Пока есть над чем работать — будем работать

Наталья Ардалина

Наиболее тяжкие преступления, совершенные с особой циничностью и жестокостью, в отношении детей, а также совершенные чиновниками «высокого полета» попадают для расследования не к простым следователям, а в особый отдел — он так и называется: по расследованию особо важных дел. Причин тому много: и опыт следователей, и независимость от административного давления, если такое вдруг начинается, и наиболее благоприятствующий режим для этого отдела у экспертов, аналитиков, и еще многое другое. За последний год на Ставрополье было раскрыто немало резонансных преступлений, вызвавших бурный отклик жителей края. Сегодня о некоторых интересных деталях своей работы нам рассказывает руководитель отдела по расследованию особо важных дел краевого управления Следственного комитета Российской Федерации Юрий Ляшенко.

Руководитель отдела по расследованию особо важных дел краевого управления Следственного комитета Российской Федерации Юрий Ляшенко.
Александр ПлотниковРуководитель отдела по расследованию особо важных дел краевого управления Следственного комитета Российской Федерации Юрий Ляшенко.

– Юрий Михайлович, расскажите, пожалуйста, о своем профессиональном пути.

– После службы в рядах Вооруженных сил Советского Союза я принял решение продолжить служить Родине уже на поприще борьбы с преступностью. Поступил в «школу милиции» - сейчас это Ставропольский филиал Краснодарского университета МВД. В 1997 году, после получения диплома, я стал следователем в системе органов внутренних дел. В 2003 году меня пригласили в прокуратуру Ставропольского края в отдел по расследованию особо важных дел. Там в различных должностях — старший следователь, следователь по особо важным делам — работал вплоть до образования Следственного комитета России. И с 2007 года был назначен сначала заместителем руководителя отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по Ставропольскому краю, а затем и руководителем. С этого момента я, по сути, сам не расследую преступления, а координирую и контролирую действия следователей отдела, направляю их в нужное русло.

Специфика нашей работы такова, что к нам попадают дела наиболее сложные: групповые, совершенные с особой жестокостью и изощренностью, а также преступления, совершенные различными так называемыми «спецсубъектами». Это люди, в отношении которых установлен особый порядок расследования: судьи, адвокаты, чиновники различных уровней.

– Вы помните свое самое первое дело?

– Конечно помню. Это было мошенничество, связанное с ценными бумагами. Под видом акций Солнечнодольской ГРЭС были проданы поддельные документы. В то время речь шла об огромной сумме — в несколько миллиардов рублей. Мошенник был установлен, но скрылся, его объявили в розыск, поэтому заканчивал дело уже не я.

Мне, к сожалению, иногда приходится слышать, что молодых специалистов заваливают делами и оставляют без помощи — работай, как знаешь, без совета старших коллег. Мне в этом смысле повезло, работа была построена очень правильно, никто никогда не отказывал в совете и поддержке. И сегодня в своем отделе мы также заинтересованы в совместной слаженной работе. Хотя совсем «зеленые» следователи ко мне не попадают — требуется определенный опыт, чтобы работать с наиболее сложными преступлениями, все равно ежедневно, ежечасно мы общаемся, я смотрю, в ту ли сторону двигается расследование, при необходимости направляю, подсказываю, что упустили из виду. В конечном итоге от работы каждого сотрудника зависит результат деятельности всего отдела.

– Сегодня вам уже не приходится лично общаться с подозреваемыми, но из тех, с кем вас столкнула служба, кто-то произвел сильное впечатление?

– У каждого из них своя судьба, своя история, своя дорожка, которая привела его на этот путь: кто-то банально по глупости, кто-то под влиянием других людей, иные в пьяном угаре, не соображая, что делают, другие, наоборот, умышленно, цинично совершают преступления в надежде получить для себя какую-то выгоду. Были совершенно отвратительные маньяки, которые насиловали и убивали детей. Но, знаете, я считаю, что они не заслуживают внимания нормальных людей. Их осудили — туда им и дорога, незачем говорить о них и создавать им славу. Это может быть даже вредно с точки зрения латентных преступников: он видит по телевизору, в новостях, как смакуют какое-то преступление, и это может подтолкнуть его к действию.

– В начале разговора вы упомянули о чиновниках. А нашумевшее дело депутата краевой Думы Калугина, сбившего пешехода насмерть, расследовалось в вашем отделе? Почему оно столько раз возвращалось прокуратурой на доследование?

- Совершенно верно, этим делом занимались мы. По нашему мнению, объем собранных доказательств был достаточен для принятия решения о прекращении уголовного дела: были опрошены очевидцы, проведены эксперименты, замеры, назначены и проведены различные экспертизы — состояния транспортного средства, на предмет технической возможности предотвратить аварию экстренным торможением. Но прокурор, изучая дело, посчитал иначе, отменил наше решение и дал новые указания, такие как передопросить некоторых свидетелей, переназначить экспертизу в Москве. Мы в очередной раз выполнили все указания прокурора, но московские эксперты дали такое же заключение: водитель не нарушал скоростной режим, при сложившейся дорожной ситуации он не располагал технической возможностью предотвратить наезд. Более того, эксперты отмечают в действиях пешехода признаки нарушения правил дорожного движения: он переходил дорогу в неположенном месте, где нет ни знаков, ни перехода, ни освещения. Я думаю, предвидеть это никто был не в силах. Но, как вы понимаете, правовую оценку действиям участников ДТП даем не мы, а эксперты. Если эксперт говорит, что нарушений в действиях водителя нет, — мы не можем обвинить его в этом сами.

В период армейской службы в Пограничных войсках.
Александр ПлотниковВ период армейской службы в Пограничных войсках.

Широко обсуждался тот момент, что Калугин уехал с места аварии. Но в деле находят свое подтверждение его слова о том, что после столкновения он развернулся, проехал обратно. Посчитав, что произошло столкновение с животным, он продолжил свое движение. Утверждать, что он видел сбитого человека и уехал, мы не можем.

– Сегодня у вас в работе уголовное дело в отношении еще одного чиновника — министра образования и молодежной политики Ставропольского края Василия Лямина. Можете ли поделиться подробностями?

– Действительно, Лямин был задержан сотрудниками Федеральной службы безопасности с поличным при получении взятки. Речь идет об одном миллионе рублей. По нашим данным, изначально чиновник требовал так называемый «откат» от директора Кисловодского государственного многопрофильного техникума в виде 4 млн рублей. Дело в том, что учебному учреждению в рамках реализации Федеральной целевой программы «Развитие образования на 2011 - 2015 годы» была предоставлена субсидия в размере 19 миллионов рублей, и, если директор техникума не передаст деньги, министр угрожал его уволить. В случае же получения денег гарантировал свое покровительство. В ходе переговоров сумма была снижена до одного миллиона рублей, директор техникума передал деньги, но в рамках оперативно-разыскного мероприятия. Хочу отметить важность позиции руководителя учебного заведения — ведь эти деньги предназначались не ему лично, а на развитие и улучшение образовательного процесса. Если все так же будут понимать, что государственными средствами нельзя пополнять карманы вышестоящего руководства, порядка и в сфере образования, и в других областях будет куда больше.

– Говорят, у медиков со временем вырабатывается профессиональный цинизм. Вам ведь тоже приходится видеть много страшных вещей. Как с этим справляетесь?

– Профессия не позволяет быть излишне эмоциональным. Если мы все будем оценивать с точки зрения морали и чувств, можно упустить что-то важное для расследования, какие-то объективные данные. Поэтому я всегда стараюсь смотреть, и на свои действия, кстати, тоже, немного со стороны: нужно проработать для себя и сторону потерпевших, и сторону обвиняемых, предположить, что тебе скажут в качестве контраргумента, как оценят собранные материалы прокурор и защитник. В перспективе нужно даже подумать о том, как воспримет собранные доказательства судья. Поэтому, если мы будем реагировать на события излишне эмоционально, хорошего результата добиться будет сложно.

– Можете ли вы оценить, преступлений какого характера за последний год стало больше, каких меньше?

– Мы для себя делим все дела на обще-уголовные и экономические, должностные. Конечно, они нередко пересекаются, но тенденция такова, что количество экономических дел, в том числе с коррупционной составляющей, растет. В прошедшем году было окончено расследование уголовного дела в отношении бывшего сити-менеджера Ставрополя Игоря Бестужего, который обвинялся во взятках, также целая серия дел в отношении чиновников Шпаковского района, которые за незаконное вознаграждение обещали всевозможную помощь тем или иным лицам. Все эти дела широко освещались в прессе. Хочу лишь отметить, что сложность в их расследовании заключается в использовании так называемого административного и экономического ресурса, когда следователю приходится без конца отвечать на всевозможные жалобы, а собственно к делу он приступить не может. Тем не менее, должен отметить, мы успешно справляемся и с этой категорией дел.

– Если преступление не раскрыто, есть ли сроки давности для расследования?

– Как таковых нет. Критерием для приостановления расследования служит выполнение всех возможных следственных и процессуальных действий: как только будут проверены все версии, допрошены все люди, окончены все экспертизы, отработаны все поручения и направления - тогда будет принято решение о приостановлении. А пока есть над чем работать - будем работать. И даже когда дело приостановлено, по нему все равно проводится работа, не следственная, а органами дознания: полиция или ФСБ, в зависимости от категории преступления, продолжают работу по установлению причастных лиц.
– Никогда не возникало желания сменить работу на более легкую?

– Знаете, нет. Сегодня у нас в производстве 38 дел, в том числе и прошлых лет. По каждому из них ведется тщательная работа. Я вижу результат своей деятельности, и это приносит удовлетворение.

следователи

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Закон и порядок»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов