Погорельцы...

Три года назад, 20 октября, «Вечерка» писала о пожаре, случившемся на улице Московской, 25. Тогда выгорели восемь квартир. Их обитатели расселились кто как мог. Кто-то у родни, кто-то у знакомых, а кто-то и на месте остался. 

Часть жильцов переселили на пару месяцев в общежитие на проспект Кулакова, 8. Как позже выяснилось, в аварийное здание. Так, во всяком случае, уверяют «переселенцы», и постановление городской администрации об аварийности от 2005 года.

И, собственно, о жильцах забыли. О том, что люди не имеют никаких юридических прав, что они не прописаны в «новом» жилье, а значит, как бы являются бомжами, тоже благополучно забыли.

В редакцию пришла Татьяна Каширина, одна из тех самых переселенцев: «Мы вошли в это помещение. Сами начали делать ремонт, стеклить окна, мыть, чистить, даже пытались крышу «залатать». В комнате стояли пять тазиков: туда с крыши стекала вода. Первое время там жить было нельзя, поэтому ютились у бывших соседей. Когда хоть немножко привели комнаты (две) в порядок, перебрались. Вещей не было, даже кроватей — все сгорело в пожаре. Люди выручили: кто кровать дал, кто стол...». Краевое МЧС дает заключение: лицо, причастное к пожару, не установлено. То есть само сгорело...

Прописка. Регистрация нынче - дело хлопотное. А если вы еще в такие обстоятельства попали, когда сгорел «аварийный» дом, переселили в такое же «аварийное» общежитие, в предыдущем жилье по причине аварийности прописки не было, в новом по той же причине ее нет... Что-нибудь поняли? Вот именно: хитросплетения наших законов таковы, что нужно каждому в стране иметь юридическое образование, да еще уметь трактовать в выгодном свете законы.

Соседка Татьяны Кашириной — Галина Григорьевна Свалова, пенсинерка, 72 года. Бывшая детдомовская. Получается, что всю жизнь эта почтенная женщина, имея за плечами 42-летний трудовой стаж, живет по чужим углам. Очень мило, тем более что в этом общежитии ее не прописывают тоже. Несмотря на то, что в сгоревшем доме прописка была. Она осталась один на один со своей бедой. Понятно, что такой воин слаб против армии чиновников, и зимой Галину Григорьевну свалил инсульт. Вот и поборись за место под солнцем или хотя бы у теплой батареи с таким диагнозом.

Теперь о коммунальных услугах, что предоставляет общежитие своим жильцам. Свет отрезали тем, кто не платил. Но отрезали-то тогда, когда Татьяна отказалась платить за ту электроэнергию, которой не пользовалась, в период «непроживания». Перерасчет был не сделан, отсюда долг и результат. Вода течет в туалетах днем и ночью. Канализация неисправна. В коридорах и на лестницах зато свет горит день и ночь — нет выключателей. Рядом живут весьма не благополучные жильцы: пьянки, драки, участковый не реагирует. На стенах туалетов черный грибок, ядовитый, уничтожающий легкие быстрее сигарет.

Как жить дальше? Кто в конце концов обратит внимание на тех горожан, кто волею судеб лишился имущества, но сдаваться и уходить в «алкогольные дебри» не хочет? Кто хочет жить в этом городе, и кто де-факто — гражданин, а де-юре — не пойми кто?

Никто из погорельцев не получил компенсацию за утраченное жилье: страхованию оно не подлежало — аварийное. Под окнами такого же аварийного общежития стройка. Туда предполагается переселить десять семей из общежития, там прописанных. Погорельцы в списке на переселение не числятся. По словам Татьяны, им уже сейчас комендант говорит, чтобы паковали коробки: «На улицу пойдете!».

Куда они только не обращались: в администрацию города, в прокуратуру края, в комитет по правам человека по ЮФО, в суд. Сейчас планируют снова в суд, но что это даст, неизвестно. Документов пачки, целые тома, уже сами путаются, кому писали, кому нет. Толку-то? Одни обещания. Три года «обещанного» уже прошли. Будет ли конец мытарствам людей, и так наказанных неизвестно кем и неизвестно за что?

 Анна Мелихова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов