Памяти В.А. Казначеева

Памяти В.А. Казначеева

Когда 40 дней тому назад край прощался с Виктором Алексеевичем Казначеевым, было сказано немало тёплых слов о его разносторонней деятельности на благо Ставрополья и его людей. Кого бы я ни встречал в эти дни, каждый вспоминал эпизод, в котором этот человек проявлял лучшие качества, данные нам от Бога. В течение десятков лет мы, его современники и товарищи, ощущали на себе масштабность этой личности во всём — спокойствие и устремлённость А. Н. Косыгина, упрямство и напористость Г. К. Жукова, глубокое знание проблем Д. Ф. Устинова, уважение к человеку А. Я. Пельше, рассудительность и профессионализм Н. К. Байбакова, доступность, человечность, неутомимость и отвагу Ф. Д. Кулакова. Молодому поколению, нашим сынам и внукам, к сожалению, эти имена мало известны, но черты, которыми они обладали, и то, как много они сделали для Отечества, трудно переоценить. И Виктор Алексеевич был их достойным учеником и преемником в свершении плодотворных дел не только на Ставрополье, но и в стране.

Нас, журналистов, как и юристов, теперь, как и в прошлые времена, некоторые деятели во власти не любят, считая, что мы мешаем так называемому поступательному движению вперёд и порой суём нос туда, куда не надо. Виктор Алексеевич был не таким. Случалось, конечно, и он не соглашался с нами. Но, если правда была на нашей стороне, то те руководители, которые жаловались на печать, должны были не только притихнуть, но и принять меры и обязательно проинформировать данное СМИ об устранении недостатков. И горе было тем, кто такого не делал. В этом как раз и проявлялась сила и печатной, и электронной прессы.
Более всеобъемлющее слово об этом достойном человеке пусть скажут те, кто знал его ближе. Я же хочу рассказать лишь об одном характерном эпизоде.
В 1970 году страна отмечала столетие со дня рождения В. И. Ленина. И как-то забыла, что он советовал даже в праздники и юбилеи сосредоточивать внимание на недостатках. Вслед за старшими забыли об этом и молодые. В комсомольских организациях шёл Ленинский зачёт, эдакий своеобразный рапорт о достижениях молодёжи в соревновании и прочих делах. А тут вдруг краевая газета «Молодой ленинец», где я в ту пору работал заместителем редактора, стала печатать из номера в номер аналитические очерки «Колхозные встречи», автором которых был Иван Михайлович Зубенко. Он много чего подсмотрел своим агрономическим, крестьянским глазом в родном колхозе «Родина», в селе Шведино Петровского района. Досталось в этих заметках не только зоотехникам, агрономам, комсоргам, председателю, но и, что примечательно (как посмели), секретарю парткома. Тут было и про бесхозяйственность, и про бюрократизм, и про комчванство. Указывалось на самое главное – на то, что партийный комитет колхоза никак не реагирует на эти недостатки.
Утром, после выхода этого номера газеты, нас – редактора В. П. Колесникова и меня, как дежурившего по номеру и подписавшего его в свет, пригласили в крайком ВЛКСМ к самому Виктору Алексеевичу Казначееву, который уже несколько лет работал первым секретарём.
Ясное дело, что чувствовали мы себя не очень уютно. Когда нас пригласили в кабинет Казначеева, там находились председатель колхоза «Родина», секретарь партийного комитета и ещё какие-то, судя по виду, ответственные люди, видимо из райкома партии. Виктор Алексеевич с ходу обрушил на нас весь свой настоявшийся на претензиях приехавших гнев. Монолог его был эмоциональным и не кратким. Приведу лишь некоторые моменты.
— Вы что забыли, в какое время живёте? — вопрошал он. — Вы чей орган? — И тут же, после краткой паузы назидательно, с расстановкой отвечал: — Крайкома ВЛКСМ!.. – И снова сурово спрашивал: — Вы чего берётесь давать оценки партийному комитету?.. – И опять после паузы, оглядев нас: — А где автор? Где Зубенко?
— На сессии, — молвил редактор В. П. Колесников.
— На какой ещё сессии? – разгневался В. А. Казначеев.
— В МГУ, экзамены сдаёт, — объяснил я.
— Ну вот, они печатают, а Зубенко на сессии. А кто отвечать будет? Надо прекратить это безобразие! — упёрся в нас жестким взглядом В. А. Казначеев.
— Так, наверное ж, те, кого критикуют, — неудачно вставил редактор В. П. Колесников.
— Я вам отвечу… Мы вот вас на бюро,.. — грозно начал Виктор Алексеевич. И тут же, ласково обращаясь к гостям, сказал: — Вы поезжайте, товарищи, а то уже поздно, а мы тут сами разберёмся…
Довольные гости, попрощавшись, торжественно удалились.
Виктор Алексеевич минуты три молча ходил по кабинету. Мы тоже молчали. Потом, повернувшись к нам, сказал:
— Ну как я вам врезал? — и затем, как бы извиняясь: — А то ж они в крайком партии собрались…
Мы с редактором, перебивая друг друга, в два голоса стали объяснять и доказывать, что «Колхозные встречи» — это аналитические очерки и что на фоне успехов речь там идёт об отдельных недостатках… и т.д., и т.п.
И тут Виктор Алексеевич, как-то мягко улыбаясь, говорит нам:
— Ребята, вы всё же Ивана Михайловича чуть-чуть подсократите и … печатайте дальше. Ведь должен же кто-то говорить…
Фразу он не окончил, но мы поняли, что говорить… И «Колхозные встречи» допечатали до конца.
Вот так Виктор Алексеевич строил свои отношения со СМИ. Думаю, неплохо было бы по-учиться такому такту некоторым современным чиновникам.
Николай МАРЬЕВСКИЙ, член Союза журналистов с 1962 года, редактор газеты «Молодой ленинец» в 1971-74 гг., зав. сектором печати, радио и телевидения крайкома КПСС в 1978—84 гг., председатель Ставропольского телерадиокомитета в 1984-86 гг., почётный профессор СевКавГТУ, доцент СГУ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов