Последняя из Романовых прибыла вчера в Санкт-Петербург из Испании

Последняя из Романовых прибыла вчера в Санкт-Петербург из Испании
Сегодня в вековой усыпальнице русских царей Петропавловского собора должна быть без большого стечения народа и особой помпезности захоронена мать главы императорского Дома Романовых, великая княгиня Леонида Георгиевна, которая скончалась в ночь на 24 мая в Мадриде на 96-м году жизни. Как и сказано в ее завещании, после соответствующих православных обрядов она будет погребена рядом с супругом – Владимиром Кирилловичем Романовым, последним представителем династии, который родился до революции.

В начале 30-х, благодаря заступничеству и помощи М. Горького, она покинула СССР и с уверенностью можно утверждать: потому в это сложное время и осталась в живых, переехав во Францию, позднее выйдя замуж за великого князя. Вернулась Леонида Георгиевна в бывшую Российскую империю лишь после крутых перемен – в 1991-м посетив Петербург по приглашению мэра города Анатолия Собчака. Тогда только-только стали открываться архивы и меняться взгляды на давнее прошлое, в том числе на устроенную большевиками бессудную и страшную казнь семьи Николая II в Екатеринбурге, на то, во что вылилась для нашей страны Гражданская война.

Номер в списке – 50…

Естественно, что в феврале 1992 года аспирант Института российской истории РАН Алексей Кругов (ныне доцент Ставропольского госуниверситета) отправил в Париж письмо Леониде Георгиевне. «Я занимаюсь проблемой «красного» террора на Тереке и Ставрополье, – сообщал он. – В результате многолетних поисков мною были найдены документы о том, что в октябре 1918 года в Пятигорске были казнены, как заложники, генералы и офицеры старинных дворянских фамилий. Среди них и ваш родственник, князь Багратион-Мухранский Александр Ираклиевич, генерал-лейтенант. Вместе с ними расстреляли князей Урусовых, Шаховских, графа Бобринского и многих других. Я пишу книгу о том страшном времени, хочу, чтобы она получилась честной и правдивой. И очень Вас прошу, помогите мне в этом деле… Если у вас есть адреса их родственников, то, пожалуйста, напишите их. Меня интересует любая информация».

И Леонида Георгиевна откликнулась, сославшись на просьбу к ней обязательно ответить Великого Князя (он был еще жив). Сообщила и парижские адреса родственников князей Урусовых и Шаховских, с которыми у
А. Кругова и началась переписка. В частности, с Зинаидой Шаховской, которая прислала ему на память свою книгу «В поисках Набокова» с дарственной надписью: «…историку русского лихолетья с пожеланиями добра и славы и с благодарностью за напоминание имен замученных в Пятигорске и в других городах и деревнях России».

– Весь ужас в том, – говорит Алексей Иванович, – что убитые царские генералы, экс-министры, сенаторы, члены Госсовета, другие аристократы были пожилого возраста, угрозы они не представляли для Советской власти никакой. Перед революцией приобрели дома на Кавказских Минеральных Водах, чтобы провести старость на знаменитом южном курорте, за это и поплатились жизнью. А казнили «классово чуждых элементов» совершенно диким образом. Вот лишь одна цитата из акта Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоящей при главнокомандующем Вооруженными силами на юге России А.Деникине, занималась она этими расследованиями, когда был взят краткосрочный реванш над «красными» в 1918 году.

«В одном белье в ночь с 18 на 19 октября их повели на городское кладбище, остановились у заранее вырытых могил. Дальше началось самое страшное… Палачи приказывали своим жертвам становиться на колени и вытягивать шеи. Вслед за этим наносились удары шашками. Палачи были неумелые и не могли убивать с одного взмаха. Каждого заложника ударяли раз по пять, а то и больше. Некоторые стонали, но большинство умирали молча. Только один матрос рубил умело, и обреченные просили его, чтобы он, а не кто-нибудь иной, нанес им смертельный удар…»

– Леонида Георгиевна написала из Парижа, что ее дед князь Багратион-Мухранский Александр Ираклиевич был убит в Кисловодске, где тоже казнили немало сановитых пенсионеров-заложников, до сих пор неизвестно – кого и сколько, но, думаю, она все-таки ошибалась, – продолжает А. Кругов. – В списке казненных из того же акта Особой комиссии, составленном в Пятигорске, он значится за номером 50.

Звено между старым и новым миром

«Ушла последняя из Романовых» – так пишут сейчас в различных СМИ, включая зарубежные, о Леониде Георгиевне, которая единственная из династии, как в свое время и ее супруг, родилась еще до революции. Хотя по-настоящему на сегодня потомков осталось двое – объявившая себя наследницей престола дочь Мария Владимировна и ее сын, цесаревич Георгий. Прямыми наследниками Романовых признаны они и Русской Православной Церковью, и доселе царствующими монархиями Европы. И даже постоянно вступающая в перепалки за наследство императорского трона Ассоциация членов рода Романовых во главе с князем Николаем Романовичем (в нее входят 29 человек) прекратила свои споры «у гроба», проявляя искреннюю скорбь по усопшей и собираясь принять участие в предстоящих похоронах, полагая, что их рассудит Бог… Какую ценность представляют царские потомки для граждан современной России?

– Во-первых, историческую, – считает доцент СГУ А. Кругов. – Они напоминают, что со всеми нами было, символизируют связь распавшихся на десятилетия времен, что сказывается на положительном имидже страны. Во-вторых, благодаря прямым потомкам рода Романовых, например, появилась возможность слияния наконец РПЦ и Русской Православной Церкви за рубежом в 2007 году, что сыграло и играет огромную роль в воссоединении прежде разрозненных соотечественников, разбросанных, без преувеличения, по всему свету. Что же касается политического влияния на ситуацию в России, то я сомневаюсь в их большой силе. Мы можем лишь представлять, что и как бы сложилось в стране, если бы, говоря словами нашего земляка, писателя-эмигранта Ильи Сургучева, сыпной тиф большевизма как заразная и опасная болезнь нас не затронул…

Кстати, несколько лет назад ВЦИОМ провел социологическое исследование на предмет – будут ли поддержаны гражданами России притязания живущих ныне потомков Романовых на власть. На вопрос: «Нужна ли стране монархия?» - только три процента от общего числа опрошенных выступили за возвращение к управлению страной царских наследников, 66 – сочли монархию пройденным этапом для России, еще 12 – затруднились с ответом. То есть в преобладающем большинстве россияне воспринимают этот институт управления государством как архаичный. Впрочем, это совсем не отменяет уважения и сострадания к потомкам Дома Романовых.

Подготовила Наталья ИЛЬНИЦКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов