Побратимство начинается с боевого братства

Елена Павлова
«Мы 23 года были к командировке, а сейчас просто вернулись домой», Ставрополь, беркут
Александр Плотников«Мы 23 года были к командировке, а сейчас просто вернулись домой»

Ставрополь — Симферополь. У наших городов созвучны не только имена (и по звучанию, и по значению: город Креста — город Собиратель). Созвучна история с момента основания, когда Россия расширяла и укрепляла свои рубежи на Кавказе и на Черном море. Созвучны людские судьбы. Особенно — судьбы защитников. Поэтому неудивительно, что и помощь семьям погибших во время событий на киевском Майдане сотрудников тогда еще украинских спецподразделений первой пришла именно из Ставрополья, что сотрудники теперь уже российского «Беркута» приехали именно в наш город, чтобы выразить благодарность врио губернатора, депутатам краевой Думы и всем ставропольцам, которые поддержали их словом и делом. Неудивительно и то, что повышать свою профессиональную подготовку по линии антитеррора «беркутовцы» хотят в Ставропольском ОМОНе и СОБРе. Обо всем этом говорилось на встрече, которая пошла в краевой Думе, где прозвучало и предложение заместителя председателя комитета по законотворчеству Сергея Шевелева сделать Ставрополь и Симферополь городами-побратимами.

Ставропольцы первыми протянули руку помощи

Вообще Сергей Арнольдович был инициатором и вот этой адресной помощи, когда решалось, куда направить собранные жителями Ставрополья средства. Он предложил передать их семьям погибших и раненым защитникам правопорядка, вернувшимся в Крым после. И был единодушно поддержан коллегами-депутатами и врио губернатора края. Нельзя не согласиться с председателем краевой Думы Юрием Белым, который, обращаясь к «беркутовцам», сказал: «В тех трагических событиях на Майдане вы были единственными, кто защищал государство».

– Вы знаете, мы ведь еще  до референдума ощутили себя в России, - говорит начальник штаба «Беркута» Сергей Марченко, - именно тогда, когда к нам приехала ставропольская делегация.  Приезжали многие, говорили, обещали, но вы были первыми, кто безо всяких слов просто приехал и помог...

… Семьям погибших офицеров Ващенко и Федюкова, в которых осталось по двое детей, ставропольцы передали по 500 тысяч рублей, а раненым «беркутовцам» и военнослужащим внутренних войск — по 50 тысяч на лечение.

– Трудно найти слова, - продолжает подполковник Марченко, - чтобы объяснить, как это было для нас важно после того, как там, в Киеве, нас объявили врагами... Ни за что...

Украинская пресса вылила в те дни на «Беркут» столько грязи, что, как говорят офицеры, они сами советовали родным не рассказывать о том, в каком подразделении они служат. «Нас называли фашистами и собаками Януковича, - грустно усмехаются «беркутовцы», - обвиняли в том, что, защищая коррумпированную власть, мы в людей на Майдане стреляли... Причем началось это еще до Майдана, а потом шло по нарастающей. А мы не за власть там были, а за людей — и за тех, которые за нас, и за тех, которые против. Они ведь тоже граждане. Мы действовали строго в соответствии с приказом. А в приказе при отбытии в командировку четко прописано: прибыть без оружия. У нас и щитов-то поначалу не было. Толпу мы теснили в буквальном смысле вручную, взявшись за руки».

Если бы не приказ «Отойти!»

Еще во время первой встречи в Крыму «беркутовцы» рассказали Сергею Шевелеву, как коллеге (до прошлого года он был командиром Ставропольского СОБРа), что, даже действуя, по профессиональным меркам, очень мягко, им не хватило всего нескольких минут для того, чтобы свернуть напрочь главную трибуну Майдана и нейтрализовать главных «активистов». Поступил приказ отойти.

Так действительно было? - поинтересовалась я. - Просто очень похоже на нашу первую чеченскую. Там тоже зачастую, когда оставалось только немного дожать,  следовал приказ отойти...

– Мы знаем, - кивает Сергей Марченко. - Да, и у нас именно так все и было. И как минимум трижды. Все можно было свернуть достаточно быстро, когда у митингующих сил и возможностей меньше было. Их же постоянно снабжали краской, лаком, которыми нам заливали глаза, палками, заточенными с одной стороны,  чтобы попасть под шлем, одновременно с этим в рядах Майдана обозначились люди, у которых методика поражения была отработана. А потом уже появились и «коктейли Молотова». А из нашего «оружия» - только газовые и светозвуковые гранаты, которые можно бросать по инструкции не ближе чем за два метра. Мы их применяли с большего расстояния, чтобы тех, кто был в толпе, не покалечить, а просто оттеснить...

А оттуда делалось все, чтобы как можно больше покалечить нас... А потери мы понесли 18 февраля на улице Институтской, у нас с митингующими даже контакта не было. Мы шли, а по нам стреляли...

Вообще, все это столько раз было в нашей недавней истории. Не только в первую чеченскую, и до нее  – в разных советских республиках перед развалом СССР. Тогда власть тоже первыми сдавала тех, кто защищал государство и государственность, а потом уже  – всех остальных.

Кстати, новая украинская власть оказалась в этом смысле ничуть не сильнее прежней. Она благополучно «кинула» все свои воинские части в Крыму. Теперь тех, кто остался служить России, на Украине объявили предателями, а тех, кто вернулся туда,  – трусами. За то, что не стали стрелять в гражданское население.

Не враги

«Благодаря вам мы еще до референдума почувствовали себя в России».   Ставропольцы первыми протянули руку помощи семьям погибших сотрудников «Беркута» и внутренних войск
Александр Плотников«Благодаря вам мы еще до референдума почувствовали себя в России». Ставропольцы первыми протянули руку помощи семьям погибших сотрудников «Беркута» и внутренних войск

Сергей Шевелев, будучи в Крыму еще до референдума, говорил со многими командирами воинских частей. Все они  – и проукраински, и пророссийски настроенные – оставались верны присяге. Они ждали, что им скажет их командование. Но оно ничего кроме пресловутого приказа «разрешаю стрелять» не сказало. И людей, отслуживших по 10-15-20 лет, волновали вполне житейские вопросы  – сохранение выслуги лет, зарплата, пенсия. Все это им гарантировала Россия, но не Украина.

А врагами они действительно не являются. Даже те, кто решил вернуться на Украину. Сергей Шевелев вспоминает одного комполка.

– Он прошел все горячие точки: Афган, Карабах, потом по семейным обстоятельствам переехал на Украину и теперь ей служит... какой он враг?..

Да российские и украинские военные в принципе никогда врагами не были. У нас ведь в Крыму не только Черноморский флот дислоцирован, но и части, которые его со стороны суши охраняют. Так вот «беркутовцы» рассказывают, что украинские десантники часто просились с нашими в прыжках потренироваться. У них, оказывается, особо-то и не с чего было прыгать. Некоторым за всю службу ни одного прыжка совершить не удалось. Так что с нашими военными они очень даже дружили.

…И тем не менее предсказать, как будут развиваться события на Украине в целом и на ее юго-востоке в частности, не берется никто. В том числе и ребята-«беркутовцы». Они, конечно, поддерживают связь с бывшими сослуживцами из соседних регионов. Тяжело им приходится. Не только на западе, где им дома жгут и семьи практически в заложниках, но и в других областях. «Беркут» расформирован, сотрудники вроде бы переназначены в подразделение по охране общественного порядка. Но при этом оно абсолютно не привлекается ни к охране, ни к чему бы то ни было и все время находится на базе... Крымчанам по-хорошему завидуют. Но это «беркутовцы». А что до просто знакомых, то тут ощутимо влияние информационной войны.

– Мне звонят с Украины, и мне же рассказывают, что в Крыму происходит! – говорит офицер «Беркута» Александр Пикушев.  – Что у нас тут колонны русской бронетехники, самолеты и автоматчики. Короче, полная оккупация. Я говорю: «Вы что, с ума сошли?!»... Не верят...

Но кто-кто, а «беркутовцы» прекрасно знают, что было бы в Крыму, если бы не Россия. Потому что в течение нескольких лет отслеживали здесь «летние лагеря», где горной подготовкой занимались «военно-патриотические клубы» Яроша. Кому, как не спецназовцам, понимать, зачем им эта горная подготовка была нужна и почему проводилась она в Крыму...

Тем более «Беркут» с радостью принял предложение руководства МВД края и сотрудников ОМОНа и СОБРа пройти на их базе антитеррористическую подготовку.

– Нам есть чему у них поучиться, – говорит Сергей Марченко. – И мы с огромной радостью будем присылать сюда бойцов, будем дружить.

Понравилось «беркутовцам» общаться и со ставропольскими журналистами.

– Мы видим в вас единомышленников, единоверцев, – говорит майор Игорь Реутов. – Будем считать, что мы 23 года просто были в командировке, а теперь вернулись домой.

…А предложение Сергея Шевелева сделать Ставрополь и Симферополь городами-побратимами,  всем понравилось... Первый шаг к этому был сделан еще до референдума. Побратимство, которое начиналось с боевого братства, будет очень крепким.

Симферополь, Ставрополь, беркут, города-побратимы

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов