешь хорошим человеком. «Для того чтобы воспитание детей было успешным, надо, чтобы воспитывающие люди, не переставая, воспитывали себя, помогали бы друг другу все более и более осуществлять то, к чему стремятся. Средств для этого, кроме главного – внутреннего, работы каждого человека над своей душой, может быть очень много. Надо искать их, обдумывать, прилагать, обсуждать». Это напутствие Толстого в его понимании истинного воспитания.

Нет родителя, который бы не мечтал о добротной жизни своих детей, но, как оказалось, что самое важное в процессе становления молодежи не то, что им говорят родители и учителя, а то, как они сами поступают в тех или иных конкретных ситуациях. Есть две стадии воспитания – сознательная и бессознательная. Сознательная – это то, когда родители читают детям сказки, играют с ними, это также воспитательный процесс в детских садах и школах, в которых педагоги все делают так, как это написано в методических источниках. И отчитываются они за эту работу тоже написанием кучи бумаг. И на бумаге воспитательный процесс протекает без сучка и задоринки. Но тогда откуда берутся маленькие хулиганы, воришки, обманщики, те, которые издеваются над животными. Еще Пифагор предупреждал: «Не позволяйте своим детям убивать насекомых, с этого начинается человекоубийство».

Но более серьезный воспитывающий мотив – это личный пример (то, что в педагогике называется «бессознательный принцип»), и в первую очередь - родителей, педагогов и наставников. Это еще можно назвать воспитанием через подражание. И это главное воспитывающее действо – никакие слова не воспринимаются как необходимость к действию, и даже наказание не может возыметь тех успехов, как личный пример взрослых. Как важно, чтобы об этом не забывали папы и мамы, дедушки и бабушки. Будьте достойными людьми, и ваши дети вырастут в достойных граждан. Ведь яблоко от яблони недалеко падает.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов