Острые углы судьбы чемпиона

Валерий Манин

Острые углы судьбы чемпиона

Ранняя осень на Ставрополье – чудесное время года. Летняя жара уже спала, а дождям еще не срок. В такие дни сидеть в помещении не хочется, особенно когда ты молод, здоров и на твою ладную мускулистую фигуру, упакованную в спортивный костюм с буквами СССР на груди, откровенно засматриваются девчонки. Практически вся мужская часть сборной Советского Союза по акробатике, завершавшая учебно-тренировочные сборы перед розыгрышем Кубка памяти космонавта Владислава Волкова в Невинномысске, откуда должна была отправиться на поезде в Ригу, вдоволь нагулявшись, с удовольствием расположилась на скамеечках в парке. Несколько девушек выпорхнули из толпы, ритмично трясшейся под звуки шейка на танцплощадке. С безразличием, сквозившим от каждого их движения, эта группа пару раз продефилировала мимо спортсменов, пока не добилась своего – кто-то из ребят заговорил-таки с ними. Ну а дальше все пошло по знакомому каждому молодому человеку, жившему в СССР во второй половине прошлого века, сценарию. Ребята пригласили девушек на танцплощадку, но путь туда им преградила толпа местной шпаны, мол, мы вам сейчас покажем, кто в городе хозяин.

Под одобрительные повизгивания девушек приезжие быстро расшвыряли местных – уж больно не равными были силы спортсменов и подвыпивших их соперников – и, купив входные билеты, вместе с новыми подружками влились в толпу танцующих.

На этом бы все и закончилось, но, к несчастью акробатов, в числе ими физически обиженных оказался местный милиционер, находившийся в отпуске и одетый «по гражданке».

Он не смог вынести такого публичного удара по своей физиономии и репутации. Не успели еще спортсмены договориться с новыми подругами о дальнейшем сценарии вечера, как на танцплощадке появился усиленный наряд милиции, который и упаковал всю сборную страны в КПЗ.

Александр Расолин, обычно не упускавший случая «почесать кулаки», на этот раз по какой-то случайности в драке не участвовал. Однако уличное воспитание, полученное в станице Троицкой, что находилась в Чечено-Ингушской АССР, и закалка, приобретенная в постоянных потасовках с вайнахами, где взаимовыручка являлась одной из главных составляющих выживания, не позволили Сашке бросить друзей в беде. И он сам пришел в милицию, заявив, что тоже участвовал в драке.

Ему даже в голову не могло прийти, что таким образом может быть поставлен жирный крест на его только еще начинавшейся блестящей спортивной карьере. На его счастье, следователь, занимавшийся этой дракой, оказался не только квалифицированным специалистом, но и просто добрым человеком. Он разобрался, кто прав, а кто виноват, и, прочитав Расолину мораль об истинной и мнимой солидарности и дружбе, отпустил его на волю.

Сашка чуть не прослезился от избытка чувств – в Грозном ему нечасто приходилось встречать по отношению к себе такое участие. Как правило, было совсем наоборот. На этом душевном подъеме он и прибыл в Ригу. Василий Скакун мне рассказывал, что Расолин на тех соревнованиях просто летал над акробатической дорожкой, в итоге опередив даже тех, кто к тому моменту объективно был сильнее его.

А когда московский поезд остановился на вокзале Невинномысска, Расолин неожиданно оторвался от команды и укатил куда-то на местном автобусе. Спустя несколько минут он уже стучал в двери того самого следователя, который пару недель назад выгнал его из КПЗ. К удивлению служителя Фемиды, несостоявшийся по его милости «зэк» вытащил из спортивной сумки золотую медаль и повесил ему на шею. Тот тоже едва не прослезился.

Вот в этом был весь Александр Расолин – надежный друг, классный спортсмен и бесконечно добрый, благодарный человек.

А ведь если исходить из его жизни, то Расолин просто обязан быть другим. Родился он в грузинском промышленном городишке Зугдиди, куда его отец после очередной отсидки был направлен на поселение. Тот себя не очень утруждал работой, проводя большую часть времени в пивнушках. Так что матери приходилось практически в одиночку тащить на себе бремя содержания не только двоих сыновей, но и мужа-пьяницу. А какие в те годы были заработки простой колхозницы, так, слезы. В общем, когда Владимир в очередной раз загремел за решетку, Лидия Константиновна собрала свои небогатые пожитки и вместе с сыновьями перебралась в Троицкую, где жили ее брат Александр с женой Антониной. Те пригрели родственников, помогли приобрести и жилье. Так что возвратился из «мест не столь отдаленных» Владимир Ефимович уже в собственный дом. Но и после лагерей он не изменил прежний образ жизни. Ну а в пьяном угаре отец бывал буйным. Поэтому Сашка с большой неохотой возвращался домой, предпочитая большую часть времени проводить на улице. А там он был в своей среде. Не высокий, но крепко сбитый, юркий и выносливый Расолин был желанным в любой команде: футбольной, по лапте, не говоря уже о потасовках улица на улицу…

Мама жалела своего «старшенького» и, когда занемогла, словно чувствуя свою близкую кончину, наставляла сына: «Ты, Санек, дома не задерживайся. Закончишь восьмилетку и езжай в Грозный, там в профтехучилище получишь хорошую строительную профессию, лучше – каменщика. Они всегда востребованы и в городе, и на селе». И когда Лидии Константиновны не стало, шестнадцатилетний Александр Расолин ушел из дому, поступил в Грозненское строительное ПТУ № 9.

Уж не знаю, какой из Расолина получился бы каменщик, но тут едва ли не впервые в жизни судьба ему улыбнулась в лице физрука ПТУ Федора Емельянова. Федор Александрович, еще в довоенные годы ставший чемпионом страны по акробатике и даже снимавшийся в фильме «Цирк», обратил внимание на отлично сложенного и хорошо координированного первокурсника Расолина и пригласил в акробатическую секцию. А чтобы пацан не сбился с пути, даже жить его взял к себе.

Но в акробатической четверке импульсивному Сашке не нравилось, и он рвался на акробатическую дорожку, особенно после того, как по телевизору увидел матч СССР – Болгария – Польша, в ходе которого лучшие акробаты выполяли сложнейшие трюки. И Емельянов отпустил Александра к Михаилу Остроухову, тренировавшему прыгунов-акробатов.

Талант у Расолина был таким, что уже через три года занятий он, выиграв чемпионаты Центральных советов ДСО «Трудовые резервы» и «Труд», выполнил норматив мастера спорта СССР. И когда пришло время служить в армии, каменщик-штукатур Расолин попал не в стройбат, куда были направлены почти все его сокурсники, чтобы строить Байкало-Амурскую магистраль, а в спортроту Северо-Кавказского военного округа. Там он сошелся с Александром Белоусовым и другими акробатами – учениками знаменитого Михаила Страхова. А в 1972 году произошла встреча Расолина с Василием Скакуном, ставшая в его судьбе решающей. Скакун в те годы был абсолютным лидером советских акробатов. Когда он выиграл Кубок СССР, Расолин сумел подняться на третью ступеньку пьедестала. И, набравшись смелости, подошел к Скакуну с просьбой потренироваться вместе. Василий Александрович, чуждый всякой рисовки, ответил просто: «Становись за мной и прыгай. Выдержишь – будешь классным спортсменом, а захочешь быть лучше всех – делай хотя бы на один подход больше».

Александр удержался. И с того дня они идут по жизни вместе. Сначала выступали на одних и тех же турнирах, потом, когда Скакун перешел на чисто тренерскую работу, Расолин стал одним из первых его учеников. Александр в семидесятых годах прошлого века пробился в акробатическую элиту. Он неоднократно становился чемпионом Вооруженных Сил, чемпионом Советского Союза, выигрывал чемпионат Европы и Кубок мира, наконец, стал сильнейшим в мире! Да и как было бурно не прогрессировать, когда рядом с тобой тренируются знаменитые чемпионы Наталья Тимофеева, Валентина Чухарева (Завалий), Людмила Громова…

Казалось, Расолин прочно ухватил птицу удачи за хвост: он выигрывал один турнир за другим, стал заслуженным мастером спорта, кавалером ордена «Знак Почета», завел семью, вместе с женой Верой, тоже акробаткой, растили дочь Леру…

Но жизнь снова уготовила Александру проверку на прочность. Причем беда пришла от самого близкого человека, а значит – неожиданно.
Я неоднократно видел, как ломаются люди, казавшиеся «железными», когда наталкиваются на предательство в семье. Лишившись в одно мгновение жены, дочери и друга, Расолин растерялся. И, как многие русские люди в такую минуту, начал искать спасение на дне стакана. И едва в нем не утонул.

Не знаю, выстоял бы Саша, если бы в эту страшную минуту рядом не оказались те, кого он считал и до сего дня считает роднее отца и матери, хотя по возрасту они скорее годились в старших брата и сестру. Как побитый в дворовых схватках пес, приплелся Саша в дом Скакунов, где и он сам ранее, и многие другие ученики этих великих людей зализывали свои раны. Таисия Трофимовна и Василий Александрович отлично знали характер своего ученика и не стали унижать того слезливым сочувствием, а просто сказали: «Приходи и живи. Твоя кровать свободна». И все.

А когда утром Расолин появился в родном спортивном зале, изменников в нем уже не было. Скакун, как настоящий мужик, терпеть не может предательства.

Словно соскучившись за время «вынужденного простоя» по нагрузкам, Александр неистово накинулся на работу. Господи, как же он вкалывал!
И результаты не заставили себя ждать. Снова он стал выигрывать все соревнования подряд, включая и чемпионат мира. Видя такую одержимость ученика, Василий Александрович стал разучивать с ним уникальный по тем временам прыжок – тройное сальто. О нем давно говорили специалисты-теоретики, но практики считали для акробатов недоступным. Ставропольцы готовили «бомбу» к чемпионату мира, но она рванула досрочно. Шестнадцатилетний забияка Вадька Биндлер на проходных всесоюзных соревнованиях вдруг закрутил тройное сальто, приведя в состояние шока весь акробатический мир.

Но для Расолина этот трюк стал настоящим допингом. Он просто обезумел. Теперь тренеру не надо было следить за соблюдением его подопечным режима. Оба забыли о нытье Сашки по поводу чрезмерных нагрузок и жесткого запрета на пиво. Его чуть ли не силой приходилось выгонять из спортзала. И в результате на свет появился ставший знаменитым расолинский «тройной угол». По глубокому убеждению еще одного великого ученика В. Скакуна пятикратного абсолютного чемпиона мира Алексея Крыжановского, никогда бы не было его «тройного с винтом» прыжка без «тройного угла» Расолина.

Но спортивный век короток. Пришло время и Александру уступать место на дорожке молодым. И он, как когда-то Скакун, органично перешел с дорожки на место рядом с ней. Набрал группу «малышни» и стал тренировать, чтобы потом лучших передать на окончательную «доводку» своему знаменитому тренеру. А вот теперь, похоже, пришло время, когда другие коллеги стали своих лучших передавать Расолину.
Сейчас у него в группе занимаются чемпион мира и Европы Михаил Костянов, переданный Татьяной Коляндра, воспитанник Валентины Завалий Денис Белкин, другие парни. Глядя на работу Александра Владимировича, который в эти дни отмечает свое шестидесятилетие, веришь, что из его подопечных обязательно вырастут чемпионы. Залогом тому – талант учеников, квалификация тренера и преемственность победителей, в том числе и самого Александра Расолина, который в течение целого десятилетия не возвращался домой ни с одного соревнования без медалей!

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов