Переступив порог

Наталья Буняева

Переступив порог

Сегодня у нас в гостях Николай Олегович Новопашин, депутат Думы Ставропольского края, заместитель председателя комитета по социальной политике, руководитель Спасо-Преображенского центра (Братство святого Духа) для наркозависимых.

Сидим, думаем: в каком формате «представить» нашу беседу. Можно официально, но как-то нелогично. Знакомы мы давно, еще с тех пор, когда центр не был сформирован как серьезная гражданская единица. А поэтому просто смешно самим обращаться друг к другу по имени-отчеству и в соответствии с «титулами». Да и беседа как-то сама собой потекла в русле «А помнишь?..»

- Николай, а помнишь, как все начиналось? Как тебе без влиятельных родителей удалось выстроить систему реабилитационных центров, стать руководителем, а теперь и политиком?

- Мне «посчастливилось» родиться, если так можно сказать, в эпоху перемен. Страна столкнулась с экономическими и политическими «переворотами», не все смогли пережить эти преобразования. Новые возможности породили и ряд негативных моментов: наркоманию, рост алкоголизма, жажду наживы там, где честным путем «нажить» ничего не получалось. Проще говоря - откровенный бандитизм. Парни шли в «бригады», девушки мечтали стать сама знаешь кем…

- И вот тогда ты решил, что пора выбираться из жизненных противоречий. Вас же трое всего было! В снегах, в развалинах…

- Мы и к вам в газету приходили за помощью, вы же нам здорово помогли в самом начале. Да и потом тоже. За год до «исторического» визита в редакцию все и началось. Я тогда приехал в Михайловск из Ростова. Вырос, в армию ушел, как положено, в ракетные войска стратегического назначения. Служил хорошо, вернулся и опять попал к старым друзьям. Понял, что надо уходить от них, пока жив и относительно здоров. Добрался до Михайловска. Помню, зашел в храм, постоял среди прихожан, послушал: красиво так, тихо, умиротворение… Сам не понял, что уже плачу… Батюшка подошел, отец Игорь Подоситников, поговорил со мной, разрешил жить при храме. Мы с ним книжки читали, он рассказывал о Боге, вере, о прихожанах. Я видел, что среди прихожан много заплаканных женщин, что часто отпевают или молятся за умерших детей. Тяжко им: в стране неразбериха, муж пьет-бьет, сын наркоман… Я тогда с мамой Станислава познакомился, моего друга и помощника. К нам потом и Роман присоединился, и Валера Калмыков. У всех было одно объединяющее: надо выжить! Отец Игорь пошел со мной в епархию, к владыке. Он принял нас, понял, потом место нашли - развалины ученической бригады в Темнолесской. Я никогда не забуду вот это: снег по пояс, но в лесополосу за сухостем идти надо, а иначе - замерзнешь насмерть. Спасибо отцу Игорю, он нас многому научил. Через год мы уже как-то организовались: к нам пришли еще человек тридцать. Тогда же я стал (не люблю это слово) - лидером, возглавил нашу голодную компанию. Первый праздник был еще такой неуверенный, сейчас вспоминаю чуть ли не со слезами, правда. Ну тот год прожили, не сломались, много чему научились.

- У вас же тогда и крестьянское подворье организовалось… Помнишь, вам то козу, то гусей народ приносил. Валера, здоровенный мужик в татуировках, гусей пас!

- Ну да, посмейся… Первые ребята, наркозависимые, были как раз дети чиновников и всяких «крутых» родителей. Не все, но многие. Они не привыкли работать вообще, не то что в сельском хозяйстве. И вот эти горожане, корову видевшие только на картинке, учились ухаживать за кроликами, поросятами, топили печи, носили из колодца воду… А сам я с головой влез в специальную литературу. Все пришлось начинать с нуля, с азов… У нас еще и концепции никакой не было, методик реабилитации… Зато название придумали сразу: Спасо-Преображенцы, Братство святого Духа. Это был наш флаг, наш гимн и наша основа, обо всем другом старались забыть. Тут уместно вспомнить Робинзона Крузо - наш человек! Потерпев крушение в жизни, мы цеплялись всеми силами за обломки, выплывали как могли. И вот - семь лет уже! Я приезжаю в Темнолесскую, в нашу «столицу», и сам иной раз не верю: новые корпуса, спортзал, хозяйственный двор, строящийся храм. Все своими руками! Деткам нашим хорошо: природа, лошадки, коровки, детская площадка. А главное - папа и мама рядом, здоровые, счастливые…

- Ну благолепие прямо какое, а? Как будто к вам приходят не наркоманы, а сбитые летчики для поправки здоровья…

- А у нас не сбитые летчики? Да их зачастую приносят! На носилках! И каждый день одно и то же: учим заново жить… Некоторые впервые в жизни в центре самостоятельно приготовили себе обед, не говоря уже о том, чтобы ухаживать за курами или строить храм. Благо, нам помогают, нам поверили, с нами дружат и краевые власти, и городские, и сельские… И даже федеральные!

На мой взгляд, молодые люди «уходят» в наркоманию прежде всего из-за невозможности реализовать себя и найти свое место в жизни. Значит, помочь можно одним: помочь человеку обрести себя. Вот будет он понимать, для чего и ради чего живет, тогда и проблем с наркотиками не будет.

- Сейчас Спасо-Преображенский центр - чуть ли не бренд краевой… А ведь ты не школу белошвеек продвигал. Подумать только - наркоманов, выброшенных из жизни, люди боятся это слово произносить…

- Я добавлю: все эти наркоманы - чьи-то дети. И знаешь, они красивые, талантливые, творческие люди. Да все почти… И зачастую дети вполне благополучных родителей. Их родители, прежде чем отдать «сыночку» в наши руки, прошли все: клиники, психиатрические больницы, суды и прочие «радости»… Вот смотри: в клинику приходит наркоман. Он там пациент. Он и выходит пациентом. Ему делали процедуры, он спал сколько хотел, ел «на халяву», не заморачивался ничем. И выходит тем же пациентом! Ничего для него не меняется: те же друзья, та же обстановка. Входя к нам, вот прямо переступив порог, наркоман попадает в условия, где за жизнь надо побороться, где надо просыпаться ни свет ни заря, надо покормить животных, приготовить товарищам обед, отстоять молитву… Надо читать умные книжки, смотреть умные фильмы. «Я не помню, как мне было хорошо, я помню, как мне было плохо». Выдержит - выживет… У нас же как в армии: единственно правильное слово то, что сказал руководитель. А руководителей отделений мы подбираем тщательно: парень должен крепко стоять на ногах, независимо от возраста, социального положения (это на последнем месте) и прочих вещей. Иногда смотришь: дядя лет сорока послушно выполняет поручения, которые дает ему паренек вдвое моложе.

Вот ответь на вопрос: отчего люди на машины пересели? Потому что им было лень: за телегой смотри, кормами запасись, да еще сделай так, чтобы лошадка тебя полюбила! А иначе - не поедет… Вот эту лень мы и выбиваем! И в «мир» выходит другой человек: с Богом в душе, социально зрелый, с профессией, разбирающийся в сегодняшней жизни.

- Слово такое - выбиваем…

- Нужно понимать, что реабилитация - это долгий и трудный процесс. Можно за неделю сменить гардероб, квартиру, машину, даже жену, если сильно захотеть… Но чтобы изменилось мировоззрение, установки - нужно время. Мы не приковываем наркомана наручниками к батарее или кровати. Многолетний опыт позволил выстроить нам целостную систему реабилитации, в основе которой лежит восстановление утерянных навыков, смысла жизненных установок, раскрытие духовно-нравственного потенциала. В общем - целостности личности как таковой. Ограждение от привычной среды, посильный труд, спорт, помощь другим, встречи с известными людьми, поездки составляют основу системы нашей реабилитации.

- А много уходят? Ну не все же выдерживают…

- Конечно, уходят, и это отчасти закономерно. Порой наркомана вполне устраивает та жизнь, которую он ведет. Но ведь в зависимость попадает и его семья. Поэтому в наш центр обращаются, прежде всего, родители. Мама услышала о центре, созвонилась, привезла сына. А он не готов, он не понял еще ужас и глубину своего падения в бездну. Вот он и уйдет… Если человек не хочет изменить свою жизнь, то ему не в силах помочь никто. Но ведь многие остаются. Главное - вера в себя и желание. Как только появляется осознанная цель, так и начнет выздоравливать человек. И душой, и телом. Семьи воссоединяются, люди женятся, работают, многие открывают свое дело, они как будто заново рождаются на свет… У меня есть возможность спасать других, дать людям второй шанс на успешную жизнь.

В нашем центре много традиций. Одна из них - вместе встречать праздники. И вот когда в праздники в Темнолесской становится тесно и детская площадка переполнена детьми, тогда и понимаешь, что не зря живешь, делаешь хорошее, Богу угодное дело. Тогда появляется огромное желание работать дальше и помогать людям. В общем, унывать мне некогда.

- Знаешь, Николай, я вот все эти годы считала и считаю, что есть в тебе некая авантюрная жилка. Ну как иначе? Из ничего поднять такое «учреждение», да не одно, с филиалами.

- Да какой я авантюрист? Правильнее было бы сказать, что то дело, которым я занимаюсь, было авантюрным, поскольку никто, кроме меня, не был уверен в успехе. Все, за что я брался в жизни, имело минимальный шанс на успех. Я сделал эти «шансы» своей работой и не хочу останавливаться, хочу идти вперед. Хоть и трудностей, и преград хватает. Надежной опорой и поддержкой является для меня семья. Моя супруга Елена не только мать моих троих детей, но и верная подруга, мудрый советчик… Я благодарен судьбе за то, что у меня есть такой надежный тыл: Лена, как скала, волнорез такой - все жизненные бури об нее разбиваются. Она ладонь положит на лоб, и уже легче становится. Единственно, о чем очень жалею: не удается много времени проводить со своими детьми. Вижу, что скучают, сажаю их в машину - и в путешествие! Особенно детвора любит ездить в Темнолесскую. Там живая природа, целый зоопарк детской «живности»: кролики, козлята, лошадки - целое приключение!

- А что дальше? Дальше-то что?.. Ты добился многого. Кем ты еще себя видишь?

- У меня много планов и проектов, которые хотелось бы реализовать. Я стал депутатом, а значит - моя прямая обязанность как только можно улучшать жизнь земляков. Моя деятельность не ограничивается только реабилитацией наркозависимых. Уже сегодня мы организуем социальные рейды по оказанию помощи лицам без определенного места жительства и малоимущим жителям. В ближайших планах - создание в станице Темнолесской реабилитационного центра для детей-инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата на основе ипотерапии (конный спорт). Главное - как-то научиться правильно распределять силы, чтобы не сломаться. И не останавливаться на достигнутом. А идей и желания их достигать у меня много, лишь бы хватило сил.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Политика»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов