Откровения нетипичного жулика

Мария Владимирова

Как-то днём зазвонил телефон. Обычный, проводной. Я только успела «алёкнуть», в трубке сквозь помехи послышался тревожный голос: «Мам!..». Без задней мысли я ответила: «Вы ошиблись» и собиралась уже дать отбой, но на том конце провода молодой мужской голос остановил меня:

– Вас никогда не обманывали по телефону?

– Пожалуй, нет.

– А я сейчас собирался Вас обмануть...

– Зачем?

– Да так, от скуки.

Слово за слово, мы разговорились. В общем-то, говорил он, незнакомый молодой человек. Сколько в его словах было правды и чему верить, не знаю, но что-то помешало мне положить трубку, не дослушав его до конца. Он сразу признался, что сидит в тюрьме где-то в Самарской области. Сам родом из Михайловска (должно быть, поэтому набрал номер со ставропольским кодом). Рассказал, что сейчас ему 32 года и что с 14 лет он с небольшими перерывами «отдыхает» за колючей проволокой. Говорил он довольно грамотно, поэтому как-то не верилось в его «тюремную легенду»: мол, всего-то шесть классов образования, остальную школьную программу проходил уже за решёткой.

Подумалось, может быть, меня кто-то разыгрывает?.. Но зачем?.. Было похоже, что мой собеседник действительно отбывает наказание и ему до того тоскливо в неволе, что уже всё равно, с кем поговорить. Я не задавала ему вопросов, почему он оказался в заключении и что такое натворил. Он сам признался, что сидит «за дело», каждый срок получал за кражи, что может вскрыть практически любую дверь, обойти сигнализацию. Занимался этим с азартом и от самого процесса получал огромное удовольствие. Собственно, ничему другому на свободе он не успел научиться.

– Сам понимаю, что это неправильно, ужасно, но ничего не могу поделать с собой. Я тут несколько раз в церковь ходил, с батюшкой разговаривал. Но что-то не помогло. Во мне как будто существуют две силы: одна светлая, а другая тёмная. Светлая говорит: не делай так, это плохо. Тёмная, наоборот, подталкивает: давай-давай! И, знаете, чаще всего побеждает тёмная сила. Я много обманывал, мошенничал, воровал. Но никого не убил, не смог бы убить.

Он на несколько секунд замолчал, затем продолжил:

– Когда я выйду, мне будет уже сорок. Никого из близких у меня уже нет. Никто не ждёт. Ну, выйду я. А как жить? Я же только квартиры могу взламывать.

Я попыталась вставить своё неуверенное слово. Мол, в сорок лет ещё не поздно начать всё с чистого листа, может, и семья ещё будет, дети.

– Вот, о чём я мечтаю, - оживился мой собеседник, - так это о том, чтобы у меня было продолжение. Очень хочу, чтобы были дети. У меня ведь здоровье на зависть всем. Я не помню, когда болел, не то что серьезным чем-то, даже простудой. А с другой стороны — ну, передам я детям здоровые гены, а что ещё? Что я им смогу дать, чему научить?..

Монолог явно заходил в тупик. Я понимала, что утешение типа «нельзя терять надежду на лучшее» в данном случае будет по меньшей мере неубедительным. Но мой собеседник, наверное, не найдя ответа на свои риторические вопросы, решил вернуться к началу разговора:

– А вы всё-таки не будьте доверчивой. Вокруг столько жуликов, столько обмана. Будьте осторожны...

Он хотел сказать что-то ещё, но связь прервалась, и в трубке раздались короткие гудки. Я так и не поняла до конца, что это было на самом деле. Стереотипное представление о телефонных мошенниках никак не вязалось с тем, что я услышала от незнакомого собеседника. В любом случае, кто бы он ни был, спасибо за предупреждение.

телефон, жулик, откровение

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов