Письмо из 44-го...

Наталья Буняева

Письмо из 44-го...

Такое в моей работе случилось впервые: в редакцию принесли письмо. Солдатский треугольник 1944 года. С войны письмо - от Алексея Макарова. Адресовано оно было совсем не редакции и не мне лично. Но история появления солдатского треугольника настолько отдает мистикой, что я просто теряюсь в догадках. Откуда?

Письмо передал в редакцию ветеран Великой Отечественной войны, председатель Совета ветеранов 25-го микрорайона Промышленного района Иван Семенович Козлов. А ему письмо принесла соседка: обнаружила солдатский конверт у себя на подоконнике. То есть кто-то положил на окошко первого этажа заветный треугольник... Кто? Зачем?! Откуда оно, это письмо? По сути — как раз с войны. Но по каким-то причинам не дошло до адресата. Да и адрес вовсе не ставропольский: написано родным из Ессентуков.

Туда мы и обратились. Оказывается, да, жил в Ессентуках совершенно уникальный доктор – Алексей Петрович Макаров. Он был настолько любим и востребован в родном городе, что те, кто уезжал после лечения, писали ему письма на очень простой адрес: Ессентуки, доктору Айболиту... И вот таким странным образом доктор «пришел» в наш город...

В Ессентуках есть целый фонд Алексея Макарова. Его хранит Алла Владиславовна Корчевная: мы долго с ней переписывались. Она же нашла родных доктора: дочь и внучку. Из общения с ними выяснилось, что письмо, похоже, подлинное: обращения к семье именно такие, как называл всех доктор. Но буква «В» в письме похожа на более современную. Почерк однозначно не его...

Итак, о чем же повествует нам тот, кто писал письмо? Ну, во-первых, здравствуйте, все родные (тут как раз идет перечисление родни). Доктор извещает, что отправляет это письмо с оказией: трое партизан едут на лечение в район Кавказских Минеральных Вод. Пожалуйста, примите их и устройте в лучший санаторий. Ну, собст-венно, все, за исключением маленькой приписки: очень тяжелый день, неспокойно, много раненых. Далее — затерто: то ли время, то ли специально.

Письмо из 44-го...

Уже неделю задаюсь вопросом: кому нужна была эта подделка, если таковая имеет место быть? Ну кому потребовалось «состаривать» бумагу, писать адрес древней перьевой ручкой (я такую видела в далеком детстве). Далее — карандашом тогда писалось множество документов: копаясь в архивах, я частенько натыкаюсь на них. И, понятно, что все эти фронтовые блокноты писались впопыхах, бессистемно, как бог на душу положит... Написанное графитовым стержнем карандаша сохраняется сколь угодно долго. У меня есть документы, написанные еще в 1910 году — ничего, все видно.

Если бы сюда Шерлока... Может, он бы рассказал, зачем и почему это письмо оказалось в Ставрополе? «Шерлок» нашелся: Юрий Николаевич Малуха - частный детектив, следователь, офицер милиции в отставке, имевший дело и с почерковедением, кстати, тоже. Итак, что мы выяснили, визуально исследую письмо: оно претендует на подлинность... В это я верю. Доктор пишет о трудном дне. Значит, ему везли и несли раненых, и самому написать письмо было просто некогда. А так как время поджимало и люди уезжали на Ставрополье (улетали), оно писано, скорее всего, под диктовку какой-нибудь медсестрой или санитаркой. Совпадает адрес полевой почты: да, такая почта была, и именно в тех краях и в той мотострелковой дивизии, где располагался санбат доктора Макарова. И на том самом фронте, откуда доктор отправился в сугубо мирную жизнь – в Белоруссию. Родные говорят, что адрес указан неправильно, жили они на другой улице. Ну так это проще всего объясняется: невнимательность, вызванная теми же боевыми обстоятельствами. Но, чтобы доподлинно выяснить, что это за письмо, необходимо провести полную экспертизу: установить химический состав бумаги, чернил, условия «старения» бумаги. Тогда и будут расставлены все точки.

А вообще... Считаю, что как бы оно ни было — доктор Макаров подал нам весточку. Надо рассказать о нем и его подвиге: как военном, так и гражданском. Тут я еще раз благодарю Аллу Корчевную: она прислала необходимые сведения об этом уникальном человеке. Причем сама же их и собирала.

Итак, родился Алексей Макаров в Тверской губернии, в крестьянской семье. В 15 лет приезжает в Москву: дядя решил заняться образованием паренька, и в столице подросток окончил военно-фельдшерскую школу. После окончания сразу же направляется на фронт, в действующую армию, и до мобилизации служит в должности медицинского фельдшера.

В 1918 году молодой фельдшер, желая продолжить образование, поступает на медицинский факультет Московского государственного университета. Через некоторое время оставляет университет из-за тяжелых материальных условий. Через год он, уже боровшийся с эпидемией тифа и много чего познавший на практике, поступает во Второй медицинский университет и по окончании посвящает свое служение детям — становится педиатром.

Письмо из 44-го...

В конце 20-х годов прошлого столетия Алексей Макаров уже женат. И это обстоятельство заставляет его выехать в Ессентуки из-за болезни жены. И до начала Великой Отечественной врачебная судьба доктора связана исключительно с педиатрией. Детский доктор даже предположить не мог, какие страшные удары уготовила ему судьба.

Началась война. И сразу же, в первый день, доктор Макаров был мобилизован и отправлен на Западный фронт, в Белоруссию. Воевать пришлось недолго: часть, где служил доктор, попала в окружение, воины бились насмерть, но все закончилось пленением.

Что такое плен, никому рассказывать не надо. Особенно если в плен попадает человек исключительно гуманной профессии — врач. Пленен он был под Кричевым, следовательно, лагерь назывался Кричевским...

Лагерь стоял практически под открытым небом, на территории большого цементного завода. Фашисты не церемонились с пленными: просто не кормили их, никакой врачебной помощи не оказывали. Люди умирали от голода, ран и тифа. Алексей Петрович недолго осматривался: буквально с первых же дней попытался организовать лагерную больницу. В это время в лагере уже действовала подпольная группа, в которую входил и доктор.

...Люди умирали. Батальонный врач и в этих невыносимых условиях старался помочь и поддержать товарищей: был он неисправимым оптимистом. Да и не могут быть врачи другими, правда же? В его «больнице», расположенной в бетонном мешке с выбитыми окнами, не было практически ничего. Все, что удавалось добыть в тех условиях, доктор нес в свой больничный барак. Сухарики, мерзлая картошка, соль... Главное — он укреплял сотоварищей вестями с фронта, рассказывал о стойкости наших солдат. Да, он рисковал. Но, видя глаза своих пациентов, понимал, как им нужны были его слова.

Через некоторое время он бежит из лагеря: группа пленных организовала и осуществила побег. Вся группа вливается в партизанский отряд, действующий в тех местах. Кстати, в отряде не было ни одного врача. Партизаны с радостью расквартировали у себя «медицину»: организовали госпиталь. Базировался отряд в болотах и лесах Могилевщины: места тяжелые. Всегда сыро, всегда мошка и комары, дождь и непролазный снег. Ни летом жары, ни зимой настоящего холода без «мокряди»... Тем не менее доктор был счастлив: он среди своих! Он снова лечит и помогает раненым. И вполне вероятно, «наше» письмо написано именно там: к лету 1944 года по всей территории Белоруссии врага гнали на запад. Бои были страшные... Вот в перерыве между потоками раненых (а может, и не отрываясь от работы) он диктовал кому-то письмо...

В 1944 году, после освобождения Белоруссии, доктор Макаров приказом оставлен в Могилеве: город истерзан фашистами — нет врачей, нет лекарств, нет медицинской помощи. Был он и швец, и жнец, и на дуде игрец: восстанавливал здравоохранение области, возглавлял больницу, фармакологическую школу.

Через год, по ходатайству ессентукских городских советских и партийных организаций, Алексей Петрович переводится на постоянное место работы в Ессентуки. И тут он снова становится «доктором Айболитом» - лечит детей! Сбываются его военные мечты: никаких раненых, никаких боев и фронтов: только дети, требующие его заботы и внимания. В течение многих лет он состоял консультантом-педиатром курорта, был заместителем председателя правления общества врачей-педиатров на КМВ, проводил большую научно-исследовательскую работу. Опубликовано 12 научных работ доктора, главная среди них - «Если ваш ребенок заболел».

Доктор Макаров награжден орденом «Знак почета», ему присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». Но, главными, пожалуй, для него всегда были военные награды: орден Боевого Красного Знамени, медаль «Партизану Отечественной войны» первой степени, медаль «За победу над Германией». А за доблесть в Первой мировой войне был награжден Георгиевским крестом четвертой степени и двумя Георгиевскими медалями третьей степени.

Имя доктора Макарова навсегда вписано в летопись маленького южного города.

Так почему это странное письмо оказалось у нас, в Ставрополе? Может, его не передал тот, кто должен был передать? Может, не нашли адресата? А может, где-то там, с небесной высоты, смотрит доктор на нас, потомков, и думает: «А не забыли ли там, на земле, меня, старика?» Нет, не забыли, Алексей Петрович.

 

За помощь в подготовке материала искренне благодарю хранительницу фонда Алексея Макарова Аллу Корчевную и директора «ООО «Олимп-недвижимость» Галину Колесникову.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов