По силе духа по-прежнему – крепость

Елена Павлова
Алексей Иванович Логвиненко –  ветеран войны и летописец Марьинской. Фото Владимира Шнайдера
Алексей Иванович Логвиненко – ветеран войны и летописец Марьинской. Фото Владимира Шнайдера

…Проселочная дорога степной змейкой струится сквозь степное разнотравье, по кромке уже сжатых полей и прижимается к зеленому подножию кургана. Мы выходим из машины. Всего несколько километров от райцентра, а словно другой мир. Тут какая-то особенная тишина. Слышен только ветер, который гуляет по степи, заглушая ее еле слышный шепот. И ветер, и травы в такие моменты действительно кажутся живыми существами. Даже огромные курганы по обе стороны степи своими очертаниями напоминают вытянувшихся на земле львов-великанов с подобающей им царственной осанкой. Они словно охраняют эту степь – молчаливо и незыблемо – из века в век.

О чем молчат курганы

Оказывается, именно у крепости Святой Марии в далеком 1779 году решалась судьба не только Азово-Моздокской линии, но, по сути, всего Северного Кавказа. Горцы требовали от российского правительства срыть крепости, а получив отказ, намеревались сами сровнять их с землей. Что вполне могли сделать, учитывая небольшую численность гарнизонов и земляные укрепления самих крепостей. Бросив сюда 15-тысячный отряд, они не рассчитывали на длительное сопротивление. И просчитались.

Это один из примеров великого подвига простых людей, которые благодаря самоотреченному чувству долга, безоглядной вере в Бога, царя и Отечество совершают невозможное и побеждают. Эти примеры, из которых соткана история России, сделали ее не только многострадальной, но и славной.

Гарнизон крепости Святой Марии отбивал атаки горцев, держался, пока не подоспел на подмогу отряд Якоби. Тут и произошло жесточайшее сражение за всю историю Азово-Моздокской линии. Противник был разбит наголову, потеряв убитыми больше шести тысяч человек. После этого, как уже говорилось в предыдущих материалах, горцы вынуждены были признать, что «покорены силой оружия», что граница России отныне проходит по Малке. Благодаря этому Россия получает и территорию нынешних Кавказских Минеральных Вод.

А после того тяжелого сражения у реки Золка напротив кургана, где находилась крепость, появилась еще одна рукотворная возвышенность. Документальных свидетельств тому нет, но из поколения в поколение передается предание, что похоронили там убитых ворогов. Шесть тысяч человек надо же было где-то хоронить. Об этом нам рассказал атаман станицы Марьинской Сергей Журбинов. Русской крови там тоже много пролилось. В память о той битве на вершине холма казаки установили поклонный крест.

Земляные укрепления крепости: валы и глубокие рвы  до сих пор пересекают склон кургана. Фото Владимира Шнайдера
Земляные укрепления крепости: валы и глубокие рвы до сих пор пересекают склон кургана. Фото Владимира Шнайдера

Вдали, на другом кургане, тоже виднеется крест, именно там, где была крепость Святой Марии. Это было настоящее вознесение – туда так просто не подняться. Это издалека, через степь, склоны кургана кажутся пологими. Местами, рассказывает атаман, они почти отвесные. Поэтому противник понес здесь большие потери еще до подхода отряда Якоби.

Вообще, фортификаторы очень удачно выбрали в свое время место для этой крепости. А первые ее строители сделали все, чтобы эта господствующая высота стала неприступной. Путь неприятелю преграждали земляные валы и глубокие рвы, которые не сгладило даже время. Их и сейчас видно издалека. Они, как рубленые раны, пересекают хребет кургана.

Но натиск врага сдержали все-таки не фортификации, а люди. История не сохранила имен рядовых защитников крепости. Может быть, оттого, что в трудный час они становились единым целым. И не только казаки, выполнявшие в конце 18-го века задачи нынешних погранвойск, но и обычные, как сейчас говорят, мирные жители.

С гордостью в станице рассказывают еще об одном историческом факте – подвиге марьинских казачек. Один из своих многочисленных набегов горцы предприняли на крепость тогда, когда почти весь ее личный состав убыл по какой-то военной надобности в крепость Святого Павла. А в станице, которая достаточно быстро стала обустраиваться под прикрытием и защитой гарнизона, остались только женщины, дети и старики. Им-то и пришлось взять в руки оружие. И пока не пришла подмога, они обороняли крепость. Этому ратному женскому подвигу ставропольский поэт Витислав Ходарев посвятил стихотворение, которое так и называется – «Марьинские амазонки»…

Летописец

Есть рассказ об этом и в недавно вышедшей книге «Память, оставленная в наследство». Это летопись станицы Марьинской. А ее автор – Алексей Иванович Логвиненко – соответственно, летописец. По профессии, как он сам говорит, технарь. Мехфак окончил в Георгиевском техникуме. А вот что-то заставило его, выйдя на пенсию, копаться в архивах, собирать воспоминания земляков… Хотелось, чтобы у детей, которые сейчас растут, чувство Родины не абстрактным было, чтобы знали они и о подвиге казачек, и о сражении на Золке, и о Беломечетском редуте, на место которого потом и сама станица Марьинская была перенесена. И как горевали станичники, вынужденные переселяться с реки Золки на реку Малку, покидая обжитые за полвека места. Рядом вроде, а все ведь с нуля начинать пришлось. А делать нечего – крепость Святой Марии свои задачи выполнила. А казачья станица, опять-таки в качестве форпоста, нужна уже была здесь – через речку от неспокойной Кабарды… На усиление волжским казакам, начинавшим историю Марьинской, направили малороссийский полк казаков. Вот тогда, в 1830 году, пустили корни в эту благодатную землю предки Алексея Логвиненко, переселившиеся сюда из Черниговской губернии. Прапрадед его, Николай Никитич, землю здесь получил для постройки. А на этой земле теперь внук Алексея Ивановича живет. 185 лет прошло, менялось все: века, формации, идеология. Неизменным осталось одно – вот этот надел родной земли под отчим домом...

Алексей Иванович воспитал достойными людьми двоих детей, четверых внуков, пятерых правнуков.

– Большая семья, – говорю я.

Старый казак кивает:

– Очень большая, но как же это хорошо!

Детей и внуков своих он с малолетства к труду и казачьим традициям приучал, как и его родители приучали в свое время. На коня наш герой лет с шести или семи сел. И в колхозе с детства работал – и на конях, и на быках.

Но детство есть детство, и мальчишки даже в самую лихую годину мальчишками остаются.

Станица пять месяцев была под оккупацией немцев. Лешке Логвиненко на ту пору не было и шестнадцати. Станичники, конечно, слышали, как приближался фронт. Очень ждали наших. Ушлые пацаны как те разведчики, лазали по округе, вычисляли, где стоят наши сорокапятки, где укрепились фрицы. А укрепились те здорово. Поэтому лобовой атакой из Марьинской их было не выбить. Но наша разведка обошла-таки противника с тыла – первая штурмовая группа вышла в станицу по глубокой балке... Завязался бой.

Алексей Иванович до сих пор помнит, как всю семью разбудил ночью отец: «Наши наступают!» Все выскочили во двор и сквозь стрекот автоматной стрельбы услышали гулким эхом прорезавшее морозный воздух родное русское: «Ура!» Тяжелый бой развернулся в юго-восточной части станицы – сейчас там Курган славы и памятник... Он настаивает на том, что надо бы провести изыскание и северо-восточнее от Марьинской – якобы там тоже погибли больше двадцати солдат. Он мечтает, чтобы память каждого была увековечена. Этой заботой об их памяти Алексей Иванович, сам уже очень пожилой человек, как бы просит прощения у тех погибших бойцов, которых станичные мальчишки обнаружили сразу после боя в хозяйственной постройке на окраине. Но ничего не сказали родным – знали, что взрослые обходят все дома, огороды, все закутки, собирают убитых.

А мальчики просто обалдели от пацанячьего куража, увидев винтовки и патроны. Им хотелось скорее в лес, пострелять из настоящего оружия. Сильно потом парня мучила совесть, что тогда они с друзьями даже в лица своих погибших освободителей не вгляделись.

А настреляться Лешке Логвиненко суждено было в скором времени вдоволь. В 1944-м его прямо из-за парты вызвали в военкомат. Уходил парень на войну в полуказачьей форме: папахе, бешмете и сапогах. А попал казак в стрелковую школу во Львове. Так и стал снайпером. Воевать ему пришлось с отморозками похуже немцев – бандами бандеровцев. Фронтовые дороги Алексея Логвиненко пролегли от Львова через Стрий и Самбор до самого Ужгорода... А после окончания войны, в октябре 1945-го, снайперов командировали из Западной Украины в русский Севастополь для пополнения рядов Черноморского флота. Но даже тут нашему казаку суждено было на Кавказ попасть. Точнее – на «Красный Кавказ». Так назывался эсминец, на котором он служил. Ну а демобилизоваться довелось только в 1951-м.

Судьба побросала Алексея Ивановича по разным уголкам Ставрополья. Но, выйдя на пенсию, он вернулся в родную свою станицу и с головой погрузился в изучение ее истории. Почему? Ответ на этот вопрос есть в заголовке его книги  – «Память, оставленная в наследство». Ведь недаром говорят, что без прошлого нет будущего.

Книга Алексея Ивановича прошла экспертизу ученых краеведческого музея, а издать ее помогло станичное казачье общество. Теперь и учителям проще будет готовиться к урокам по истории родной станицы. Здесь ведь все основные вехи описаны, о самых заметных людях и событиях рассказано. Вот, например, о том, откуда в Марьинской и Старопавловской взялась речка с чудным названием Неволька...

От Невольки до театра

Мы со станичным атаманом Сергеем Журбиновым стоим возле мостка, перекинутого с берега на берег живописной речушки, по обеим сторонам утопающей в зелени. И трудно представить, что это и не речушка вовсе, а канал, который волей-неволей пришлось прокладывать жителям станицы почти полтора века назад. Отсюда и его название.

А пришлось потому, что воды Марьинской всегда требовалось очень много.

– Здесь плодородный слой почвы очень небольшой, – рассказывает Сергей Иванович. – А под ним песок да гравий. Дождь пройдет – через час уже сухо. Растет здесь все неплохо, урожаи хорошие можно собирать, но без полива все засохнет. А глубоких колодцев не так уж много в станице. Сперва воду приходилось брать из Малки. А жители очень опасались своих неспокойных соседей с той стороны речки. Так что по воду женщины зачастую ходили скопом в сопровождении вооруженных казаков. Вот так и пришли к мысли построить от Малки отводной канал. И построили всей станицей – без нивелиров и прочих современных приспособлений. Хотя непросто это было – Малка-то внизу течет, воду почти на девять метров пришлось поднимать. Но в расчетах не ошиблись – Неволька уже 145 лет и нас, и Старопавловскую водой питает. Недавно тут у нас ее юбилей праздновали...

Атаман улыбается и добавляет:

– Люди Невольку заслуженно почитают. С тех пор как пришла сюда вода, станица разрослась в разы...

Действительно, Марьинская даже по современным меркам – очень большая станица. Живет здесь, как рассказала нам заместитель главы станичной администрации Вера Лебедева, больше девяти тысяч человек. 51 улица – не во всяком городе столько насчитаешь. Инфраструктура развита: школы (в том числе музыкальная и художественная), детские сады, филиал Новопавловского техникума, прекрасный Дом культуры – все есть. Работает птицефабрика, построены теплицы. Так что и работу при желании каждый может найти. На заработки люди, конечно, уезжают – это вообще беда российской глубинки. Но в станице все-таки много делается для того, чтобы молодежь оставалась на родной земле и находила применение своим талантам и знаниям.

В том же Доме культуры работают два молодых специалиста, которые объединяют вокруг себя молодежь. Светлана Мякишина и Ирина Спицына приехали в станицу после учебы и задержались здесь, люди надеются, навсегда. Они за несколько лет смогли создать коллективы, которые сейчас уже являются местным народным достоянием. Да и не только местным. Они завоевали призовые места на краевых и российских конкурсах и фестивалях. Оба коллектива – «Малиновый рай» и «Детство» заслуженно получили звание народных. Хореография разная, программы разные – у первых это классика и народный танец. У вторых – танец эстрадно-спортивный. Но главное, что дети, маленькие станичники, свои таланты раскрывают. А талантов много – в каждом коллективе занимаются по шестьдесят ребятишек от трех до 17 лет.

Эти коллективы, конечно, постоянные участники всех городских праздников, как и коллектив народной казачьей песни «Калинушка», который дарит станичникам старые казачьи песни, что звучали на берегу Малки и сто, и сто пятьдесят лет назад.

Тут даже есть свой театр, который неизменно собирает полные залы. Его руководитель Раиса Мельникова, говорят люди, замечательный режиссер, к которому в труппу многие хотят попасть. Недавно вот в театр вернулась девушка, которая уезжала из станицы на несколько лет. Причем на сценическую площадку по возвращении она вышла уже не одна. В спектакле к 70-летию Победы «Девочка из города» Оксана играла уже вместе со своим сыном... Спектакль вообще был очень искренний, щемящий, в зале многие плакали...

Подрастают новые защитники

Хорошо, что сейчас в Марьинской плачут только от сопричастности к сценическим героям. Но жители станицы делом показали, что способны и на другую сопричастность.

Сейчас здесь все мирно и тихо. Но свежи в памяти дни, когда в январе прошлого года они сплотились перед лицом общей беды и общей угрозы. Сейчас о событиях января 2014-го напоминает только поклонный крест над высоким берегом Малки, у сбегающей когда-то к реке гравийке, откуда в те рождественские дни в станицу пришла беда. Тогда бандиты, пришедшие с территории Кабарды, убили здесь трех парней, трех братьев. Это была акция устрашения.

Но она не устрашила, а сплотила жителей. Пока правоохранители не уничтожили банду, почти два месяца не только казаки – все мужское население станицы ежедневно и в круглосуточном режиме выходило на охрану школ, детских садов, больниц, стратегически важных объектов...

Бандподполье на той стороне правоохранители заметно пошерстили. К тому же здесь, в непосредственной близости от станицы, постоянно находится сводный отряд ОМОН, прикрывающий Марьинскую, Старопавловскую и Зольскую. Так что теперь в Марьинской намного безопаснее и намного спокойнее.

А тем временем новые защитники станицы, края и Отечества в Марьинской уже подрастают. Так же занимается с ними ставший некогда героем материала «Вечерки» «Россия – это мы» помощник атамана Леонид Колотин. А мальчишки  – его воспитанники – завоевывают призы и награды на первенствах края и России. Заняли, например, два призовых места во Всероссийских соревнованиях по рукопашному бою в Москве, а в турнире по боевому самбо и вовсе взяли девять первых мест. Конечно, ребята каждый раз очень хотят победить. А еще для них очень важно доказать, что их военно-спортивный клуб не зря носит имя Героя Советского Союза летчика Василия Лукьянцева – тоже уроженца станицы Марьинской.

история, Азово-Моздокская линия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов