Послесловие к пожару

Наталья Буняева

Послесловие к пожару

Пожар в проезде Фигурном, 3, случился больше десяти дней назад, а копья вокруг ломаются до сих пор. «Вечерка» писала о драме, случившейся ранним утром, еще на прошлой неделе («Сначала люди. Потом — все остальное»). И кто только не звонил потом в редакцию! И разгневанные погорельцы, утверждающие, что пожарные ехали сорок минут, а статья заказная, и пострадавшая в пожаре жительница дома, и пожарные. Ну что сказать?

Не стали мы «заморачиваться», а просто пригласили в редакцию пожарных-дознавателей и более других пострадавшую в огне жительницу дома. К сожалению, звонившие обличители в пылу доказывания своей правоты или по другим соображениям не представились. А искать их по родным и знакомым, как посоветовали на сайте газеты, более чем сложно: нет у нас адресов людей, приютивших пострадавших. Кто отозвался, тот и пришел. Им и слово.

Начальник Федерального государственного казенного учреждения «3 отряд ФПС г. Ставрополя» Юрий Александрович Захаров: «Я пожарный. Сколько пожаров тушил, сейчас и не сосчитать. На все обвинения могу сказать одно: попробуйте рассуждать логично. Пожарная часть близко, ну километра три, не больше. Дороги в такое раннее утро свободны, никаких пробок не было, а машины у нас скоростные, да еще с сигнализацией. Первый звонок поступил в 6 часов 01 минуту. В 6.11 мы были на месте, то есть в норматив уложились… Да и дело-то не в нормативе, тут и захочешь медленнее – не получится. В 6.19 подан первый ствол на тушение. До этого мы выводили людей из горящего дома. Или несогласные с нами считают, что нужно было бросить погибающих в огне людей и начинать спасать имущество? И по-человечески, и профессионально мы не имеем права это делать. Есть еще и психологическое объяснение такому «расхождению»: человек, попавший в сложную ситуацию, ожидающий помощи, как правило, теряет ощущение времени. Ему кажется, что прошла вечность, а на помощь к нему не едут. Не знаю… Может, это сыграло какую-то роль. Ну и еще один момент: все разговоры, звонки, наши переговоры по рации с частью записываются. Была проведена служебная проверка, и если кому-то хочется обострить ситуацию, и без того не простую, ну что же.. Мы можем предъявить записи там, где это потребуется».

А у меня, как у автора, тоже вопросы: а кто, собственно, звонил пожарным? Может, позвонили не туда? Ведь пожар-то начался, по приблизительным данным, в 5.30. И, может, все-таки подумать о том, что дом загорелся не от замыкания, неосторожного обращения с огнем, не от того, в чем можно обвинить кого угодно, только не себя? Был поджог, и поджигатель установлен. И все знали, что в доме есть квартира, где живут откровенно маргинальные люди, способные поджечь, утопить и что угодно сотворить… Уверять, что не могли найти участкового… Ну выходит по всему, что вину еще и на полицию можно «разбросать». Но там же не один-единственный участковый есть в наличии, правда? В полиции работает множество людей, да и опорный пункт недалеко. Случилось то, что случилось. А уж обвинить автора в том, что он не изучил историю с момента постройки дома, родословную семей, проживавших в доме, как минимум странно: у министра и слесаря имущество горит с одинаковой скоростью, и никто еще не приручил огонь. Я знаю, что такое пожар, уж поверьте.

Начальник отдела дознания городского пожарного надзора Сергей Викторович Суровикин добавил много деталей этого пожара: «Мы все время предупреждаем граждан: освобождайте дворы от машин! От бетонных блоков, от деревьев и кустарников, мешающих проезду. Машины у нас немаленькие, и в этот раз мы не могли проехать к дому. Бойцы, видя, как народ мечется в окнах, выскочили из кабин и побежали к дому, лестницы притащили в руках. Тушить начали сразу, как вывели людей, благо и воды было достаточно, и пожарные гидранты, к чести домоуправления, были исправны, и находились недалеко. Я подтверждаю: дом подожгли. Вернее, подожгли дверь неблагополучной квартиры, а оттуда огонь стал распространяться по пустотам в перекрытиях. Пыль, скопившаяся там за десятки лет, вспыхнула мгновенно, и огонь пошел по диагонали, в квартиру №5. Очень может быть, что нарушались правила противопожарной безопасности. Этот момент мы сейчас выясняем. А вот как им будет возмещаться ущерб, думаю, решит суд. Пользуясь случаем, хочу сказать: каждый несет ответственность за свое имущество, здоровье и жизнь. Когда приходишь с инспекцией в жилой дом и видишь, во что жильцы превращают подъезды, диву даешься изобретательности. Кладовка на кладовке, да еще в таких местах, что, если загорится, никто уже не сможет эвакуироваться самостоятельно. В кладовках, как правило, на балконах склады ненужного имущества. Убеждение, что все в хозяйстве пригодится, погубило не одну жизнь. И еще: помните же вы о том, что пожар, взрыв бытового газа, прорыв водопровода или еще какая беда лишат вас имущества. И сколько бы вопросов снялось, если бы квартиры собственников были застрахованы! А что вот сейчас должны чувствовать сами наши бойцы? Пока они тушили пожар, кто-то у них лестницу украл… Алюминиевую, тяжелую, дорогую лестницу…».

Мария Тимофеевна Жигольцова проживает в доме с 1983 года. Тогда получила от завода однокомнатную квартиру, которая теперь выгорела практически дотла. Всем остальным тоже досталось — пожарные «проливали» весь дом. В результате обвалились потолки, испорчена мебель, все прокоптилось.

Рассказ погорелицы незамысловатый, но весьма поучительный и страшный: «Я проснулась и ничего понять не могла. На улице темень, под ногами горячо, в кухне из ниши в стене дым валит столбом! Я к окну метнулась, открыла, кричу соседям с нижнего этажа: «Что у вас там горит?». А это, оказывается, у меня… Да так, что руку протяни – и не видать ничего, все в дыму. Я еще успела на улицу выкинуть чуни (обувь такая), кофту… Кричу на улицу о помощи, готовлюсь прыгать со второго этажа… А тут вдруг вижу, ребята бегут, пожарные… Один, молоденький совсем, кричит: «Бабушка, не прыгай, я тебя по лестнице выведу!» И тут же лестница ко мне тянется, узенькая такая. Ой, я как глянула на нее, так и вообще сердце зашлось: это ж надо на нее залезть как-то, а как? Я большая, толстая, а пожарный прямо дитё… Я же упаду и раздавлю его. Только стала поворачиваться поудобнее, чтобы на лестницу, значит, и тут как рвануло за спиной! Как бомба взорвалась и пламя клубом… Больше ничего не помню: как слезала по лестнице не помню, потом куда-то шла, босая, в одной ночной рубахе. Меня догнал пожарный, обтер мои ноги: «Бабушка, давай обуваться, кофту надевать…». Он и платок на мне повязал, а больше ничего не помню: наглоталась дыма. Помню, что пожарного, моего спасителя, рвало рядом где-то. Он тоже дыма хватанул, и маска не спасла…

Как же я благодарна пожарным! Не они, меня бы уж не было… А еще Богу, судьбе, не знаю кому: со мной внучка живет и правнучка. Они накануне пожара уехали в село. Вот так… А были бы они дома — погибли бы, взорвалось-то в их спальне.

Думаю, что буду предъявлять претензии, их у меня много накопилось. Мне и угрожали, было такое… У меня были видео, телевизор, много чего было, тарелка с ресивером. Чеки на все эти покупки у меня есть, мы нашли их с дочкой. А вот самих вещей — нет. Магнитофон оплавился, холодильник — это все на месте. Зато много чего даже неоплавленного не нашли. Сейчас живу у сына, в квартире старого фонда, без удобств. Родные в селе предлагают к ним переезжать. Да только от дома отходить далеко не хочу. И очень благодарю тех, кто нам помогал после пожара: мы же без одежды остались. Мне и куртку дали, и правнучке вещи: дитя-то одеть не во что было… А теперь соседка, которой дверь подожгли, ко мне подошла и говорит, что у нее ничего не сгорело. Ну молодец! В общем, буду ждать, что дальше-то».

Вот такая беда. Никто, ни один человек не застрахован от несчастья. Но если оно уже случилось, может, все-таки стоит сохранять лицо и не переваливать беды, их причины и следствия на тех, кто помогал? А статья? Мы не руководствуемся эмоциями, а факты, к сожалению, говорят о том, что беду-то предотвратить можно было… Пока гром не грянул...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов