Поэт редкого дара

 

Поэт редкого дара
 Прошло сорок дней, как ушел из жизни старейший ставропольский поэт Семен Ванетик. И я вспоминаю свои встречи с этим замечательным, скромным человеком, поэтом редкого дара, который плодотворно работал в сатирическом жанре пародии и эпиграммы. А начинал он, впрочем, как многие поэты, со стихов лирических. Много лет занимался в литературном объединении при краевой газете «Молодой ленинец». И что примечательно, поэт Александр Мосинцев, который в те годы руководил литобъединением, заметил в Ванетике способность к юмору, сатире и посоветовал ему заняться пародиями. И не ошибся. Пародии получались смешные, остроумные, но всегда доброжелательные.

Новый жанр серьезно увлек Семена Ванетика. Он писал юморески в прозе, эпиграммы. Кстати, в первой книжке поэта-сатирика «Озорные линзы», которая вышла в Ставропольском книжном издательстве в 1980 году, добрая половина ее отведена эпиграмме.

Как известно, эпиграмма - это один из древнейших литературных жанров. Тем не менее она во все времена, во все века оставалась современной. Наверное, потому, что обладает удивительным свойством остро обличать те пороки и недостатки, которые еще существуют в нашей жизни.

- В эпиграмме меня привлекает сочетание лаконичности, афористичности и острой мысли, - размышлял Семен Ванетик. - Причем эта острая мысль может быть выражена по-разному. Видите ли, это может быть смешно, это то, что мы называем остроумием. Это может быть мягкий юмор. Это может быть ирония. Это может быть подначка, как мы выражаемся иногда. То есть палитра сатиры и юмора очень богата. В то же время миниатюра требует изощренной поэтической техники. На таком маленьком литературном участке - две, четыре, шесть, редко восемь строчек - нужно быть особенно точным в поэтической и технической отделке миниатюры.

Добавим еще, что эпиграмма имеет глубокие корни в наших национальных традициях. Не секрет, что в русском народном творчестве частушка всегда занимала немалое место. А что такое частушка? Это, в сущности, спетая эпиграмма. Семен Ванетик не только любил русские частушки, но даже и коллекционировал их, потому что находил в них не только лирическое начало, но и обличение, направленное против какого-то конкретного лица, и даже, если хотите, философские раздумья, то есть все то, что свойственно классической эпиграмме.

По мнению Семена Ванетика, эпиграмма как один из видов сатирической поэзии развивается в трех основных направлениях - это литературная пародия, это эпиграмма и иронические стихи. Сам поэт работал во всех трех направлениях. Первое время он больше увлекался пародией, затем обратился к эпиграмме и ироническим стихам. Но эпиграмма всегда оставалась для него мобильным жанром.

Когда знакомишься с эпиграммами Семена Ванетика, то замечаешь, что темы их очень реальны, они жизненны. Тут мы встречаемся и с незадачливым лириком, и со слишком серьезным критиком, и с производственником, который пытается корректировать план. То есть темы эпиграмм самые разные: литературные, бытовые, производственные. И поэт умел все эти факты подметить в жизни, чтобы потом отразить в короткой эпиграмме. А ведь это совсем нелегко.

- Да, это сложно, - подхватывал мою мысль Ванетик. - Как говорят, имеющий уши - да услышит, имеющий глаза - да увидит. Все мы живем, сталкиваемся с чем-то в жизни. И надо ко всему относиться с известной мерой критичности и в то же время с юмором. Говорят, что смех порой ранит. Но он может и ободрить, подхлестнуть и даже слегка уколоть. А иглоукалывание, как известно, один из методов лечения.

Семен Ванетик родился на Украине и всегда считал, что у него два родных языка - и русский, и украинский, который был знаком ему с детства. И потому не удивительно, что поэт очень много переводил современных украинских поэтов-сатириков. Ему очень близок был украинский юмор. Ванетик считал, что украинская эпиграмма вполне может соперничать с такими известными в мировой литературе эпиграммами, как немецкая и польская.

Обращаясь к переводной эпиграмме, Семен Ефимович переводил ее с английского, польского, чешского, немецкого языков. И здесь авторами эпиграмм были уже не наши современники, а поэты-сатирики, жившие в очень далеких XVI - XVIII веках. И было очень ценно, что мысли, заложенные в этих миниатюрах, волнуют и нас, сегодняшних, они по-прежнему актуальны. Здесь большую роль играл для Ванетика предварительный отбор. Прежде чем перекладывать иностранную эпиграмму на русский поэтический язык, поэт отсеивал все то, что, по его мнению, будет неинтересно нынешнему читателю. И вдруг попадалась эпиграмма, которая как будто специально была адресована нашему современнику. Эта эпиграмма тут же перелагалась на язык поэзии.

Берясь за переводы иностранных эпиграмм, Семен Ванетик замечал, какие черты отличали эпиграммы одного народа от эпиграмм другого. Немецкой эпиграмме свойственна, скажем, философичность, она написана зачастую в духе сентенции. Но сентенция, мы знаем, представляет собой чисто назидательное морализирование, то есть то, что мы не всегда любим. В особенности молодежь. Но если это назидание высказано остроумно, с философским подтекстом, то это уже совершенно другое дело. Это воспринимается с интересом. А если вспомнить украинскую эпиграмму, там мы находим мягкий, лукавый, народный юмор.

На полке моего книжного шкафа стоит один из поэтических сборников Семена Ванетика «Крутой диалог», любезно подаренный мне автором с добрыми пожеланиями. Вышел он в 1999 году в Библиотеке писателей Ставрополья под рубрикой «Писатель и эпоха. XX век». В эту книгу вошли стихи лирические, иронические и публицистические, эпиграммы и пародии, стихи для детей.

Данные заметки совсем не претендуют на полное освещение творчества Семена Ванетика. Эти воспоминания есть дань светлой памяти замечательного поэта и доброго, скромного человека.

Виталий Задорожный.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов