Показ тату закончился убийством

Наталья Ардалина
Прошел ровно год, после того как Валерия освободили условно-досрочно из мест лишения свободы. Он не досидел два с половиной года из назначенных судом восьми – за злостное хулиганство и причинение тяжкого вреда здоровью, как вновь попал в поле зрения закона. И теперь уже - на долгие годы. Эту жуткую историю нам рассказали в прокуратуре Промышленного района Ставрополя.

Злость и обида на весь мир выливались в агрессивное отношение к окружающим. Молодой человек 25 лет считал себя жертвой и не мог простить людям загубленных лет юности. Валерий жил в квартире матери и бабушки, но работать или как-то еще помогать женщинам, судя по всему, не собирался. Любимым его состоянием стало состояние алкогольного опьянения. Однажды вечером он потребовал у матери денег, чтобы продолжить пьянку. Когда она ему отказала, Валерий пришел в ярость. Испугавшись за свою жизнь, мать вызвала милицию. Сына забрали в дежурную часть УВД Промышленного района, а поутру выпустили уже протрезвевшего. Но не успокоившегося.

Вернувшись домой, Валерий крушил все, что попадалось под руку, – было разбито стекло на межкомнатной двери, телевизор. «Мне вчера было так больно, когда ты сдала меня ментам, - кричал Валера матери. – Пусть теперь тебе будет так же больно!» С этими словами он с силой толкнул мать, она упала, а сын, даже не посмотрев, что с ней, отправился искать выпивку. Как рассказал следователь Промышленной прокуратуры Александр Резванов, впоследствии врачи травм-пункта констатировали у женщины перелом шейки левого плеча. Уставшая бояться, измученная мать написала заявление в милицию, надеясь, что хоть это образумит непутевого сына.

Прошло чуть больше недели. Валерий, ничуть не изменивший своим привычкам, сидел на лавочке у дома в четвертом часу утра. К нему подошла незнакомая девушка. Как выяснил впоследствии следователь, у Насти тоже сложилась непростая ситуация в семье: мать лишили родительских прав, опекуном девочки назначили бабушку, которая не могла справиться с подросшей внучкой. Позже бабушка расскажет, что Настя прибежала домой возбужденная, схватила на кухне нож и убежала. Больше она живой внучку не видела. Теперь и мы никогда не узнаем, что случилось в тот день, почему шестнадцатилетняя девушка в тот вечер положила в сумочку нож и почему не хотела возвращаться домой.

Настя первая заговорила с Валерием. Ее заинтересовали татуировки на его руках. На вопрос, кто ему их делал, молодой человек ответил, что делает тату сам и предложил девушке подняться к нему в квартиру, показать рисунки для нанесения на тело. Если Настя и подозревала злой умысел, то ее успокоили слова о том, что дома находятся мать и бабушка молодого человека. А еще «грел» ножик, спрятанный в сумочке.

Валерий сразу захлопнул дверь своей комнаты за Настей и накинулся на нее. Мать услышала доносящиеся из комнаты крики о помощи и кинулась стучать сыну в дверь. Ответа не было. В это время Валерий насиловал девушку. Удовлетворив свои потребности извращенным способом, он было отпустил жертву, но тут Настя добралась до своей сумочки и выхватила нож.

«Она меня зарезать хочет, вызывай милицию!» - закричал насильник через дверь. Но после этого быстро справился с Настей – какие силы у девушки шестнадцати лет по сравнению с 25-летним мужчиной. Связав ей руки за спиной, он повалил Настю на кровать и начал издеваться над ней – отобранным ножом порезал грудь, а потом накинул на шею удавку из электрического провода и затянул.

Потом Валера еще поинтересовался у матери (все так же через закрытую дверь), вызвала ли она милицию, и попросил сделать отбой. Испуганная наступившей тишиной, женщина отправилась ко второму сыну, жившему, к счастью, неподалеку. Было уже раннее утро. Вернувшись домой, они увидели Валеру на лестничной площадке около квартиры. «Что вы сюда пришли? Она уже труп», - мрачно сообщил он родным и захлопнул дверь перед их носом.

Милицию вызвали от соседей. Вернувшись к своей квартире, увидели, что дверь уже открыта, и вместе с сотрудниками милиции вошли в дом. В комнате Валеры на его кровати лежала обнаженная девушка со связанными за спиной руками, вся в крови. Тело уже успело остыть.

Как выяснило следствие, незадолго до этого Валерий спокойно умылся в ванной и вышел на балкон. Сверху он увидел, как подъехали оперативники. Вопрос, куда прятаться, решился быстро: перебравшись со своего балкона на соседний, он ввалился в кухню одинокой пожилой женщины и сразу отправился к входной двери. Услышав на площадке шум и разговоры, Валерий велел своей соседке стоять тихо, к дверям не приближаться. К этому времени сотрудники милиции вычислили возможный путь бегства преступника и вызвали спасателей, которые в случае необходимости могли вскрыть дверь. Однако делать этого не пришлось: они просто сделали вид, что приступили к работе, после чего Валера вбежал в комнату, судорожно решая, что же ему делать. Хозяйка квартиры, оставленная без присмотра, моментально открыла двери милиции.

В суде Валерий утверждал, что девушка напала на него сама. Сначала она сама закрыла дверь, потом сама разделась, а потом стала угрожать ему ножом. Но он в половые отношения с ней не вступал, а только ударил электрическим проводом, который сам (!) обвился вокруг шеи.

Суд признал Валерия виновным по всем пунктам: избиение матери, изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетней, убийство. С учетом неотбытого наказания он был приговорен к одиннадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

И даже такое наказание может показаться мягким, особенно тем, у кого подрастают дочери. Когда Валерий выйдет из колонии, ему исполнится 36 лет. Еще достаточно молодой, но уже закоренелый преступник. Станет ли он добропорядочным гражданином? Практика показывает, что вряд ли. Озлобленный, агрессивный, а возможно, обиженный даже зэками (не секрет, что на зоне не любят насильников), куда он пойдет? Кто станет его следующей жертвой?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов