Падающего подтолкни?..

Наталья Буняева

Рассказ о том, как всего один приказ Минздрава заставил опустить руки сотрудников экстренных служб: спасателей, пожарных, полицейских

Падающего подтолкни?..

Не так давно коллега был в большом недоумении: едва ли не на его глазах машина сбила женщину. Собралась толпа, все старались как-то помочь и в результате чуть не уморили несчастную: «Я им говорю, что не надо трогать… Надо вызывать спасателей, «скорую»! Меня никто не слушал, все галдели, еще и мне досталось — надо спасать! Что в таких случаях делать? Как должен вести себя человек, оказавшийся рядом с терпящим бедствие?»

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вернемся в не такое уж давнее прошлое. Где только нам не рассказывали о первой медицинской помощи пострадавшему: в поликлиниках висели плакаты, по радио, даже перед сеансом в кино об этом говорили! Где только было возможно, существовали курсы по гражданской обороне. И да: так буквально вколачивали «науку» на случай войны или чрезвычайных происшествий. И ведь на практике применялись все эти знания! Сердечный приступ — кладем больного на спину, нитроглицерин, пострадавшему поднимаем ноги. Да таких знаний у каждого — как сейчас какой-нибудь медицинский курс. Особенно на сложных производствах, где стояли станки и работа была сопряжена с риском для здоровья.
Много воды утекло с тех пор. И, вот какая странная коллизия с нами приключилась: мы утратили готовность помочь ближнему! Упал человек на улице - и все: либо мимо пройдем, либо станем бестолково метаться вокруг. И, оказывается, по нынешним законам, это правильно! Нет у нас права оказывать первую медицинскую помощь, даже если знаем, как. Даже если носим с собой аптечку или перевязочные материалы.
Потому что вышел приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации за номером 323 от 4 мая 2012 года. Полное название приказа «Об утверждении перечня состояний, при которых оказывается первая помощь, и перечня мероприятий по оказанию первой помощи». Если понимать буквально этот приказ, то мы больше не имеем права помогать тем, кто оказался в беде. Вернее, право-то мы имеем, но настолько ограниченное, что даже не понятно, о ком забота: о криворуком народе, способном добить попавшего в беду человека, или о терпящем бедствие? Цитирую не полностью, ибо очень длинно: «Первая помощь до оказания медицинской помощи оказывается гражданам при несчастных случаях… лицами, обязанными оказывать первую помощь и имеющими соответствующую подготовку». Далее перечисляются службы. И в конце: «Водители транспортных средств и другие лица вправе оказывать первую помощь при наличии соответствующей подготовки и (или) навыков». Что ни слово, то загадка: все водители или не все? Кто такие другие лица? Подготовка должна быть медицинской или какой еще? Ну и про навыки отдельно. Вот я на улице пытаюсь помочь, скажем, больному эпилепсией. Тут не просчитаешь: судороги могут случиться где угодно и когда угодно. До приезда «скорой» мы вроде справляемся. И потом получается, что я где-то и кому-то должна доказывать, что у меня есть навыки…
В общем, помочь разобраться в хитросплетении новорожденного приказа прошу Евгения Нефедова, начальника отделения медицинского обеспечения краевой противопожарной аварийно-спасательной службы.
— Евгений Евгеньевич, так все серьезно? Я уже не говорю о простых людях. Но ваши специалисты тоже не имеют права на оказание первой медицинской помощи?
— Хочу сказать, что из приказа вообще исчезло слово «медицинская». По сути, он вступает в противоречие с Трудовым и Уголовным кодексами. Там, как известно, есть статья об оставлении в опасности. Привожу пример: я занимаюсь комплектацией аптечек для бригад спасателей. Собрал в аптечки все, что необходимо: перевязочные, «скоропомощные» средства. Но теперь по приезде на место происшествия спасатель не имеет права воспользоваться этой аптечкой! Человека вытаскивают из искореженного автомобиля - и все. Можно наложить жгут, укрыть несчастного одеялом. А у пострадавшего болевой шок, ему нужно колоть обезболивающее. И спасатель, по приказу Минздрава, оставляет человека в опасности, не оказывая ему необходимой медицинской помощи. Но все спасатели проходят обучение по медицинской подготовке в территориальном центре медицины катастроф. Возвращаясь к примеру с аварией, хочу сказать, что по рекомендациям Всемирной организации здравоохранения каждый человек на планете имеет право на медицинскую помощь, в том числе и на обезболивание. И сколько россиян умерли от посттравматического шока или интоксикации во время транспортировки в больницу, неизвестно.
— Минздрав решил, что при оказании медпомощи пострадавшему может случиться приступ аллергии…
— И поэтому убрал все медикаменты из аптечки первой помощи! Хотя при оказании медицинской помощи по жизненным показаниям побочные реакции не учитываются. Так как в комплексе лечения пострадавших имеются и медикаменты антиаллергического действия. Теперь пострадавшие остались и без препаратов жизненно важных, и без препаратов от аллергии. Они тоже под запретом.
— Теперь непосредственно об аптечках. Приказ противоречит Трудовому кодексу: выходит, мы можем не соблюдать санитарно-гигиенические правила на рабочих местах, где должна находиться аптечка с набором медикаментов для оказания первой медицинской помощи.
— То есть, если у кого-то из сотрудников вашей редакции вдруг поднимется давление и человеку станет плохо — вы не имеете права дать ему таблетку. И дождется ли «скорую» без «существенных потерь» для здоровья гипертоник — большой вопрос. Более того, вы не имеете права держать на работе медикаменты. Цитирую: «Хранение лекарственных средств осуществляется… только теми, кто имеет лицензию на фармацевтическую деятельность». Выходит, вы нарушаете закон, если в вашем доме есть аптечка с медикаментами, а лицензии нет! Я ссылаюсь на письмо Минздрава РФ 14—2/3049306 от 23. 07. 2012 года.
— Ну ладно, не всем можно. А экстренным службам? Ведь не везде есть медицинские работники, не во всех службах и бригадах.
— Всем этим премудростям в обязательном порядке обучаются сотрудники экстренных служб: полиция, пожарные, Служба спасения. Есть специально оборудованные всем необходимым машины… И мы в тупике: не пришлось бы раскомплектовывать спецавтомобили. Есть еще один нехороший момент. Вот смотрите, в бригаде спасателей есть фельдшер, то есть человек с медицинским образованием. Но даже он не имеет права оказывать помощь пострадавшему в дорожно-транспортном происшествии или на пожаре. Для этого нужен сертификат и отдельная лицензия на целый вид деятельности доврачебной помощи. То есть диплом об образовании, стаж работы, спецподготовка не учитываются.
— Вы знаете, при изобилии всевозможных телепрограмм о медицине складывается впечатление, что все они работают на рекламу. Как нам «вырулить» на доперестроечные позиции? Как-то несравнимы мы по уровню знаний и гражданской ответственности с нами, «тогдашними»?
— Я всю жизнь проработал врачом. И мне странно наблюдать за теперешним искусственно создаваемым вакуумом в знаниях россиян. Сейчас мы должны, обязаны просто, открывать какие-то курсы, учить людей помогать друг другу, информировать с экранов телевизоров и рассказывать по радио о том, как и что нужно делать. Пропаганда помощи должна быть, и, кто знает, может, и странный приказ отменят…
От автора: совсем недавно я смотрела репортаж о первой медицинской помощи в Америке. Там такой был интересный акцент: в каждом крупном магазине или учреждении есть в свободном доступе дефибриллятор. Прибор такой для «заводки» сердца. И ведь пользуются им, он прост в применении, безопасен… Понятно, что наше государство в непрестанной заботе о гражданах такие штуки нам в руки не даст: мало ли, может, мы их к голове будем прикладывать? И только в американских фильмах про их доблестных спасателей мы видим про сложнейшие манипуляции: трахеотомию, к примеру, или ту же дефибрилляцию. Но наш спасатель даже зеленкой не имеет права намазать пострадавшего. Да по новым правилам ее и нет в аптечке…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов