Помогите найти дочь

Анна Учаева
Помогите найти дочь
Женщина не плачет, она лишь нервно теребит случайные предметы, попавшие под руку. «Я ищу свою дочь. Иногда кажется, что сил уже не осталось, и руки сами собой опускаются. За это время я чего только не передумала…».

История жизни Ирины Асмановой повергает в некоторый шок. До замужества Ира – вполне обычная девушка, воспитанная по строгим обычаям своей небольшой по численности народности Дагестана. Красивая, видная, всегда могла постоять за себя. В 1985 году она влюбилась. «Да и как было не полюбить этого парня? Всем хорош! Уверен в себе, в жизни, в своих способностях и деловых качествах. Даже, может, излишне уверен был. Вышла я за него замуж, и поначалу наша жизнь меня вполне устраивала». И уже после рождения первой дочери, Хадижат, в 1986 году, вдруг стали проявляться некоторые странности в его характере и поведении.

Ну вот очень ему хорошо, когда кому-то рядом было плохо! И если раньше это было незаметно, то со временем в его проблемах виноваты стали все: работа, начальство, жена, правительство, Господь Бог. Скверный характер супруга смягчился, когда родилась вторая дочка. Но со временем все встало в свою колею, и скандалы в доме набирали обороты. Хотя, к чести супруга, деньги в доме водились. Ирина, понимая, что в семье уже не просто трещина – настоящий разлом, пыталась несколько раз уйти от мужа, но то ли жалость, то ли остатки любви еще удерживали утлое суденышко семьи на плаву.

Скандалы Ирина гасила, сор из избы не выносила… В общем, так бы и тянулись эти безрадостные годы, если бы… Однажды супруг ушел, и не просто ушел, а уехал в город Лабинск, к новой супруге. Не забыв, впрочем, как-то тайно развестись со старой.

Ирина осталась одна с детьми. Девочки радовали. Хадижат, к примеру, и училась хорошо, и еще на скрипке играла… «Я до сих пор не могу слушать скрипичные концерты. И вообще этот инструмент!..», - чуть не плачет Ирина.

В 2002 году их дом в поселке Демино сгорел: прямо над крышей замкнуло высоковольтную линию. Полыхало так, что никто, ни пожарные, ни соседи, хоть и пытались вовсю, не смогли помочь и с ужасом наблюдали, как горит все, что было на тот момент у семьи. От дома остались обгорелые стены да еще фундамент. Что делать? Ирина не из тех женщин, что долго рыдают по вчерашнему дню: «Я начала строить все заново, и все время благодарила Аллаха, что он оставил в живых мою младшую дочь и племяшку. Девочки успели выскочить из огня. Я искренне благодарна всем соседям, незнакомым жителям поселка, друзьям, что не оставили меня в беде. Люди дали мне все необходимое для жизни. Если бы я знала, что еще мне уготовила судьба…».

Судьба оказалась поистине злодейкой. Старшая дочка, Хадижат, еще до пожара уехала учиться в Армавир, в техникум. А там и папа рядом оказался: Лабинск недалеко. «И вот стало вдруг понятно, что папа прибирает девочку к рукам. У меня пепелище – там деньги. У меня стройка и цемент, там – дом… Я как-то сразу кинулась: поехала в Лабинск к дочке. Пришла к дому мужа, а мне от ворот поворот: она, дескать, не хочет меня видеть. Я почти два года билась, пытаясь увидеть свою девочку. Но родные мужа и его новой жены всячески препятствовали мне в этих встречах. Однажды сказали, что девочка совершеннолетняя, и имеет право на свое мнение, и хочет жить у них. К тому времени Хадижат было уже 18 лет. Я все равно пыталась ее найти, но все усилия разбивались о стену равнодушия: нет, и все. Ее прятали от меня. Пошла в милицию тамошнюю, там тот же ответ. В суде сказали, что девушка выбрала местом жительства дом отца, и все, до свидания».

За это время Ирина потеряла покой и сон. Здоровье ухудшилось настолько, что хоть на инвалидность иди. Доходило до того, что воду ей в рот вливали, потому что пить и есть самостоятельно она не могла. Тревога за дочь буквально съедала.

Так прошло два года. К этому времени Ирина заставила себя жить, отстроила, как смогла, дом. И все время продолжала искать дочку в Краснодарском крае. «Была надежда на мужа: все-таки родная кровь, не обидит девочку. Но если бы я все знала…».

В начале июня в доме у матери Ирины раздался звонок: «Бабушка!.. Это я, Хадижат… Я в Германии, мне очень плохо, бабушка!..». Из сумбурного, прерываемого слезами разговора стало понятно, что девочка уже год обитает в окрестностях Гамбурга. Где, уточнить не удалось. Документов у нее нет, все отобрал отец. Он тоже куда-то исчез еще год (!) назад, и что с ним, Хадижат не знает. Девочка успела сказать, что позвонит через неделю, и связь оборвалась. Неделю никто не отходил от телефонов. Неделю никто не спал, не ел. И вот наконец раздался долгожданный звонок. И все то же самое: «Я жила на вокзале, я болею, мне плохо… Мамочка, прости меня, пожалуйста, я хочу домой!.. Простите меня все…». И связь обрывается.

«С этого момента моя жизнь приобрела новый смысл. Я тут же кинулась в Шпаковскую районную милицию. Пусть мне теперь скажут, что у нас милиция плохая! Никто из милиционеров в Михайловске не посчитал, что в воскресный день он должен отдыхать. Все тут же начали действовать. Следователь Алексей Макаров, старший инспектор по розыску Елена Расшивалова, работники прокуратуры! Я буду молиться за них всю жизнь! Они тут же и собрали материал, и немедля стали готовить запросы, в том числе и в Лабинск». Елена Борисовна Расшивалова подтвердила редакции, что сейчас все запросы отправлены по месту назначения и идет проверка звонков в Россию. Милиция ждет ответ на запрос о звонках из Ростова-на-Дону (там находится региональный узел связи), и сейчас девушка находится в официальном розыске.

Сейчас в поиски Хадижат Асмановой включились родные и знакомые Ирины. Редакция газеты обратилась в передачу «Жди меня» с запросом. Есть надежда связаться с российским консульством в Гамбурге. Есть друзья в Германии, и они тоже пытаются искать девушку. Есть надежда на Интерпол.

«Я по праву матери прошу всех, кто так или иначе может помочь мне в розыске моей дочери: помогите! Я прошу нашу краевую милицию: помогите районной. Может, есть возможность ускорить розыск? Моя девочка в детстве перенесла гепатит, а это серьезно. Рядом с ней нет никого, кто мог бы помочь. В последнем разговоре она сказала, что ее никуда не выпускают, и куда-то возят на работу как контрактника. Куда? Без документов-то?.. Я продам все, я поеду за ней хоть на край света!».

Вот такой ужас у нас случился. Есть ряд вопросов, требующих ответа. Ну, к примеру, как это папаша умудрился сделать дочке в Краснодаре заграничный паспорт, если она прописана до сих пор в нашем крае? Сделал временную прописку? Как, каким образом она миновала проверки в германском консульстве? Я по себе знаю, какая это канитель, с выездом в Саратов, бесконечными запросами и согласованиями. Германия так просто к себе никого не впускает, тем более, извините, конечно, мусульман из России. И еще: Ирину гложет некоторое сомнение. А вдруг дочка звонила не из Германии? Поэтому сердце разрывается от неопределенности, и так нужен ростовский ответ.

Две недели назад девочка была жива. Это пока единственное, что знает о ней мать. Мы будем следить за развитием этой истории, будем помогать, чем сможем, а всех, кто располагает хоть какой-то информацией, просим откликнуться. Телефон Ирины Асмановой в редакции. Или позвоните в милицию: 02.

Наталья Буняева.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов