Петрович

Григорий Варлавин

Петрович

Льющиеся звуки морских мелодий, в которых явственно слышались и шум ветра, и крик чаек, и грохот прибоя, и шелест откатывавшейся вместе с волной гальки, заставляли сердце то биться сильнее, то замирать от восторга. Пальцы рук сидящего за синтезатором человека, как стайка мотыльков, порхали над клавишами инструмента, который, казалось, и сам был в восхищении от проявления неистовой фантазии исполнителя.

Не будь Виктор Петрович одет в форму военного моряка-подводника, на которой звёздной россыпью выделялись знаки воинской доблести, мало кто догадался бы, что этот невысокого роста, подвижный (в народе про таких говорят «шустрый») человек, из-под пальцев которого рождаются такие волнующие и захватывающие звуки музыки, прошёл всю войну сначала в составе истребительного противотанкового дивизиона, потом на эсминце сопровождал северные конвои, воевал в морской пехоте, участвовал в потоплении вражеского транспорта на подлодке. И уж точно никто бы не подумал, что отважному воину, прошедшему такой трудный и смертельно опасный путь, в самом его начале было всего 12 лет…

Когда Главнокомандующий Военно-Морским Флотом Советского Союза Кузнецов в 1946 году посетил базу подводных лодок на Балтике, он захотел осмотреть Щ-318, известную на флоте многострадальную «щуку», как выразился сам главком. Боевая судьба этой субмарины не задалась. В 1941 году в боевом походе на ней произошла поломка, повлекшая за собой расстрел командного состава, расформирование экипажа и долгое прозябание самой лодки на приколе. Лишь в августе 1944 года подлодка вышла в море и в первом же походе потопила вражеский транспорт. Потом был еще поход и ещё один уничтоженный корабль фашистов. А в феврале 1945 года в очередном походе лодка получила такое повреждение, что только чудом вернулась на базу и в море до конца войны так уже больше и не вышла.

Увидев на борту подлодки юного моряка, главком поинтересовался, кто такой? «Командир отделения трюмных машинистов старшина первой статьи Павлючук, — бойко отрапортовал тот, а на вопрос, сколько ему лет, ответил, — восемнадцать, товарищ адмирал флота Советского Союза!». Кузнецов засомневался и пришлось отвечать, как есть, — шестнадцать. Главком внимательно посмотрел на юношу, на его боевые награды, среди которых были орден Красной Звезды и очень почитаемая среди моряков медаль Ушакова, пожал руку и, поблагодарив за службу, сказал: «А ты, сынок, пожалуй, самый молодой подводник Военно-Морского Флота. Учиться тебе надо». А у этого самого молодого подводника Советского Союза за плечами были четыре года войны, четыре года испытаний и надежд…

Откуда у мальчишки из степного Ставрополя появилась тяга к морским просторам и глубинам, он и сам не знает. «Наверное, влияние книг, которые я читал запоем, — вспоминает ветеран. — Жюля Верна знал всего, Соболева, много приключенческой литературы и фантастики прочитал в детстве. А может, что-то и наследственное — брат матери, мой дядя, был моряком, служил старпомом на лидере «Минск», в начале войны командовал береговой морской батареей. Он погиб, ему посмертно звание Героя Советского Союза присвоено».

Осенью 1941 года в Ставрополе формировалась воинская часть, в состав которой вошли спасшиеся после гибели своих кораблей матросы и выстоявшие в боях с фашистами моряки береговой обороны Черноморского флота. Виктор, давно мечтавший о море, решил попытать счастья и, подговорив друзей-одноклассников, вместе с ними пришел на прием к командованию бригады. Повезло ему одному — 12-летний шестиклассник был принят воспитанником Отдельного истребительного противотанкового дивизиона 82-й Отдельной морской стрелковой бригады (кстати, один из друзей Вити, которому было отказано, Миша Страхов, впоследствии стал заслуженным тренером СССР по акробатике, учителем и наставником нашего прославленного земляка Василия Скакуна). Однако море юнга увидел, только когда его зачислили в экипаж эсминца «Урицкий», который сопровождал и охранял северные конвои. «Как-то разговорились с Николаем Герасимовичем Голодниковым, — вспоминает Виктор Петрович, - оказалось, мы с ним в одно и то же время защищали американские транспортники, которые доставляли продовольствие, только он, лётчик, в небе, а я, юнга, в составе команды эсминца на море…».

Договариваясь о встрече, я спросил, как его найти в геронтологическом центре. Виктор Петрович ответил: «Спросите Петровича, каждый покажет». И это правда, Петровича знают все обитатели этого заведения. Мне показали, как пройти, и даже проводили до самой комнаты, за дверью которой слышались громкие голоса. Оказалось, Петрович возглавляет конфликтно-бытовую комиссию центра и пользуется непререкаемым авторитетом в этом непростом коллективе. «Практически каждый день приходится разбираться в той или иной ситуации, - говорит ветеран. — Люди все разные, каждый со своей совсем не простой судьбой, своим характером, привычками, запросами и требованиями». Сам бывший юнга живёт здесь недавно, но, по всему видно, изучил обитателей заведения очень хорошо. Комната у ветерана небольшая, но уютная - на стене ковёр, картины и много музыкальных инструментов: синтезатор, музыкальный центр, аккордеон, магнитофон, большой телевизор, огромное количество дисков и кассет с музыкой народов мира — такой коллекции позавидует любой ценитель и знаток музыкальных произведений, в большинстве своем классических. Здесь Виктор Петрович проводит заседания комиссии, принимает жильцов интерната с их просьбами, жалобами и пожеланиями, здесь же исполняет чудные музыкальные композиции, которые можно слушать часами. На вопрос, где он научился так играть, ветеран ответил: «Самоучка. А способности, наверное, от отца, который в 30-х годах был директором Ставропольского драмтеатра».

Талантливый человек талантлив во всём. Кроме увлечения музыкой, ветеран очень любит собирать модели кораблей. Лицеисты города, занимающиеся в судомодельных кружках, с радостью встречают Виктора Петровича, который сам, словно мальчишка, позабыв о возрасте, самозабвенно собирает детали будущих бригантин, фрегатов, крейсеров. Сейчас он ожидает поступления очередного набора деталей парусника, который обещает быть самым красивым и большим кораблём, который когда-либо собрал этот, пронёсший через всю жизнь любовь к морю и кораблям человек. «Жаль, не смогу его собрать здесь, в комнате, — сетует ветеран, — модель большая, не поместится. Прошусь, чтобы меня переселили в социальный дом, как его называют, Дом на Пирогова, а мне отвечают — не положено. Упрекают, мол, свой дом отдал детям, а теперь хочешь улучшить свои жилищные условия за счет государства». Голос ветерана дрожит от обиды.

У нас так уж повелось, что если какой-то чиновник (не буду уточнять, за чей счет) дарит своему чаду крутую иномарку, шикарную виллу, яхту и т.д., считается, что он проявляет заботу, ведь живём мы и трудимся ради детей своих, чтобы наши дети-внуки жили счастливо и безбедно. Но если кто-то из ветеранов войны вздумает что-либо дать своим детям-внукам, за будущее которых, по большому счету, не жалели своих жизней, следует строгий чиновничий окрик: «Не положено!». Выходит, воевали не за счастливую будущую жизнь своих потомков, а за роскошь и сытость детей чиновников и олигархов...

В апреле 1943 года, часть, где служил юнга — морской пехотинец, стала в оборону вдоль Северского Донца. Перед этим за два месяца жестоких боёв были освобождены несколько населённых пунктов Ростовской области, в том числе Новочеркасск и Луганск. Весна выдалась тёплая, солнечная. Накануне Пасхи немцы сбросили на наши позиции листовки, издевательски предупредив, что праздника не будет. И действительно, с утра фашисты стали бомбить сёла, расположенные вдоль реки. Массированный налёт вражеской авиации продолжался до обеда, бомбы перепахали каждый метр земли, казалось, что в этом аду никто не сможет выжить. Но выстояли, выжили и даже смогли отбить несколько вражеских налётов. Когда наступило затишье, Виктор пошел в соседний окоп проведать друга-снайпера и попросил у него винтовку с оптическим прицелом, чтобы рассмотреть немецкие окопы. В объектив увидел офицера и не сдержался, нажал на курок. Хотя стрелять команды не было, и другу пришлось отвечать за то, что отдал винтовку постороннему лицу, юнга за уничтожение фашистского офицера был награждён медалью «За боевые заслуги». Это была его первая фронтовая награда…

Чудом спасшаяся Щ-318, на которой служил наш земляк, как уже говорилось, до конца войны так и простояла в доке на ремонте. А молодой моряк продолжал служить и ходить в походы на других подлодках, даже на немецкой трофейной. Почти двадцать лет после войны Виктор Петрович отдал делу защиты морских просторов нашей страны, совершенствовал своё мастерство, передавал свой богатый опыт молодым матросам. После службы Виктор Петрович жил на Севере, там окончил горный техникум, работал на шахтах Воркуты.

Незабываемые встречи с интересными и известными людьми, яркие события того времени — эта страница жизни ветерана очень интересна, поучительна и требует отдельного рассказа, к которому мы, возможно, ещё вернёмся.

За боевые заслуги и трудовое отличие мичман Павлючук награждён орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, многочисленными государственными, ведомственными и памятными медалями, именными часами губернатора Ставропольского края. Он — активный участник ветеранского движения, частый гость в школах, лицеях и воинских частях, где рассказывает молодым людям о войне, о море и боевых кораблях, мужестве, доблести и отваге того поколения, которое по праву вошло в историю, как поколение победителей.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов