Откуда душу взять?..

Наталья Буняева

Откуда душу взять?..

Эта история началась давно, месяц назад. Тогда холодно было очень. В редакцию позвонила женщина и рассказала, что в их дворе уже десять дней лежит человек, укрытый картоном. Пока живой, очень больной, промокший... «Его зовут Сергей, сколько лет, непонятно. Вроде был в больнице, там ему прооперировали ногу, и он опять оказался на улице... Помогите!»

 Чем помочь? Приютов в городе для людей без определенного места жительства нет. Есть интернат в Свистухе, но туда пока доберешься... А человек — вот он, сегодня умирает на мокром асфальте. Куда его? Позвонила своим давним друзьям в братство Святого Духа: спасайте, надо хотя бы «на передержку» взять, пока решим с интернатом. Тянуть нельзя: на улице холод, мокро.
Ребята откликнулись сразу: нашли машину и поехали искать нашего Сергея. Искали долго, часа три, ходили по квартирам, пока кто-то не показал на груду картонных листов, мокрых... Это и было пристанище бедняги. И вот ведь что! То ли напуган кем был наш Сергей, то ли думал, что, может, его сейчас на органы заберут (любимая страшилка у бомжей: кому нужны их больные органы?), но только ехать категорически отказался... Упирался, как Иванушка на лопате перед печью Бабы Яги! Несколько молодых и сильных парней не смогли с ним справиться. С тем и уехали, насовав ему в карманы визиток, бумажек с телефонами...
На другой день, когда холод уже дробил зубы, кто-то из подкармливающих несчастного уговорил-таки ехать. Позвонили в братство... Но вот незадача: теперь машины нет! Можно бы на такси его в Темнолесскую отвезти, но и денег на такси нет...
«А душа, знаете, как болела... - рассказывает руководитель Ставропольского филиала братства Сергей Мокроусов. - Как только нам позвонили, ребята отправились на поиски работы, чтобы оплатить машину. Заработали и поехали за страждущим. Кое-как втиснули его в такси: он совсем не ходил, на ногах не держался и был в ужасном состоянии... Просили «зрителей» помочь... Ну, сами понимаете...»
 Через час продрогшего и испуганного Сергея Ратова уже мыли и переодевали в сухое. Ложку он не держал, кормили сами, как маленького ребенка: ложечку за маму, ложечку за папу... Хотя кто такие папа и мама, Сергей  не знал: был детдомовцем, по выходу из учреждения получил общежитие. А потом — история темная: то ли продал жилье, то ли пропил... Короче, оказался на улице. Что такое воспитаннику детского дома попасть в такую ситуацию. Думаю, что «домашнему» все-таки проще... Он хоть чай на костре заварит, найдет способ украсть, хоть и не принято об этом говорить. А сирота, выросший на всем готовом? Худо-бедно кормили, заботились, навыков никаких — вот и получилось, что Сергея избивали все кому не лень, стоило сердобольным жильцам вынести ему, как бродячей собаке, миску еды...
 В первые сутки он просто спал. А тем временем в реабилитационном центре шла работа. Сергей Мокроусов: «Не могу сказать, что планов громадье. Но и те, что есть, требуют усилий. Вот, к примеру, сейчас мы занимаемся организацией передвижного пункта помощи людям, оставшимся без жилья. Впереди зима, и мы в состоянии хотя бы накормить их, оказать несложную медицинскую помощь. Для этих целей нам нужен автобус. Вот его и «добываем»... Многие наши ребята сами были в такой ситуации: ты один, ты хочешь есть, тебе холодно и ты никому не нужен. Многие потом, уже в реабилитационном центре, никак не могли привыкнуть и поверить, что теперь у них есть собственная постель, горячая пища, что вновь появились книги и какие-то надежды на будущее. Сейчас я, как руководитель Ставропольского филиала реабилитационного центра для наркозависимых,  могу сказать, что нам и приют по силам. Если бы город нашел помещение, пусть не самое комфортное, мы бы не отказались от него. Ведь были раньше ночлежки? А сейчас? Куда девать этих людей, несчастных, уже не понимающих, что облик нормального человека потерян, но так же чувствующих и боль, и обиду из-за их несложившейся жизни? Если у города вдруг появится на примете любой старый дом, дайте его нам. Мы не хоромы просим, любой барак подойдет, и мы будем благодарны. Мы его отремонтируем и сможем дать приют, а кого-то и вернуть в социум... Пока же мы занимаемся нашим автобусом. Пара фляг супа, чая, хлеб, медикаменты - это реальная подмога бездомным. У нас, кстати, их не так уж и много...»
  Есть у центра и еще одна забота: новый офис. Старый уже не вмещает всех желающих. А это те, кому нужна помощь в реабилитации от зависимостей, это их родители, это и те ребята, кто не хочет (читай, боится) оторваться от братства... Сейчас огромная ставка на спорт. Кстати, очень многие молодые парни попробовали наркотики, занимаясь спортом. Так уж сложилось... Сейчас они возвращаются: кто-то набирает форму, кто-то занимается с детьми, а есть и те, кто вернулся в большой спорт. В общем, будет офис побольше, появится возможность встречаться, строить  совместные планы.  Предполагается даже создание группы быстрого реагирования. Если совсем уж плохо ведет себя зависимый от всяких пагубных страстей, то на выручку его родителям придут ребята, давно «завязавшие»...
 Мы год  не заглядывали в станицу Темнолесскую. Жизнь и там кипит! Руководитель реабилитационного центра Николай Новопашин рассказал, какие изменения произошли там за последнее время. О прибавлении в семействе гусей-лебедей, овец и кроликов можно не говорить: им там давно уже счет потерян. Да и некогда считать: силами послушников там возводится храм! Это сложная, кропотливая и вообще тяжелая работа - рельеф местности главная помеха в подвозе стройматериалов. Но ведь и не с таким справлялись: когда-то пять человек укрылись в развалинах полевого стана, спасаясь от наркотиков. И вот что из этого вышло: аккуратное, ухоженное поселение, мало зависящее от окружающего мира. Очень многое ребята делают сами. Сами построили общежитие для тех, кто, вероятно, уже не покинет Темнолесскую. Не пятизвездочный отель, и даже на три звезды не тянет... Но жить можно и работы невпроворот.
 И самое главное: за последнее время в центре сыграно много свадеб! Родились дети, отцы нашли работу, и у них все хорошо. Тот, кто однажды потерял все, обретя хоть что-то, будет держаться за это «что-то»  руками и  зубами...
Хорошая новость. Наш герой Сергей Ратов на днях сделал первые шаги. Робко и неуверенно прошел «по стеночке». Ест сам, ложку держит уверенно. Пишу, как про ребенка. А сколько таких «детей улицы» сейчас мерзнет на теплотрассах, в Полковничьем яру, в лесу? И если мы не можем им помочь, так, может, стоит помочь тем, кто готов взять на себя эту ношу?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
ниче себе наркоманы... Бомжом быть не страшно - Наталья на страже. Я вас давно люблю дорогая моя зая.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Да парни славные. Даже не верится, что они в проблеме.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А знаете сколько таких в Ставрополе, да и на Кавказе и в стране? И что с ними со всеми делать? Побольше надо поддерживать таких инициатив, и помогать на всех уровнях!!! здоровья Вам ребята!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Удивляюсь этим ребятам. Такие красивые, грамотные, никогда бы не поверила, что бывшие наркоманы. Так держать!!!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
«Cегодня бездомный - это человек, которого фактически нет. Само слово “бездомный” не прописано ни в одном документе. Есть, правда, определение “лица без определенного места жительства, лица БОМЖ”. Но эта аббревиатура довольно условна. Она произошла из милицейских протоколов. Когда-то в милиции была такая отчетность. О тех, кто имел место прописки, писали: “Проживает по месту прописки”, а про тех, у кого прописки не было, в этой графе записывали: “Без определенного места жительства”.»
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Кстати... По разным оценкам, сегодня в России от 1,5 до 4,2 млн бездомных – то есть до 3% наших соотечественников! Наибольшая концентрация бездомных наблюдается в больших городах, прежде всего в Москве – около 75 тысяч человек - и в Санкт-Петербурге – около 50 тысяч.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Дай Бог всем этим людям сил и терпения в их нелегком труде! Думаю у администрации есть варианты для приюта. надо писать письма. И все будет нормально
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Бездомные В столице год бездомных «Бездомные люди – очень разные, и требуют разного внимания», – говорит руководитель проекта «Служба помощи бездомным Каритас» Марина Перминова. Сеть «Если дома нет» объявили 2010 год в Москве – Годом бездомного человека Одна благотворительная организация или волонтерская группа не в состоянии справиться со всеми проблемами своих подопечных. Чтобы охватить все грани бездомности, несколько столичных НКО, работающих с этой категорией людей (фонд «Институт экономики города», религиозная организация Католический центр «Каритас Архиепархии Божьей Матери в Москве», движение «Друзья на улице»), в ноябре 2009 года решили объединиться в сеть «Если дома нет». Создание сети – это стратегия, говорят ее участники. А тактика – это объявление 2010 года в Москве Годом бездомного человека. В Европе 2010-ый проходит под знаком борьбы против бедности и социальной исключенности. И если даже в благополучной Европе эта проблема становится поводом для размышлений на целый год, то, что уж говорить о России. В Москве десятки тысяч бездомных, а значит, социально исключенных людей. Власть и нищий Общая цель объединения – это обеспечение бездомным людям доступа к реализации их прав независимо от наличия или отсутствия регистрации. Конституция для всех одна, но на практике бездомные люди не могут воспользоваться главным законом государства. Они не могут получить паспорт, оформить пенсию или инвалидность, зарегистрировать своего ребенка, получать льготы, пособия, медицинскую помощь, обратиться в суд или попасть на прием к чиновнику, получить статус безработного или легально трудоустроиться, получить образование, получить денежный перевод от родных, купить билет на поезд, поселиться в гостинице. И даже такие мелочи, как приобретение сим-карты или выигрыш в лотерею, они себе позволить не могут. Мы никогда не задумываемся об этом, когда проходим мимо и говорим: сами виноваты. Мы никогда не берем в расчет то, что даже при желании изменить свою жизнь, у них нет такой возможности. И они не могут никому об этом рассказать, потому что бездомных просто никто не слышит. Организации, вошедшие в сеть «Если дома нет», планируют собрать всю информацию о «невозможностях» бездомных и донести ее до общества и власти. Тысяча открыток с жалобами и мыслями людей, проживающих на улице, будет отправлена государственным чиновникам, а Президенту РФ будет отправлено открытое письмо. Участие высокопоставленных персон в решении проблемы бездомности, по мнению руководителя группы «Люди вокзалов» дьякона Федора Котрелева, может принести колоссальный эффект: «В Европе давно уже устраиваются мероприятия, на которые приглашают совместно бездомных и представителей власти. Община святого Эгидия, например, может посадить за один стол мэра Рима и бродяг, которые еще вчера напивались на вокзале. А если мэр куда-то едет и с кем-то сидит за столом, то это уже телекамеры, общественное мнение, резонанс». Пока что за стол, но не с бездомными, а с теми, кто старается им помочь, садится лишь один представитель госструктур. Но ему и положено. Свою поддержку и одобрение новому проекту выразил начальник отдела социальной помощи бездомным гражданам Департамента социальной защиты населения города Москвы Андрей Пентюхов. Кнут или пряник? Со всеми присутствующими организациями Департамент объединяет уже довольно длительное сотрудничество, а разъединяют разные взгляды на проблему и на ее решение. Андрей Пентюхов не устает предостерегать своих коллег из негосударственных структур: «Милосердие не должно превратиться в лже-милосердие. Предоставляя человеку на улице питание, мы фактически закрепляем его в том состоянии, в котором он пребывает. Мы не предоставляем ему ту самую удочку, с помощью которой он смог бы поймать рыбу». «Не думаю, что приезжая с едой два раза в неделю на одну точку, мы можем избаловать наших подопечных, – отвечает на упрек представителя департамента руководитель православного народного движение “Курский вокзал. Бездомные дети” Рустам Исламгулов. – Тем более, что еда – это не цель, это инструмент общения». Уже накормленному человеку волонтеры движения рассказывают, куда он может обратиться за помощью, как восстановить документы и как выжить на улице. Андрей Пентюхов уверен, что действовать нужно по принципу «кнута и пряника». «Пряник – это то, что мы им даем поесть, но кнут должен создать механизм для того, чтобы люди все-таки были вынуждены вести нормальный образ жизни». По статистике Департамента социальной защиты города около большинство бродяг, сидящих на остановках, у входов в метро, ночующих в подвалах и подъездах, придется именно вынуждать, и лишь около 10% соглашается на предложение «Социального патруля», созданного при Департаменте, поехать в спецучреждение для решения своих проблем. При этом по опыту негосударственных благотворительных организаций – более 20% их подопечных начинают налаживать свою жизнь. В данном вопросе статистика – вещь неоднозначная. Например, неизвестна даже примерная цифра, сколько всего в Москве бродяг. Данные расходятся от 10 до 100 тысяч. Несколько лет назад Департамент соцзащиты решил провести «перепись бомжей». На улицу вышли 2000 соцработников и дружинников, и насчитали… 774 человека без определенного места жительства. Все остальные просто спрятались. Может быть, связано это именно с тем, что чаще эти люди все-таки видят именно кнут, а не пряник… Кто не моется, тот не ест За счет городского бюджета кормежка людей улиц все-таки осуществляется. Только с условием – чтобы получить горячий обед человек должен прийти на дезинфекционную станцию, где есть санпропускник, помыться, пройти санобработку от педикулеза и чесотки, переодеться, и только тогда он получит еду. Таким образом, соцслужбы города пытаются «создать у бродяг мотивацию для приведения себя в порядок». На самом деле, многие и рады бы, но… По официальным данным годовые мощности трех работающих в Москве санпропускников – это около 250 тысяч санобработок, и, по словам Андрея Пентюхова, сейчас эти мощности используются наполовину –140-142 тысячи обработок в год. То есть ежедневно на одной из точек может помыться 200-250 человек. Так в отчетности. На деле же, и эту цифру стоит разделить на два, а то и на три. И даже если не делить, а, используя идеальные показатели, сопоставить количество санобработок (250 тысяч) и количество бездомных (как минимум 10 тысяч), то получается, что каждый может воспользоваться услугой 25 раз в год, то есть два раза в месяц. Это одна проблема. Вот другая. «Многие хотят попасть в автобус “Милосердие”, – говорят его сотрудники, – потому что утром мы ведем их на санпропускник не через общую очередь. А общая очередь – это такое место, где могут слабого и побить, и не пустить…» И вот таких трудностей в жизни бездомных множество. В Москве существует 1477 жилых мест для бездомных, и всегда есть свободные. А десятки тысяч людей все равно ищут места ночлега возле коллекторов и теплотрасс. Наверняка ведь не только потому пустуют эти места, что часть бродяг привыкла к уличной жизни и не желает ее менять. Есть ведь и еще какая-то причина. Федор Котрелёв: «Мы в России идем за поездом, а поезд уже давно уехал вперед – в Европе уже давно придумали, в каком направлении двигаться, и нам надо только брать пример». Справа: Руководитель «Службы помощи бездомным Каритас» Марина Перминова: «Общественные организации работают с другой стороны, и нужно вместе – госструктурам и нам – думать, что делать, потому что невозможно одной организации увидеть все трудности и решать их. Мы хотим, чтобы в этот год произошло некоторое осознание» По закону каждый гражданин России, оставшийся без паспорта, может получить справку о его утрате, а восстановление паспорта должно по закону должно осуществлять по месту обращения и пребывания, но и здесь лица без регистрации сталкиваются с трудностями. Механизмы вроде бы есть, но почему они не работают? Именно на этот вопрос надеются ответить участники объединения «Если дома нет» в течение этого года. Для того, чтобы увидеть ситуацию глазами бездомных, был создан опросник «Тетрадь-2010». В нем бездомные люди, живущие в разных районах столицы, смогут поделиться своим личным опытом попыток найти ночлег, соблюдения личной гигиены, восстановления документов. Их ответы будут распространены среди населения, и в первую очередь среди работников спецучреждений, метрополитена, паспортных столов, милиции. С той же целью Фондом «Институт экономики города» уже выпущена книга, дающая обзор основных барьеров в различных сферах, с которыми сталкиваются люди, не имеющие регистрации, – «Бездомность: есть ли выход?» А конкретно гигиеническим нуждам людей без крыши надо головой будет посвящен круглый стол «Где помыться, если негде спать», в котором примут участие представители государственных структур и некоммерческих организаций. «Будем вместе думать, как отработать систему», – говорит Марина Перминова. Ночевки и дневки Возле входа на станцию метро «Павелецкая» сидит женщина. На предложение пойти в теплый автобус православной службы «Милосердие», получить медицинскую помощь, утром помыться и пройти санобработку, она отвечает невнятными фразами, обозначающими отказ. Острой видимой необходимости в помощи нет, и сотрудники автобуса вздыхают: «Человек уже в том состоянии, когда уже ничего не может хотеть, кроме как есть и спать. А мы не можем его принуждать». Полномочия для принуждения мог бы получить «Социальный патруль». Но два законопроекта, которые уже дважды представлялись в Госдуму на рассмотрение и не были поддержаны, помимо прочего предполагают наказание за бездомность. «Даже в Европейской конвенции о защите прав и свобод имеется пункт, – говорит Андрей Пентюхов, – который предполагает меры воздействия в виде содержания под стражей алкоголиков, наркоманов и бродяг» (ст.5.1.е). Руководитель движения «Курский вокзал. Бездомные дети» Рустам Исламгулов: «Нужно развивать социальную рекламу, потому что большинство людей не знают, что делать, когда они попали в беду». Справа: Координатор движения «Друзья на улице» Наталья Маркова: «Если с завтрашнего дня мы перестанем кормить этих людей, мы должны что-то предложить им взамен. Иначе, многие из них просто умрут. Многие из нас здесь христиане, мы не можем быть безразличными и просто смотреть, как гибнут люди. Даже если эти люди не хотят куда-то идти и что-то менять, это не значит, что мы должны быть безразличны» Силовые методы далеко не во всех случаях дают результат, считают представители волонтерских организаций. Частично проблему могла бы решить сеть Дневных центров, уверены они. Сейчас цепочка оказания помощи имеет прорывы. Так, если человек общается с социальным работником или с волонтером, которые содействуют ему в поисках выхода из сложившейся ситуации, до окончательного решения его проблемы должно пройти время. И это время бездомный точно также проводит на улице, где с ним может произойти все, что угодно. А прежде чем выяснять, хочет ли человек получить помощь, надо его вытрезвить, но на данный момент так называемых «мокрых гостиниц» (в которые на западе в холодное время года помещают всех бездомные в любом состоянии) и ЛТП не существует. О необходимости именно такого вида принуждения говорят многие представители НКО. Сейчас в наркологических больницах города некоторые бездомные по собственному желанию проходят лечение от алкоголизма. Но даже тех немногих, кто понимает свою проблему и готов с ней бороться, еще долго надо «водить за руку». Психика людей, даже недолго проживших на улице, меняется. «Это взрослые люди», – говорит Андрей Пентюхов. «Они как малые дети», – про многих из бездомных говорят волонтеры. Духовный поиск Инфантилизмом бездомных часто готовы воспользоваться нетрадиционные для России новые религиозные образования. Более того, до определенного момента человек, оказавшийся на улице, все-таки задается вопросом, почему так произошло. И даже самый пропитой бродяга между своими попытками забыться и не обращать внимания на травмирующую реальность его горькой жизни все-таки нет-нет, да и задумается. А тут-то как раз и проявляют себя сомнительные организации, легко находя новых «клиентов» в этой среде. Казалось бы, что может быть хуже, чем пить в привокзальной подворотне, а потом валяться в луже. Но, как показывает опыт, последствия пребывания в приютах, организованных при нетрадиционных религиозных группах, приводят к еще худшим последствиям. В объединение «Если дома нет» входят светские организации и представители традиционных конфессий. Традиционно-христианские негосударственные организации стараются хотя бы частично охватывать религиозные нужды своих подопечных. А, как бы это ни было для многих удивительно, нужды эти у бездомных есть. Каждую пятницу, в половине девятого вечера, на Ярославском вокзале в часовне Сергия Радонежского группа «Люди вокзалов» проводит совместную молитву вместе с бездомными. Православное движение «Курский вокзал. Бездомные дети» помогает креститься изъявившим такое желание подопечным. Оказывается, востребована не только горячая еда и теплая одежда. Мнение, что «бомжи» ни в чем не нуждаются, кроме как в выпивке, – распространенное заблуждение, борьба с которым также одна из задач Года бездомного человека. Чтобы показать, что эти люди способны глубоко мыслить, сочинять, творить, в московских галереях будут проведены выставки работ творческой группы, существующей при социальной гостинице «Марфино», а также фотографий, сделанных бездомными-участниками проекта центра «Каритас». В рамках Года бездомного человека в Москве пройдет еще ряд акций, встреч и мероприятий, которые будут призваны обратить внимание общества и властей на проблему бедности и социальной исключенности. «К нам в ночной автобус, – рассказывает врач православной службы «Милосердие» Дмитрий Осипенко, – попадали и директор фермы, и известные в прошлом артисты, студенты, офисные работники и просто работяги. Так что практически любой может оказаться в такой ситуации». А значит, Год бездомного человека – это год не только диалога профильных госструктур и благотворительных организаций, а также и время неравнодушия общества в целом.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Если вы, парно, сможете выбить у властей этот автобус, я готов быть с вами: я медбрат. Операцию не сделаю, но помочь смогу.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
И еще: спасибо автору, поднявшему эту тему. Уже сейчас нужно выволять места, где эти люди собираются. Или как-то централизованно: собирать их и кормить. Хотя бы это - зима обещает быть холодной. Это благое дело и вам зачтется.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
211142 Сергей Валерьевич. Автобус уже выбил. Ждем вас с ящиком под лекарства и дипломом, что медбрат. Так же просим написать места скопления бомжей. В автобусе милосердия будет психолог, священник и медбрат. В автобусе печка будет чтоб погреться и горячий обед с чаем. В общем для тела, души и духа. Спасибо за статью и добрые отзывы
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Продолжение. Так же за желающих оказать помощь продуктами питания, вещами и медикаментами во всех храмах Ставрополя будут проходить молебны о здравии
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Только милосердием стирается множество грехов препод. Лев Оптинский
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Благодарю всех! Кому не безразлична эта тема! Будем работать в этом направлении, ждем Вашей помощи и сотрудничества. Кто знает места скопления беспризорников просим сообщать адреса, тел. 8 928 321 12 84
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Бывшая аввтоколонная 1654 по-моему называлась.На Доваторцев у краевой больницы. Там все развалили. Наркоманы собираются и бомжи. Девченок с собой не берите - опасно! Мы там живем неподалеку.
1 2 3 4

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов