Пора сносить памятник пособнику экстремизма в центре Ставрополя?

Ольга Метёлкина
Переводчик «Капитала» Карла Маркса и наш земляк Герман Лопатин имеется в виду, чей бюст установлен неподалеку от драмтеатра и здания правительства СК. А может, и премию краевой журналистской организации его имени отменить… А то ведь и под принятый «единороссами» в конце минувшей недели закон по борьбе с экстремизмом вполне реально попадем. Если учесть, что у этого явления 13 определений, включая разжигание социальной розни, неприятие неких «социальных групп», например, в виде Фнашей куршевельской аристократии или родной и абсолютно бескорыстной бюрократии, скажем. Или требование рабочих о прибавке зарплаты взять, возмущение стариков по поводу отсутствия в аптеке льготных лекарств… По словам полковника ФСБ в запасе и члена думской фракции партии «Справедливая Россия» Геннадия Гудкова, «ужесточили до такой степени, что сегодня разделить обычную политическую полемику, критику власти и экстремистские высказывания практически стало невозможно. Это все уже остается на усмотрение чиновника, на усмотрение судьи, прокурора и так далее. Вся эта двусмысленность формулировок, которая заложена в законодательстве по борьбе с экстремизмом, создает опасный прецедент, когда правосудие может пойти уже не на пути норм права, а по пути политической целесообразности». Формулировки и впрямь потрясающие. Типа: выпил гражданин несколько бутылок пива либо чего покрепче принял на грудь, сломал скамейку. Это просто хулиганство, скорее всего, условная статья УК или штраф по Кодексу об административных нарушениях. Если же рядом с офисом какой-нибудь общественной организации, то при желании может быть признано разжиганием розни к «социальной группе», фигурант до семи лет тюрьмы получит (силовики галочку заодно себе поставят за рвение). А взять содействие, сочувствие, оправдание экстремизма – как это можно измерить в граммах? Правда, теперь по закону можно будет вскрывать личную почту и тотально прослушивать правоохранительным органам, считай, всех лишь по подозрению в любом преступлении по категории средней тяжести (экстремистские деяния к ним тоже относятся). То есть появятся и доказательства, полученные без ведома граждан. И это на фоне недавнего скандала в столице, когда милиция за немаленькую денежку организовала точечную прослушку определенных товарищей на заказ… Интересно и другое: благодаря поправкам, внесенным в прежний закон, к экстремистским действиям может быть отнесена и критика должностного лица, содержащая «заведомо ложное обвинение» его в совершении преступления. Учитывая, что подобные речи в предвыборном запале нередко произносят многие кандидаты в депутаты, то они как подозреваемые в экстремизме могут быть сняты с выборов. А если наличие таковых в списке партии дойдет до 50 процентов, то от процесса может быть отстранена и вся партия целиком. Недаром же появились предложения переименовать УК в Уголовно-политический… Правда, поправки к закону должен еще одобрить Совет Федерации РФ, а затем и подписать Президент России. Кстати, «эсеры» за эти поправки не голосовали. Марина КОЗЛОВСКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов