ПЕРЕДОХНЁМ или ПЕРЕДОХНЕМ?

Мария Ильницкая

ПЕРЕДОХНЁМ  или ПЕРЕДОХНЕМ?

Выбор зависит от ударения. От того, используется ли в орфографии при письме или в разговорной речи буква «ё» (она, как правило, под ударением), ввели которую позже под седьмым номером в алфавите, изначально по настоятельному, новаторскому предложению не Н. Карамзина, как многие думают, а директора Петербургской академии наук княгини Екатерины Романовны Дашковой в XVIII веке, поддержанную деятелями культуры того времени. Так новая буква переиграла других; не случись этого, была бы на её месте многозначная «ж»…

Произвели, так сказать, секвестр, говоря заимствованным словом в современном русском языке, придумали новую литеру вместо двух громоздких «ьо» или «йо» (в болгарской письменности, кстати, они остались), но по-французски изысканно с умбляутом – двумя точками над обычным «е», которые нужно ещё по необходимости дописывать. Излишне думать и трудиться, значит. И начались занимательные, и не очень, приключения языка с появлением новой буквы, влияющей в том числе на суть слов (лексем, морфем, орфоэпию в целом, если по-научному – как вам будет угодно) и даже на людские судьбы. И происходят оные приключения, заметим, по сей день.

Трудности распространения

Ладно, Афанасий Фёт, немец по происхождению, больше нам известный сегодня как поэт Фет (автор формулы «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить»), устав от путаницы в общении, письмах и документах, принялся использовать в обиходе к концу жизни совсем не поэтическую, реальную свою фамилию Шеншин. Это всё равно, что вместо привычного «ёлка», названия лохматого и колючего милого новогоднего деревца, аристократично было произносить, да и приобретать «ель». Порода древесная другая, конечно, она дороже, иголки крупнее, например, она в целом как-то гламурнее. А игрушки-то покупаем перед любимым праздником традиционно «ёлочные», а не, извините, «еловые». Произнесешь так – и не поймут сразу, еще и переспросят, а то и поправят.

И сословный контекст тут имеется: с распространением новой (инновационной, на нынешний манер) буквы были проблемы, как и с новой литерой «й». Издавна ёкающие поголовно при произношении ругательств, названий вещей и событий немалые группы населения по статусу относились к мещанам, по-другому, «подлому сословию», «черни», и представители господ хотели на их фоне выглядеть иначе, выделяться и потому потянулись вслед за консервативно, принципиально екающим церковным сословием. И это казалось культурно, вполне по-европейски, благородно и интеллигентно.

ПЕРЕДОХНЁМ  или ПЕРЕДОХНЕМ?

А вышло по-туземному, имитационно-подражательно, как знаменитое пушкинское о культурной политике Петра Первого, что он, видите ли, прорубил «Окно в Европу». Костюмы поменял, бороды брить, пьянствовать и танцевать на ассамблеях заставил силой? Произвел же чисто внешние, имитационные, по мнению известного современного семиотика, культуролога и философа Бориса Успенского, искусственно навязанные перемены. Какое окно из европейской, по сути, культурой России он мог открыть… в Европу? Наоборот, скорее, нарушил естественный ход вещей и удобрил почву для дальнейшего развития и укрепления «азиатчины». Много чреватой путаницы здесь и по сей день. Но вернёмся к нашей теме, опустив взаимоотношения букв «ё» и «ять».

Ведь что тогда было делать с тем же ёжиком? Бедный ёжик (по аналогии с Йориком из шекспировского «Гамлета»). Впрочем, выпадали из словаря печатных изданий и орёл, и мотылёк, и слёзы… Эти слова Карамзин впервые как раз печатно, согласно требованиям Дашковой, с буквой «ё», однажды и употребил, обнародовав их в руководимом им стихотворном альманахе, чем и снискал славу открывателя, первопроходца, но, само собой, выглядел в представлении дворян эдаким нарушителем основ, своего рода диссидентом.

Как поступали большевики – и потом далее, как всегда

В принципе, лидеры октябрьского госпереворота эту букву уважали, в отличие от ряда других, которые были «отправлены в расход», как царские и буржуйские, вроде «ять». В Декрете от 23 декабря 1917 года по реформированию орфографии Народный комиссар по просвещению А. Луначарский сдержанно писал: «Признать желательным, но необязательным употребление буквы «ё».

ПЕРЕДОХНЁМ  или ПЕРЕДОХНЕМ?

Существует легенда, что Иосифу Сталину в декабре 1942 года принесли на подпись приказ с указанием фамилий генералов через «е», которые потому читались, произносились при чтении неверно. Он впал в бешенство («в языкознании вы познали толк», - иронически писал позднее Галич). И на следующий день «Правда» вышла уже с «ё» в нужных местах. И в том же 42-м (или позже) были опубликованы нормативные правила по обязательному употреблению в школьной практике этой буквы, тогда она и получила абсолютно законный седьмой номер в алфавите. И ещё: в одном из личных, тщательно сохраняемых для истории писем Надежда Константиновна Крупская написала в творительном падеже «Ильичём», с тех пор отчество Ленина писалось именно так, стало классическим, а Брежнева и других, например, писали «Ильичом»… Чем, кстати, не проявление «азиатчины»?

А так, да, на печатных машинках клавиша с «ё» появилась лишь в середине 50-х, но привыкшие работать по-старому машинистки долго ещё легко выходили из положения и быстро набирали её сложным способом с возвращением каретки и кавычек, но используя в основе букву «е». Что способствовало постепенному приходу всеобщей замены. Достаточно сказать, что в результате стало принято писать и произносить неправильно Гёббельса и Гёринга через «е», даже в фильме «17 мгновений весны» звучит неверное название города – Кенигсберг, как можно догадаться…

Сегодня эта путаница продолжается, а вместе с ней разнообразные приключения, хотя отсутствие последовательного употребления буквы «ё», рекомендуется выборочное, скорее, искусственное, чем естественное. За твёрдое и неукоснительное введение «ё» в русский язык выступал, например, наш земляк и писатель Нобелевский лауреат по литературе А.Солженицын, которого никак не причислишь к почитателям товарища Сталина; сам готовил и вычитывал тексты к публикации с употреблением в словах этой буквы, когда требуется, в зависимости от контекста. Его поддерживал и поддерживает ряд коллег-литераторов, а также лингвисты Д. Ушаков и Л. Щерба. В 2005 году в косвенно причастном к вождю пролетариата городе Ульяновске, на родине Карамзина, был открыт памятник строчной букве «ё» и ведётся её всяческая пропаганда. Возникла гибридная и так называемая народная, из-за цены, автомашина «Ё-мобиль» г-на Прохорова (название утверждено, наверное, не без влияния его сестры - филолога Ирины).

Но есть и противники, тот же Артемий Лебедев, изобретатель и дизайнер Сети, организатор своей интернет-студии, сын современной писательницы Татьяны Толстой, выступающий в ЖЖ («Живом журнале») под ником «Тёма» (естественно, пишется Тема – читайте, как хочется). Он, как и его сподвижники, не видит разницы между «е» и «ё», он называет последнюю «недобуквой» и требует почти исключить её из алфавита. Хотя иные известные блогеры-тысячники банят тех (удаляют комментарии), кто пишет в их ЖЖ без сакральной буквы…

Между тем 29 ноября по российскому календарю отмечается день буквы «ё». Каждый, кто считает, что правильно писать и читать Бёрнс, Гёте и так далее, наверняка его как-то отмечает. Лишившаяся наследства семья Ёлкиных из Барнаула из-за неправильного написания их фамилии, едва не потерявшая гражданство Л.Тетёркина тоже из-за фамилии без «ё» в документах и многие другие – увы, тоже празднуют. Как и было сказано – дело за выбором.

Мария ИЛЬНИЦКАЯ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Автор формулы «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить" не немец Фёт и не поэт Фет, и даже не Шеншин, а Ф. И. Тютчев.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов