Полёты не во сне, а наяву

Шел 1963 год. Нас, курсантов, привезли на аэродром Ставропольского аэроклуба, предстояло изучить вертолеты МИ-1 и научиться на них летать.
Разгар лета. Как огромные стрекозы, на зеленом поле стояли наши вертолеты. Жили мы в палатках, спали на грубо сколоченных нарах. Набили соломой матрасы и наволочки - постель готова. Мы - не новички, до этого летали на самолетах ЯК-18 в Ессентукском аэроклубе, и теперь предстояло освоить и вертолеты. Наша летная подготовка осуществлялась через военкомат и приравнивалась к службе в армии.
Начались будни. Сначала занимались теорией, потом пошла практика, полеты на МИ-1. Инструктором у меня был Геннадий Сериков. Всего на один год старше нас, курсантов его экипажа. Небольшого роста, худощавый, он пользовался беспрекословным авторитетом, летал великолепно, участвовал во всесоюзных соревнованиях по вертолетному спорту, занимал призовые места.
Однажды мы узнали, что недалеко от аэродрома находится пионерский лагерь. Втроем, надев летные куртки, нацепив на пояса шлемофоны, на грудь - значки с цифрой «100» (это должно было означать, что мы прыгнули с парашютом 100 раз, хотя на самом деле у каждого было по два прыжка, но как же хотелось пустить пыль в глаза!), направились туда. В лесу нам встретились пионеры. Мы им объяснили, что ищем парашют, который якобы потеряли во время полетов. Конечно же, пионеры с энтузиазмом бросились нам помогать. Воспользовавшись налаженным контактом, мы поинтересовались, а есть ли у них пионервожатые... И вскоре познакомились с вожатыми-студентками, будущими учителями.
Молодость, молодость! По вечерам, после отбоя, мы бегали к ним на свидания. Полная Луна бесцеремонно пялилась на нас. На небольшой поляне копна свежего сена, оттуда доносится: «Не жалею, не зову, не плачу...». Это рослый, красивый парень Володька по прозвищу Грузиночка демонстрировал студентке свой недюжинный интеллект. Возвращаясь по узкой лесной тропинке, он ворчал: «Я засыпал ее стихами - ноль эмоций, какая-то неподдающаяся».
Как-то среди нас на летном поле оказался молодой парень. Вникал во все подробности полетов на вертолетах. Мы удивлялись: не собирается ли он летать вместе с нами? Оказалось, что это журналист краевой молодежной газеты. Через некоторое время в «Молодом ленинце» появился большой очерк о нас. Автор - Виталий Задорожный. Очерк понравился всем.
Вскоре и лето подошло к концу. Пионерлагерь закрыли, наши студентки перебрались в Ставрополь. По утрам над аэродромом висел густой туман, такой, что не было видно стоящих рядом вертолетов. Однажды, зная, что у одной из наших знакомых студенток день рождения и что полетов в такую погоду не будет, мы решили уйти в самоволку. Решили - сделали. От аэродрома до города примерно час-полтора ходу. На полпути мы заметили, как туман неожиданно рассеялся, и в небо стали подниматься вертолеты. Возвращаться назад - бесполезно, наверняка наше отсутствие засекли. Семь бед - один ответ. Мы двинулись в Ставрополь. Для начала надо было купить подарок имениннице. Неприятное ощущение улетучилось, нас ждал праздник.
На аэродром мы возвращались заполночь, на автопилоте, пытаясь петь про удалого Хасбулата. На утро мы получили первое наказание: нас отправили возить пиленый ракушечник из карьера на аэродром. После обеда перед строем объявили нам о «наградах»: каждому трое суток гауптвахты. «Губа» находилась недалеко от училища связи. Там дежурили курсанты этого училища, которые приняли нас довольно дружелюбно. Первую ночь было трудно заснуть на голом деревянном топчане, да еще арестованный солдат постоянно требовал, чтобы его отвели в туалет. Ничего он не хотел, просто таким образом протестовал. На «губу» солдат попал за драку с поваром, которого избил кастрюлей.
На вторые сутки нас повели в училище связи для уборки территории от опавших листьев. Прекрасное утро, на улице полно прохожих. Нас сопровождал небольшого роста улыбчивый курсант, уроженец Средней Азии. Мы уговорили его примкнуть к карабину штык и взять оружие наперевес. С поднятыми вверх руками и мрачными физиономиями мы двинулись по улице. Прохожие останавливались, смеялись, особенно нас радовало внимание девчат. Зато патруль, неожиданно наткнувшийся на нас, не имел чувства юмора. Причем совершенно никакого! В результате курсант оказался вместе с нами в одной камере. Расстроенный, он чуть не плакал: ведь ему скоро получать лейтенантские погоны, а какую дадут характеристику?.. Мы, как могли, его успокаивали: ничего, утрясется.
Трое суток пролетели, и мы вернулись на аэродром. Полеты продолжались. А потом - прощай Ставрополь! Мы уезжали, чтобы в следующем году оказаться в городе Бузулуке Оренбургской области, в авиацентре подготовки вертолетчиков, продолжать летать на МИ-1. Но это уже другая история.


Виктор ХОДЕЕВ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов