Память Великой Отечественной

Виталий Задорожный

Я вспоминаю то, что было,
Уж много лет тому назад.
Что память сердца сохранила,
О чем нельзя не рассказать.

28 лет назад, осенью 1983 года, от станции Ставрополь отправился в более чем двухнедельную поездку по пяти союзным республикам тогдашнего СССР поезд мира «Ставрополье». Проходила она под девизом «Мир дому твоему». Среди ее участников было немало ставропольских фронтовиков, прошедших нелегкими дорогами войны. Благородная миссия ставропольского поезда мира имела в то время важное значение. Вспоминая эту памятную поездку, думаешь, что мысли и дела участников поезда мира актуальны и сегодня.

В предыдущих публикациях о маршруте поезда мира, прошедших в газете «Вечерний Ставрополь», рассказывалось о встречах ставропольцев со сторонниками мира в Киеве и Чернигове, Минске и Бресте, Ленинграде, Новгороде, Смоленске. Очередная остановка поезда - Прибалтика.

Фронтовики. Сколько встреч состоялось с ними у журналистов, участников поезда мира. Убеленные сединами, но крепкие фронтовой закалкой, они особенно волновались, когда состав шел по тем местам, где прошла их военная молодость. И как екнуло сердце бывшего боевого штурмана Михаила Григорьевича Владимирова, когда поездное радио объявило: «Поезд прибывает в столицу советской Литвы город Вильнюс».

Сразу вспомнилось фронтовику и летное училище, которое он окончил в последнем предвоенном году, и служба в бомбардировочной авиации дальнего действия, и многочисленные налеты эскадрильи на железнодорожный узел Вильно - прежнее название Вильнюса, где были большие скопления живой силы и техники врага. Наверное, вспомнился Владимирову и день 5 ноября 1944-го, когда за отличное выполнение боевых заданий, летное мастерство, мужество и отвагу он был представлен к званию Героя Советского Союза.

Фронтовик не мог сдержать волнение еще и оттого, что в Вильнюсе, в средней школе № 37, его ждала встреча с пионерами. Они создали музей боевой славы, нашли много материалов об эскадрилье, в которой воевал Владимиров. У ветерана много лет шла переписка со школьниками. И вот теперь – первая встреча. А уже из школы поехал Владимиров на прядильно-ткацкую фабрику «Аудеяс», что в переводе с литовского означает «Ткач». Взволнованным был его рассказ о военных годах:

- День Победы застал меня в госпитале. Мы, конечно, ликовали и считали, что теперь, после разгрома фашизма, мир восторжествует навечно. Так думали раненые солдаты, медсестры и врачи госпиталя, наши матери и жены, оставшиеся в тылу.

Михаила Григорьевича Владимирова сменила на трибуне еще одна участница войны, бывший военфельдшер, кавалер ордена Красной Звезды и двенадцати медалей Евдокия Яковлевна Шульженко:

- Мы, женщины, наверное, вдвойне, втройне волнуемся за счастье наши детей, за будущее наших внуков, за то, чтобы грядущее поколение никогда не увидело тех ужасов войны, которые пришлось пережить нам.

А ужасы Великой Отечественной пережили все народы Советского Союза, в том числе и литовский. Об этом говорил на митинге председатель Республиканского комитета защиты мира народный писатель Литвы, автор исторического романа «Проданные годы» Юозас Балтушис:

- Наша республика небольшая. Но когда мы вернулись в освобожденную Литву, увидели такие разрушения, что было очень трудно начинать восстановительные работы. Город Вильнюс – историческая столица Литвы – был разрушен почти наполовину. Старинный город Клайпеда – единственный порт Литвы – почти полностью уничтожен. Город Расейняй, известный с XIV века, и другие города республики встречали своих освободителей руинами.

К этому нельзя не добавить и местечко Аукштейн Панеряй в восьми километрах от Вильнюса, где во время гитлеровской оккупации было уничтожено более ста тысяч человек. А деревню Пирчупис, которую в 1944 году фашисты сожгли вместе с ее жителями, называют литовской Хатынью. Сейчас там стоят обелиски и монументы – памятник жертвам фашизма, включающий гранитную статую «Мать», как воплощение народного гнева и скорби, стена с рельефами и именами погибших. Они взывают к живущим: «Не допустите повторения смерти».

Когда на следующий день участники поезда мира побывали на памятных местах войны в Каунасе, в одной из вагонных стенных газет появилась небольшая заметка фронтовика, председателя Апанасенковской районной комиссии содействия Советскому фонду мира Григория Прокофьевича Шморгунова. Воевал он в стрелковом батальоне. После войны работал в школе военруком. Семнадцать его учеников стали офицерами. «Я много видел ужасов на войне, - писал в заметке ветеран. – Но зловещие казематы и камеры пыток форта номер девять снова напомнили: это не должно повториться».

Братьями по общей борьбе с фашизмом были в годы Великой Отечественной все советские народы. Эта мысль возникала всякий раз, как только поезд мира пересекал границу другой союзной республики. Ставропольцы въезжали в Россию. Перед ними был древний русский город Псков. Участник боев за этот город Петр Иванович Синеоков – человек очень мирной профессии. И до войны, и после демобилизации растил хлеб на полях совхоза «Урожайненский», что в Левокумском районе. За высокие намолоты был удостоен высокой награды Родины – ордена Ленина. А за войну грудь фронтовика украшали боевые награды.

- Это было в марте 43-го, - вспоминал ветеран. – Мы в составе первой ударной армии 189-й стрелковой дивизии форсировали реку Великую, недалеко от города Пскова, заняли плацдарм и удерживали его около трех месяцев. Немец сопротивлялся, но тем не менее отступил. Когда мы подходили к Пскову, видели, как сильно город пострадал. Ну а сейчас, проезжая по нему, мы видели новый Псков, совершенно неузнаваемый.

По этому новому Пскову и прошли ставропольцы. И почти на каждой улице, на каждой площади они видели, что псковитяне хорошо помнят и никогда не забудут минувшей войны. Об этом говорит памятник на месте фашистского концлагеря, где были замучены 65 тысяч советских воинов. Надпись с безмолвного гранита взывает: «Преклони голову перед теми, кто не преклонялся перед врагом». К памятнику ложатся цветы. На ленте надпись: «Памяти жертв фашизма от участников поезда мира «Ставрополье». Рассказывает экскурсовод Псковского бюро путешествий и экскурсий:

- Фашисты придавали Пскову большое значение. Они называли наш город так: «Ключ к парадным дверям Ленинграда». Здесь находилась стартовая площадка для ракет «Фау», направленных на Ленинград. А еще Псков называли «Ворота в Прибалтику». Фашисты укрепили Псков и его окрестности линией с названием «Пантера». Специалисты говорили, что она чуть-чуть слабее, чем линия Маннергейма под Ленинградом. Вот почему Псков был освобожден так поздно.

В 30-летний юбилей освобождения города псковитяне отдали дань памяти тем, кто прошел здесь с боями. На площади Победы, бывшем Кузнецком логу, они поставили 17 стволов зенитных орудий, которые смотрят в небо Пскова, охраняя могилу Неизвестного солдата, символизируя вечный салют над вечным покоем.

Ставропольские сторонники мира провели у Вечного огня короткий митинг. Мнение всех собравшихся выразил фронтовик кавалер ордена Красной Звезды председатель Кочубеевского районного Совета ветеранов войны Петр Маркович Гончаренко:

- Я очень люблю мир, люблю светлое небо над головой. Чтобы оно всегда было мирным, я трех своих сыновей воспитал так, что они стали защитниками нашей Родины. Они – кадровые военные. Офицером будет и мой внук, в котором я тоже воспитываю чувство любви к своей стране.

Горит у памятника на площади Победы Вечный огонь. Лежит здесь и прошедшая фронтовые дороги солдатская каска. Никто не забыт и ничто не забыто. А на прапоре древнего Псковского Кремля, который издавна был стражем земли русской, под гербом города надпись-предостережение князя русского Александра Невского: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. На том стояла и стоять будет Русская земля».

И снова нас, ставропольцев, встречает братская Прибалтика. На этот раз – солнечный Таллин. На перроне вокзала гостей с орденоносного Ставрополья приветствует председатель Республиканского комитета защиты мира Герой Советского Союза Эндель Карлович Пуусэп:

- Я с волнением вижу среди вас однополчан, которые 44 года назад сами переживали тревожную осень 1939-го, когда Гитлер, подминая одну за другой страны Европы, ополчился и на нас.

Двенадцать автобусов, по числу вагонов поезда, везут ставропольцев по Таллину. Везут на площадь Освободителей, где у невысокой стены, сложенной из камня, стоит бронзовая фигура советского воина. У подножия горит Вечный огонь, привезенный из Ленинграда, с Марсова поля.
Спуск по бульвару Суворова, и вот она, центральная площадь Таллина – площадь Победы. Имя свое она получила в память об июльских событиях 1940-го, когда сюда пришли около 40 тысяч трудящихся с требованием нового, демократического правительства, с требованием установить дружеские связи с СССР.

Ленинградская поэтесса Вера Инбер в блокадном городе писала: «Пройдет время, и всем героям будут установлены памятники. Очень строгие и простые». Когда знакомишься с таллинским мемориалом морякам-балтийцам, думается, что строки поэтессы именно о нем. Дорога от шоссе, где остались автобусы, проходит вдруг через рассеченную пирамиду. Над ней – три раненые, опаленные войной чайки как символ моряков, умирающих, но не сдающихся. Как трагичен надлом их крыльев… Кажется, что истерзанной грудью раздвигают они пределы пирамиды, рвутся к погибшим здесь морякам. В нише – Вечный огонь. Над ним поднялись две огромные ладони. Ладони, которые умеют ласкать ребенка. Ладони, которые умеют держать оружие. Эти ладони охраняют пламя Вечного огня.

Ставропольские работники культуры, приехавшие в Таллин поездом мира, волновались вдвойне. Еще бы! Когда в крае проходил очередной, 15-й фестиваль «Музыкальная осень Ставрополья», его желанными гостями были артисты советской Эстонии. Были они в те дни и в Ставропольском краеведческом музее, где состоялись теплые, дружеские встречи. Об этом, и о том, как тесно переплетаются дела и помыслы творческих работников с пропагандой идей мира, рассказал в своем выступлении в Таллинском Дворце строителей директор Ставропольского музея, участник Великой Отечественной войны, заслуженный работник культуры Вениамин Вениаминович Госданкер:

- Пожалуй, самым глубоким чувством, которое охватило всех нас сегодня независимо от возраста, профессии – это чувство памяти. А там, где память – там и тревога. Там, где тревога – там и гнев. А там, где гнев, тревога и память – там и высочайшая человеческая оптимистичность. И мы исполнены этим большим общественным долгом пронести сквозь города, столицы, мемориалы это святое чувство борьбы за мир.

Эстонским собратья по движению за мир Госданкер вручил в память о встрече плакат ставропольских художников Бочковых «Для человечества другой земли нет». На фоне голубого космоса – большая капля крови. В ней – земной шар, наша маленькая, но единственно разумная планета. Художник Георгий Лойко, бывший узник фашистских концлагерей, преподнес гостям авторскую медаль – символ непокоренного Таллина.

Людям Земли нужен мир, и за него нужно бороться – вот то главное, что сквозило во всех выступлениях. Заслуженный деятель культуры Эстонии Элла Августовна Пуудист выразила эту мысль в стихах:

Если мать провожает сына
От порога родного дома,
В школу, в поле, в небо или море,
Говоря ему: до свиданья.
В этом жизнь ее, в этом счастье.
Если мать провожает сына
Под раскаты военного грома,
В неизвестную темень, в ненастье,
В этом смерть ее, в этом – горе,
Это чаще всего – прощанье.

Да, все мы, сегодняшние, живем в этой святой надежде, что смерти и войне никогда не отдадим своих сыновей. И еще. Как бы ни пытались отдельные недальновидные политики посеять рознь между народами России, Украины, Прибалтики, это им не удастся. Братство, рожденное в огне Великой Отечественной войны, не разрушить никому. Маршруты поезда мира, о которых было рассказано в этих очерках, яркое тому подтверждение.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов