Почему дорожает молоко?

Почему дорожает молоко?

В Ставрополе поднялись цены на молочную продукцию, а вскоре подорожает пастеризованное молоко. О причинах этой вынужденной меры рассказал генеральный директор ОАО «Молочный комбинат «Ставропольский» Сергей Анисимов.

– Ставропольские потребители обеспокоены неожиданным летним подорожанием молочной продукции. С недавних пор оно коснулось и продукции «МКС». Вы держались до последнего?

– Ситуация на молочном рынке сложная в масштабах всей страны. Наше предприятие последние полгода занималось сдерживанием цен, пока это было возможно. Везде аналогичное питьевое молоко стоит на 4–5 рублей больше, чем у нас, и превысило отметку в 30 рублей. В Ставрополе сегодня самое дешёвое молоко на юге России. Но обстоятельства вынудили и нас прибегнуть к минимальному повышению цен.

– Что это за обстоятельства?

– В первую очередь, это закупочная цена. Из-за того, что мы держали её на предельно низком уровне, мы потеряли 150 тонн молока. Производители предпочитают продавать его в Краснодарский край, Карачаево-Черкесию и Адыгею по более высоким ценам. Мы вынуждены отвечать, в противном случае мы попросту останемся без молока, а город – без дешёвой продукции. Мы своего поставщика потерять не можем.

– Всё же молочная продукция – в первую очередь социальный товар. Нельзя ли было компенсировать повышение закупочных цен не за счёт покупателя, а, например, государственными субсидиями?

– К сожалению, эта система сегодня не работает. Минсельхоз России и края не платят нам субсидии на закупку сырья с декабря прошлого года. Фактически мы взяли кредиты, заплатили за молоко вперёд, а субсидии нам это не возместили. Нам должны уже больше 30 миллионов. И такая ситуация – по всей России. Долг Минсельхоза производителям молока составляет порядка 13–14 миллиардов.

– Следовательно, вам приходится полагаться только на свои силы?

– Да. К тому же есть ещё третий фактор. С первого июля подорожали коммунальные услуги. А для нас энергоносители – серьёзная статья затрат. Платёжки мы пока не получили, но речь идёт о росте на 10-15 процентов.

– А насколько подорожает ставропольское молоко?

– Точно могу сказать, что наше молоко останется самым недорогим в городе. Думаю, речь идёт о двух-трёх рублях. В любом случае готовый продукт подорожает ровно на ту сумму, на которую поднимется закупочная цена – и ни копейкой больше. Уверен, и по качеству мы будем лучше всех. Если говорить о сроках, то цельное питьевое молоко подорожает после 9 августа, цены на остальную продукцию уже зафиксированы на новой отметке.

– Вы говорите об опасности потерять своего поставщика. Но если это случится – есть ли чем заменить сырьё? Например, перейти на сухое молоко…

– Мы используем сухое молоко только для производства йогуртов и мороженого. В питьевом молоке его нет и не будет – это наша принципиальная позиция. Поэтому в условиях роста производства цельномолочной продукции у нас на сушку попросту не остаётся сырья. Если говорить о приобретении сухого молока в других регионах, к примеру, в Белоруссии, то прошлогодний опыт красноречиво показал опасность этого пути. Тогда российские производители стали массово скупать дешёвое белорусское сухое молоко, потеряли своих внутренних поставщиков. А когда белорусы резко подняли цены, отступать было некуда. Поэтому мы сосредоточены на ставропольских поставщиках. Это не только выгодно с точки зрения логистики и сырьевой независимости, но и позволяет нам гарантировать высокое качество продукта.

– Что следует делать властям, для того чтобы исправить ситуацию?

– В первую очередь начать субсидировать ставропольских производителей, чтобы они поставляли продукцию только на внутренний рынок. Далее – отменить практику разных дотаций на молоко разного сорта – они возможны в условиях избытка молока, но никак не дефицита. Помимо этого государство должно исполнять свои обязательства. Необходимо помогать ставропольским хозяйствам в развитии, техническом перевооружении. К примеру, в той же Белоруссии началась роботизация дойки. Уже открыли собственный цех по сборке голландских доильных роботов. Неудивительно, что растут и качество, и объёмы продукции. А у нас пока что один робот на весь край.

– Значит ли это, что вскоре белорусы завалят нас своим дешёвым молоком, а ставропольские предприятия ждёт стагнация?

– Ситуация в крае не столь безнадёжна, как в целом по стране. К тому же мы находимся далеко от Белоруссии, и свою скоропортящуюся продукцию они попросту не успели бы довезти. Но это не значит, что ничего не надо делать. Мы развиваем свой проект по строительству мегафермы. Но мы реализуем его совместно с государством, а это означает неизбежную бюрократическую волокиту. Думаю, ещё полгода-год мы будем только проходить все согласования. Но хорошо бы уже в следующем году приступить к строительству.

– Когда ферма будет построена – «МКС» фактически получит собственное производство. Насколько это позволит избежать ситуаций, подобных нынешней?

– Собственный поставщик сырья, безусловно, важнейший шаг в нашем развитии. Но и до того, как это произойдет, «МКС» останется производителем недорогой и качественной молочной продукции.

Владимир МЕДВЕДЕНКО

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов