От визита к онкологу до диагноза – 14 дней

Лариса Денежная

От визита к онкологу до диагноза – 14 дней

Накануне Всемирного дня борьбы с раковыми заболеваниями редакция «Вечерки» провела «прямую линию». На вопросы читателей отвечали заместитель главного врача по организационно-методической работе Борис Владимирович Зубенко и заведующая отделом по клинико-экспертной работе краевого онкологического диспансера, главный онколог края Татьяна Евгеньевна Мальцева.

По понятным причинам мы не называем имена и фамилии звонивших.

— В 2010 году мне сделали операцию по поводу рака молочной железы. Мне – 80 лет, инвалид 1-й группы. Лекарства получаю в онкологическом диспансере. Вчера социальный работник, которая меня обслуживает, принесла мне одну коробку аромазина и сказала, что теперь каждый месяц нужно брать справку от терапевта и доверенность для получения лекарств. Получается, я должна каждый месяц вызывать участкового врача, а потом нанимать человека, чтобы ездить в поликлинику за справкой. Как быть?

— Вы можете от руки написать доверенность на получение лекарства социальным работником. И никаких проблем не будет. Можете заверить доверенность у председателя ТСЖ. Но достаточно будет и обычной, с вашей росписью. Однако один раз в полгода вам необходимо проводить электрокардиограмму и получать заключение терапевта, так как препараты этой группы могут вызывать осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы. Не исключено, что, возможно, потребуется смена препарата. А один раз в год вам необходимо посещать онколога с целью диспансерного наблюдения. Если состояние здоровья не позволяет это сделать, можно вызвать врача на дом, правда, по предварительной записи – она осуществляется по телефонам 38-17-10 или 38-35-77, по четвергам.

Гости «прямой линии» проинформировали о схеме диспансерного наблюдения, которая, возможно, пригодится другим больным: в первый год по окончании лечения необходимо посещать онколога один раз в три месяца, в течение второго года – раз в полгода, в дальнейшем – раз в год. Это необходимо для контроля эффективности проведенного лечения и предупреждения рецидива.

– Слышала, что в вашем диспансере была акция, когда можно было бесплатно продиагностировать родинку: опасная она или нет. Принимали без направления и прочего. А будут еще такие мероприятия?

— Это была разовая акция, приуроченная к Международному дню борьбы с меланомой. Однако в нашем диспансере проводятся также дни открытых дверей – в последнюю субботу каждого месяца. В этот день могут прийти пациенты, у которых есть беспокойства на счет онкозаболеваний молочной железы и кожи. Направления не требуется. Однако нужно иметь при себе медицинский полис и паспорт. Обращаться нужно сразу в регистратуру поликлиники нашего диспансера. На вас заведут амбулаторную карту, после чего можно пройти осмотр у профильного специалиста – маммолога или онколога-дерматолога. При необходимости будут назначены дополнительные исследования.

— У меня вопрос по удалению родинок. Нужно ли предварительно проводить консультацию и где? А если выяснится, что родинка опасная, как быстро ее нужно удалять?

— Во-первых, вопрос об удалении «плохой» родинки должен решаться только после осмотра врачом-онкологом. И уж ни в коем случае не идти для этого, как некоторые делают, в косметологический кабинет. Во-вторых, есть ряд признаков, которые указывают на «подозрительную» родинку. Основные: зуд, увеличение родинки в размерах, изменение ее цвета, причем даже на отдельном участке, появление на родинке язвы, кровоточивости, а также увеличение близлежащих лимфоузлов. Все эти признаки требуют немедленного обращения к врачу-онкологу.

Мои собеседники добавили: в крае заболевания кожи – ведущая патология среди онкологических заболеваний. Это объясняется тем, что Ставрополье — сельскохозяйственный край, где жители много времени проводят в поле на открытом солнце, особенностями типа кожи и географическим фактором – живем в предгорье с интенсивным ультрафиолетовым воздействием. Но это не значит, что рак кожи подстерегает каждого и тем, у кого он однажды обнаружен, нужно прощаться с жизнью. Это заболевание, как отметили герои «прямой линии», поддается лечению, а после 5 лет диспансерного наблюдения больных снимают с учета при отсутствии рецидива. Но касается такой благоприятный прогноз именно рака кожи. Чего не скажешь о меланоме. Последняя – одна из самых злокачественных и агрессивных по своему клиническому течению опухолей кожи. Развивается меланома из пигментных клеток – невуса (родинки) и требует неотложного лечения у онколога.

— У меня обнаружили липому. Нужно ли ее удалять? Может ли она рассосаться?

— Липома – это доброкачественная опухоль. Сразу отвечаем: никуда она сама собой не денется, рассосаться не может. Если она вас не тревожит – с ней можно жить. Хотим вас предостеречь: никаких механических действий и попыток ее «раздробить» — типа массажа, физиопроцедур и прочее. Иначе травматизация опухоли может «запустить» злокачественный процесс.

— У нашей коллеги выявили редкую форму рака. Мы добились для нее выделения квоты на лечение в Санкт-Петербурге. Собрали ей деньги на дорогу. Сейчас она вернулась домой. Мы не знаем, потребуется ли ей еще помощь. Ведь на сбор денег нужно время. У коллеги – 4-я стадия рака.…

— Вы должны знать, что квота – это выделение денег только на бесплатное лечение.

Проезд, питание в дороге, проживание до момента поступления больного в клинику и прочие расходы в нее не входят.

Теперь по поводу предстоящего сбора денег. Хотим задать вопрос: на что? Больная, о которой вы говорите, по возвращении из Санкт-Петербурга поступила к нам в дневной стационар, ей проводили лечение современными препаратами, причем абсолютно бесплатно. То есть уровень высокотехнологичного лечения, которое она получала, позволял коллеге не находиться в диспансере круглосуточно и уходить домой. Ей установят индивидуальный график посещения врача, чтобы определить дальнейшую тактику лечения. Если потребуется, обезболивающие препараты также выдадут бесплатно.

Для нас доктора объяснили: некоторые думают, что 4-я стадия – это все, нужно готовиться к развязке. Но человек может жить еще долго, если болезнь приобретает хроническую форму. А вообще есть такая статистика: при раке 1-й стадии излечение возможно в 90 — 95 случаях, при 2-й – в 70 — 80, при 3-й – в 30 — 40, в зависимости от ряда факторов. 4-я стадия – это результат запущенности болезни, когда больной не обращался к врачу-онкологу.

– С этого года, как сообщали СМИ, пациент может выбрать лечебное учреждение, врача. Распространяется ли это правило на ваш диспансер?

— Здесь нужно уточнить. Закон дал пациенту право выбора врача, оговорив: при наличии возможностей, с согласия самого доктора. Нормы нагрузки на врача установлены не зря. Доктор может принять ограниченное количество пациентов — иначе будет страдать качество оказания медицинской помощи. Что касается онкологических заболеваний, то здесь важно не упустить время. Когда у больного злокачественная опухоль, а лечащий доктор в отпуске, прежде всего необходимо ориентироваться на состояние пациента и не затягивать с лечением.

— Как диспансер решает проблему очередей – в регистратуру, на госпитализацию?

— У нас есть предварительная запись к врачам. Можно записаться по телефонам 38-17-10 и 38-35-77. Кроме того, мы ввели еще такую систему: доктор сам назначает дату и время повторного визита больного и выдает ему сразу талон. То есть обращаться вновь в регистратуру не надо. Согласно 944-му Приказу Минздравсоцразвития России «Организация онкологической помощи населению» пациенту должен быть установлен диагноз в течение 14 дней с момента обращения. То есть в этот срок нужно уложиться и провести все необходимые исследования. Если речь идет о повторной госпитализации, то больному гарантированно назначают конкретную дату, резервируя место в стационаре. Решает этот вопрос лечащий врач диспансера. Это очень удобно, особенно для жителей отдаленных районов края.

Очередей на госпитализацию в стационар по поводу лечения злокачественных образований у нас нет. С целью доступности специализированной медицинской помощи в Ставрополе во всех поликлиниках города будут организованы первичные онкологические кабинеты. Специалисты прошли обучение на базе нашего диспансера.

— Как в вашем диспансере борются с коррупцией? Не каждый может в открытую пожаловаться на врача, опасаясь, что это может как-то отразиться на лечении.

— Есть несколько вариантов сообщить о таких фактах. Например, позвонить на телефон доверия главного врача – 38-50-11 или по телефону 38-23-43. Мы получали анонимные сообщения с жалобами на врачей, проводили беседы с ними. Но для служебного расследования все же нужны заявления с указанием конкретных фактов. Иначе – это выстрел в пустоту. Кроме того, в прошлом году в интернете появился сайт нашего диспансера: ставонко. рф. В нем есть раздел обращений, куда жители края могут написать вопросы или жалобы. В течение трех дней мы даем ответ. Но лучше, если пациенты и их родственники будут заходить на сайт, чтобы получить нужную информацию – например, о порядке поступления в стационар, видах медицинской помощи, квалификации врачей и другом..

Этот звонок раздался уже после окончания «прямой линии». Но не записать его мы не могли. И вы поймете почему:

— Я хочу поблагодарить коллектив дневного стационара химиотерапии и радиологического отделения № 1 за чуткость и внимание. Моего мужа уже нет в живых. Но все, что можно, врачи делали для его спасения. У супруга несколько раз открывалось кровотечение, доктора помогали советами, поддерживали меня. Работа в диспансере — не из приятных. Здесь нужно большое терпение. Спасибо сотрудникам за все…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов