Откуда мы, кто мы и куда мы идем

Наталья Буняева

200 лет со дня рождения святителя Игнатия Брянчанинова

Дмитрий Александрович Брянчанинов родился 5 февраля 1807 года в селе Покровском Вологодской губернии в древней дворянской семье, которая вела свою родословную от витязя Михаила Бренко, который был другом Дмитрия Донского и погиб на Куликовом поле. Одно из самых ранних жизнеописаний епископа Игнатия, изданного в 1881 году, утверждает, что в самом раннем детстве обнаружилась исключительная религиозность Дмитрия, значение и смысл которой оставались загадкой даже для его родителей, как и то, что мальчик был всегда авторитетом для своих братьев и сестер. Взрослые его мало понимали, что, бесспорно, огорчало Дмитрия, и он от них, в том числе и от родителей, отдалялся с каждым годом все дальше и дальше. Другом был у него только младший, Петр, ставший со временем губернатором Ставропольской губернии и затем, после губернаторства, монахом. Более того, приняли монашеский постриг и другие братья Дмитрия Брянчанинова – Михаил и Александр, но в конце своей жизни…

В 15 лет отец отвез Дмитрия в Петербург и отдал в военно­инженерное училище, где тот сразу удивил преподавателей своими умом и успехами в учебе. Окончив училище в девятнадцать лет, он мог бы сделать блестящую карьеру инженера, стать, возможно, генералом или министром, но юноша знакомится с монахами Валаамского монастыря и становится учеником отца Леонида (в схиме ­ Льва), ставшего позже основателем старчества в Оптиной пустыни.

Повышенная религиозность Дмитрия вызывала у многих подозрения, как и его авторитет среди некоторых товарищей по училищу. Над ним откровенно смеялись, считали его религиозность причудой. У Дмитрия возникла мысль уйти из мира, стать монахом. Родители были против этого, а высокое начальство разгневалось. Брянчанинову было приказано немедленно выехать в крепость Динабург и приступить к исполнению своих обязанностей инженера. Лишь через год юноша смог оставить светскую службу и начать свой путь в иночестве.

В начале 1832 года Преосвященный Стефан назначил иеромонаха Игнатия на должность настоятеля монастыря, который был основан в XV веке преподобным Григорием Пельшемским. В 1833 году он был возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Троице­Сергиевой пустыни под Петербургом, где Брянчанинов трудился 24 года.

Вот как писал об этом периоде жизни Брянчанинова в 1967 году архиепископ Ставропольский и Бакинский Михаил (Чуб): «Изнуряемый тяжелыми недугами архимандрит Игнатий просился на покой, но его просьбы остались неисполненными. За все 24 года настоятельства в Троице­Сергиевой пустыне он только три раза получал отпуск для поправки здоровья… Ему было определено послужить Церкви и в епископском сане, управляя одной из новых и самых своеобразных епархий в России. Это была Кавказская и Черноморская епархия с кафедрой в Ставрополе, основанная в 1843 году. Архиерейская хиротония архимандрита Игнатия состоялась в Петербурге, в Казанском соборе, 27 октября 1857 года. Попрощавшись с братией Троице­Сергиевой пустыни, приведенной его трудами в цветущее состояние, владыка Игнатий отправился в далекий путь, на Кавказ. Путь пролегал через Москву, Курск и Харьков. В степях за Доном на путников внезапно обрушился снежный буран. В Ставрополь владыка прибыл 4 января 1858 года и в канун праздника Богоявления совершил здесь свое первое служение».

С 1855 по 1862 год в Ставрополе был губернатором его любимый брат и друг Петр Александрович Брянчанинов, что было весьма отрадно для нового владыки. Об этом периоде жизни святителя Игнатия подробно написал нынешний протоиерей Успенской церкви Михаил (Моздор) в книге «Святитель Игнатий (Брянчанинов), епископ Кавказский и Черноморский», изданной в Ставрополе в 1999 году по благословению митрополита Гедеона. Вот что написал М. Моздор в своей книге:

«С первого дня пребывания в Ставрополе владыка Игнатий ощутил тяготы неустроенности вверенной ему кафедры. Ветхая хижина, именуемая Архиерейским домом, пожертвованная 14 лет назад купцом Волобуевым для приюта первого Ставропольского епископа Иеремии, к тому времени стала разрушаться. Поэтому Святитель первые полгода вынужден был проживать на частной квартире, безвозмездно предоставленной ему Г. Стасенковым.

… братия Архиерейского дома, в которую вошли прибывшие со Святителями ученики, разделяла все тяготы своего наставника: производили посильный ремонт в жилых помещениях при Крестовоздвиженском и Андреевском храмах, а также свершали богослужения в них и в церкви Ставропольского тюремного замка».

По мнению владыки, «Архиерейский дом должен стоять вдали от шумных мест города и носить характер монастыря». И это место нашлось в верхней части города, названной Воробьевкой, при Андреевской церкви.

После Пасхи владыка объехал свою епархию, что заняло много времени. А затем занялся строительством храмов и духовных учебных заведений. При нем была сооружена грандиозная колокольня на Крепостной горе, появились женские гимназии, семинария неподалеку от Андреевского собора… родилась улица Семинарская, ныне – Пушкина.

Последний, 1861 год пребывания в Ставрополе был для владыки Игнатия очень трудным, и он обратился с письмом к императору Александру II.

5 августа 1861 года преосвященнейший Игнатий был уволен от управления епархией. И настал последний, быть может, главный, период его жизни, полностью посвященный размышлениям и работе за письменным столом. В результате Брянчанинов подготовил к печати семь томов своих сочинений. Они были переизданы в начале девяностых годов прошедшего века, и это стало событием не только в России.

Скончался удивительный подвижник и духовный писатель 30 апреля (13 мая) 1867 года. Накануне своей кончины святитель Игнатий написал: «Кто я? Явление? Но я чувствую существование мое. Многие годы размышлял некто (св. Иоанн Дамаскин) об ответе удовлетворительном на предложенный вопрос, размышлял, углубляясь в самовоззрение, при свете светильника Духа Божия. Многолетним размышлением он приведен был к следующему относительному определению человека: «Человек ­ отблеск Существа и заимствует от этого Существа характер существа». Бог, единый Сын, отражается в жизни человека. Так изображает себя солнце в чистой дождевой капле. В дождевой капле мы видим солнце; то, что видим в ней, ­ не солнце. Солнце там — на высоте недосягаемой».

В 1988 году Поместный собор Русской Православной Церкви, посвященный 1000­летию крещения Руси, причислил епископа Игнатия (Брянчанинова) к лику святых.

Вадим ЧЕРНОВ,

член Союза писателей России.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов