ПИЛОТНЫЙ ДОМ ТЕРПИТ КРУШЕНИЕ, ли История о том, как вместо пристроек жильцы получили беду

Тамара Коркина
Оглянешься назад, на ближнее прошлое, - сколько шишек набито, сколько разочарований пережито, сколько надежд разрушено! Такие обольщения, такие великие мечты были - а в итоге пшик. Не вышло, не получилось, не рассчитали.

В середине девяностых в Ставрополе появились вдохновенные инициаторы реконструкции жилого фонда. На бумаге все выходило гениально просто. Компания берет старый малоэтажный дом, надстраивает его, приводя заодно в порядок коммуникации и давая жилищу вторую жизнь. Все расходы окупаются за счет продажи новых квартир...

Спустя шесть лет

С особым энтузиазмом инициативу подхватили в Ленинском районе, где более 300 домов было построено в 50 - 60 годы. Распоряжением главы 123 из них были переданы в распоряжение районного бюро по архитектуре для претворения грандиозного проекта в жизнь.

Журналисты тоже не остались в стороне, стали активно осваивать новый подход к реанимации обветшавшего жилья. "Вечерка" писала в 1999 году: "Первый дом, где начинаются строительные работы, находится по адресу: проезд Ленинградский, 3. Так называемому пилотному дому повезло: здесь даже пристройки жильцам обойдутся бесплатно".

На днях, спустя шесть лет после той публикации, жильцы пришли в "Вечерку" с письмом, которое начиналось так: "Уж сколько раз твердили миру, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. А мы, жильцы дома № 3 по Ленинградскому проезду, на это попались. Согласно договору, заключенному с ООО "Ставропольстройреконструкция" (В.М. Ситников), строители возводят застройку третьего этажа с мансардой. А мы за то, что разрешили это, получаем пристроенные кухни, лоджии, новые стояки. Вместо обозначенных в договоре шести месяцев стройке и сейчас не видно конца. Но самое страшное - наш дом довели до полного разрушения. Отмостки вокруг него уничтожили, поналепили (иначе не скажешь) пристройки, которые собирают снег и воду. Поскольку воде деваться некуда, она стекает по стенам дома. К тому же перекрытия второго этажа положены с уклоном опять-таки к стенам, которые пропитались водой, появился грибок.

А в октябре 2004 года вообще случилась катастрофа: строители нарушили крышу. Теперь мы живем, считай, под открытым небом, вода со второго этажа просачивается на первый. Куда нам обращаться, как выходить из положения?".

Гладко

было на бумаге

Отчаяние людей, принесших в редакцию письмо, было безмерным. Поехали мы с фотокором Юрием Рубинским посмотреть всю эту картину собственными глазами. Увиденное превзошло все ожидания. У меня возникло чувство, будто кто-то попытался натянуть на дом громоздкую рваную одежку, но не смог и бросил. Вымученные пристройки, ощетинившись старым белесым кирпичом, выглядели бедственно-неряшливо. Я не строитель, но сразу пришла мысль, что у этой кладки "очумелыми ручками" просто нет будущего. И сейчас-то она крошится, зияет многочисленными выбоинами и дырами. Весь кирпич - как слоеный пирог, пластами.

Забрались по скрипучим лестницам на второй этаж, от души посочувствовали затравленным строительными невзгодами людям. Потолки в грязных разводах, стены поражены грибком. Электрические розетки от постоянной сырости не работают. Изуродованный дом ощетинился металлическими опорами, которые вызывают у жителей панический ужас: а вдруг при таком-то качестве работ они обрушатся?

В доме восемь квартир. Семья Веры Ивановны Подколзиной отпраздновала новоселье одной из первых:

- Зашли мы в дом 1 октября 1960 года, рады были, конечно. У нас на Ленинградском девять таких домов построили, да по Кооперативному -12. Как нас в девяносто восьмом году уговаривали, чтобы мы согласились на реконструкцию! И по квартирам ходили, и в районную администрацию приглашали, показывали такие красивые цветные макеты, фотографии - каким наш дом будет, как весь проезд обновится.

Застройщиком тогда выступал начальник бюро по делам архитектуры районной администрации. А теперь куда ни пойдем со своими бедами - "Подавайте в суд". А кто будет подавать, если в доме одна беднота? В основном здесь доживают те, кто 45 лет назад поселился. Экспертиза десятки тысяч рублей стоит, адвокату тоже платить надо. Мы сами не потянем. Да и в суде нам сказали, что дело почти бесполезное, поскольку исков к нашей строительной организации уже несколько.

Кто виноват?

Что делать?

Хоть и второстепенный сейчас для людей вопрос, а все же мучает - кто виноват? Кто виноват в том, что они не только не приобрели, а и теряют то малое, что имели? Районная администрация за это время ликвидировалась, теперь вот восстановлена, а концов уже не найдешь. Заказчик, он же и застройщик, проявил полную несостоятельность и безответственность. Только один факт что стоит: денег нет, а вскрыл крышу, обрекая людей на беду. Последний раз В.Ситников приехал в марте, прошел по квартирам, пообещал, что будут инвесторы, с той поры его не видели. Много раз пытались связаться, но безуспешно.

Что теперь делать? Люди задают этот вопрос, уверовав в полную безысходность своего положения. В редакцию они пришли лишь затем, "чтобы другие знали, не попались, как мы".

А в общем-то, ситуация по нашим временам вполне привычная. Народившимся предпринимателям мнятся в мечтах большие прибыли, а в реальной жизни прежде нужны немалые траты. К ним многие оказываются финансово неподготовленными.

Но... В данном случае инициатива шла исключительно от власти. Жильцы многострадального дома принесли толстую папку документов. Судя по ним, попавшие в беду люди не ведущие, а ведомые, причем целенаправленно и уверенно. Судьбу их дома решали профессиональные, облеченные властью управленцы. Так, в девяносто девятом году глава города издал постановление "О разрешении муниципальному предприятию "Бюро по делам архитектуры и градостроительства" Ленинского района реконструкции и модернизации жилых домов первых массовых серий без выселения жильцов"". Именно он, глава города, предоставил право на реконструкцию дома №3 по проезду Ленинградскому ООО "Ставропольстройреконструкция". Жильцы об этом ООО знать ничего не знали и не ведали. Последующие десятки документов готовились тоже в структурах администраций города и района.

Конечно, рынок, разные акционерные и иные общества для власти такая же новизна, как и для простых горожан. Потому мы и кувыркаемся в обманах и "киданиях", что многое происходит неожиданно и непредсказуемо. Учиться хотя бы сносно жить в рынке мы будем еще долго. Но вряд ли кто будет спорить, что в данной ситуации власть обязана помочь людям. И по долгу, и по совести. Кроме того, пусть это будет наш общий опыт, который очень пригодится при подборе управляющих нашими домами компаний.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов