Первичны правила игры, а не игроки

Михаил Василенко

Все идет, похоже, к тому, что в российскую политическую жизнь возвращаются прямые выборы губернаторов. Как минимум, это уже предложил Владимир Путин, а Дмитрий Медведев внес соответствующий законопроект в федеральную Думу, где по весне его и должны рассмотреть. Дискуссия идет только о том, будут ли эти выборы с президентским фильтром или без фильтра. Но, не беря во внимание словосочетания, уместные, скорее, в табачной лавке, отметим, что в любом случае последнее слово останется за избирателями. Так не пора ли в новом контексте всерьез призадуматься и о механизме формирования местной власти в городах, таких, к примеру, как столица Ставропольского края, которая вновь привлекла к себе широкое внимание? Привлекла, к сожалению, не особо благодатным инвестиционным климатом, а очередным скандалом, связанным с городским руководством и предполагаемыми коррупционными проявлениями.

Однако суть не в персонажах, не в чьих-то индивидуальных морально-нравственных качествах. Суть, на мой взгляд, в той бесконечно реформируемой структуре городской власти, которая главным своим достижением имеет начальственную чехарду, заставляющую невольно вспоминать строки крыловской басни: «А вы, друзья, как ни садитесь...».

Обратимся к истории вопроса. Устав города, принятый в 1995 году, предусматривал прямые выборы главы города, который одновременно являлся и руководителем администрации. Этот принцип действовал до января 2002 года, пока в добровольную отставку не ушел Михаил Кузьмин. И тут пошло-поехало.

При деятельном, но не афишированном соучастии губернатора Черногорова, несколько лет бесплодно провоевавшего с Кузьминым, Устав Ставрополя перекроили, заменив всенародное избрание главы контрактным назначением сити-менеджера (прости Господи за иностранщину!). Тогда на несостоявшихся выборах победил губернаторский соблазн легкого приведения к власти лояльного и удобного во всех отношениях человека, что конъюнктурно совпало с интересами депутатов гордумы.

Но «царь» оказался ненастоящим и спустя девять месяцев был вынужден пост покинуть якобы под давлением компрометирующих обстоятельств. Пришедший к рычагам управления тандем Андрея Уткина и Дмитрия Кузьмина восстановил общеизбирательные выборы мэра (заодно добавив и вице-мэра), но при этом произвел такое обрезание полномочий городской Думы, что она превратилась в орган декоративный.

В следующий раз Устав краевого центра подправили, когда Дмитрий Кузьмин спешно покинул пределы Отечества. Временной новацией стало фактическое совмещение полномочий руководителя исполнительной и представительной ветвей городской власти. Однако все это длилось (извините за каламбур) недолго, и осенью 2008 года горожане (согласно очередной версии Устава) напрямую избрали градоначальника, но уже без вице-мэра, поскольку сия должность из выборной стала назначаемой.

Однако и эта схема построения городской власти вскорости приказала долго жить, и с весны прошлого года глава Ставрополя стал по сути еще и лидером Думы, а администрацию вновь возглавил сити-менеджер. Итоги: 1) ровно за десять лет схема управления городом только существенным образом менялась, по моим подсчетам, не менее пяти раз; 2) за то же время сменилось пять руководителей Думы и шестеро руководителей администрации (не считая тех, кто исполнял полномочия по полтора-два месяца).

Наверное, эту нормотворческую и кадровую карусель пора приостановить. Нет, я не предлагаю немедленно сесть за очередное переписывание городского Устава: пусть существующая схема управления краевой столицей действует до истечения срока полномочий нынешнего состава Думы. Этого времени будет предостаточно, чтобы социологически (если так можно выразиться) исследовать мнения горожан на сей счет. Чтобы ставропольцы недвусмысленно и осознанно определились, какой из законодательно разрешенных вариантов формирования органов местного самоуправления (сегодняшний или путем прямых выборов) устраивает их в наибольшей степени. Чтобы депутаты сами глубоко вникли в суть вопроса, набрались опыта, изучили точки зрения экспертов из числа юристов, ученых, руководителей краевого и федерального уровней. Чтобы, опираясь на суждение большинства избирателей, взвесив все «за» и «против», народные избранники разработали и приняли такую схему управления Ставрополем, которая была бы надежно застрахована от сиюминутных конъюнктур, от перекраивания под персоналии и вышестоящие указания. Которая бы гарантировала прозрачность, публичность, добросовестность всего избирательного процесса и в полном объеме обеспечивала горожанам право и возможность самим определять судьбу своего города.

Выборы как таковые не есть самоцель, не есть панацея от всех социальных болячек, в том числе коррупционных. Скажем, выборность командиров в 1917 году окончательно разложила русскую армию, а перманентная череда всевозможных баллотировок во времена перестройки (вплоть до избрания заводских директоров) не предотвратила распад страны и деградацию экономики. С другой стороны, спекуляции выборным кредитом доверия при перекосах в разделении властных полномочий ведут к разбалансированности механизма управления, порождают «неприкасаемых» местечковых феодальчиков, считающих, что им все дозволено. Тем не менее всего опасней всяческие околовыборные ухищрения - в том числе хроническая переверстка нормативной базы, - которые вообще подрывают доверие к власти.

Резюмирую. Во-первых, городское выборное «законодательство» должно быть сформировано исходя из мнения большинства ставропольцев. Во-вторых, ему следует быть всесторонне продуманным, прозрачным, понятным и стабильным в обозримой перспективе: первичны честные правила игры, а не игроки, даже и самые распрекрасные. А это, надо заметить, очень дисциплинирует, обостряет чувство ответственности и создает некие предпосылки для системной и эффективной работы.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов