Потерянный и обретенный вновь. Мой брат...

.

Вопрос: может ли человек, отбыв длительный срок заключения, выйти из мест лишения свободы нормальным, с «непокосившейся» психикой, с желанием хоть как-то, но вытащить себя из трясины «зоны»?

Ответ точно знаю, потому как такой человек — мой брат. Назову его Андреем: писать разрешил, но попросил сильно не «светить»: на работе не все знают о перипетиях его судьбы.

Пропал...

, Заключённый

Итак, ему далеко за сорок. Красивый мужичок такой, вечно загорелый, даже если на улице лютая зима... На войну он уходил в 1995 году, 4 января, когда в Грозном горели наши танки. Он служил до этого срочную, успел повоевать по контракту: тогда только начался этот эксперимент и еще было не известно, приживется или нет.

Мой «черный» январь: я вижу спину брата, он уходит, прижав гитару и еще какую-то сумку поправляет на плече... Двери лифта закрываются, и все: брат пропал на долгие 16 лет. После длительных поисков, после поездки в Чечню, вагонов-рефрижераторов с неопознанными телами пришло осознание, что все: его нет. Погиб, убили, похоронен, неизвестно где. И моё дело: ставить заупокойные свечи, потому как больше некому. Родители пили и умерли от этого, брат погиб еще ребенком.

Искать-то я перестала, но в голове постоянно это было: где ты, ну где?.. Хоть бы цветы положить на могилу... И однажды, копаясь в соцсетях, набираю его фамилию: вдруг какая родня найдется? У меня семья очень большая, но как бы на два лагеря разделена: эти работяги, вкалывают, а те — пьют всю жизнь и смерть им такая выпала. Вторых почти не осталось: водка увела всех на тот свет. Родственные связи разорваны полностью, если не считать меня - мостика между теми и этими.

В общем, открываю сетевые страницы, одну за другой и чуть не теряю сознание: вижу даже не лицо, а черный берет на русой макушке. И фамилия! И это же он! Был день, солнышко, а у меня свет померк...

Встреча через годы

И вот — наша первая встреча почти за двадцать лет... В кабинет вошел ладный парень такой, чистенький, хоть и в рабочей одежде, заляпанной какой-то краской.

Я повисла на его толстой шее, пыталась плакать, но не получилось. У брата в руках колбаса, хлеб, еще что-то. Как ни в чем не бывало: «Давай поедим, я голодный, с утра ни крошки...» Как будто и не было ничего, как будто мы снова молодые и неизвестное будущее где-то далеко. Ем колбасу, а сама нет-нет да и трону его за рукав или коленку: он ли это? Смеется: «Что ты меня хватаешь? Это я!» Кстати, он страницу завел буквально за день, когда я его нашла... «Да я не хотел. Мне по делу надо было...»

Что же случилось с нашим «летучим голландцем» за годы и почему я не могла его найти? А не там искала! Мы-то думали, что Андрей в армии, там и погиб. А он был в тюрьме. И не один год, а шестнадцать... Как выжил, как спасся? Отвечает коротко и неохотно: «Нужно только хотеть остаться человеком».

Тюрьма

«Я ушел на войну, знал, что точно возьмут. Я же спецназовец, морская пехота... Пришел к военкомату, и тут на меня напали двое пьяных мужиков. Они что-то спросили, я был не совсем трезвый тоже. В общем, ответил... Они без разговоров драться кинулись. Помню хорошо одного, который не пострадал. А второго просто сильно толкнул, стряхивая со спины: я его и не видел почти... Он упал, а потом умер. Это мне уже менты сказали. Ну я и понял все: убил милиционера, мне теперь не выйти отсюда вовек. Поэтому все: допросы, суд, отправку в колонию строгого режима даже не запоминал: не мемуары писать... Я понимал, что буду умирать там. Тем более что опыта «сидения» нет никакого».

Знаю, что попадал-то в разные ситуации, и спасало то, что Андрей - боец. В смысле — черный пояс по шотокан (может, путаю), японской борьбе. Тогда модно было, «кияшки» эти все: только фильмы пошли с Брюсом Ли, и не было мальчишки, который их не посмотрел. Хмурится, но говорит: «Меня призвали в армию на Дальний Восток, в спецвойска, так я там рекорды выживаемости ставил. Сам удивляюсь... Ну и вот — тюрьма. Как-то получилось, что сначала на меня пытались надавить всякие «паханы», короли зоны, коронованные воры всякие, начальство и прочие... Но где мы — там же победа! Дрался я, как черт. Было время — из БУРа не вылезал, на особых условиях был, в промерзлой комнате месяц просидел на воде и куске хлеба. В конце концов все от меня отстали. А я все время занимался спортом: слабаку там не выжить. В кирзачах, в робе, перчатки сам шил, отрезал «пальцы», и таскал тяжести, бегал, гонял в футбол. В общем, начальство и зеки на меня рукой махнули: блаженный, что взять... Да, был момент, когда вдруг почудилось, что меня ждут. Мне стыдно было объявляться. Много причин, я уж позабыл всех, кто еще может меня считать человеком. Так годы и шли: свиданий не было, не с кем. Читал, учился, работал... В общем, был обычным «мужиком» - есть такая категория лиц на зоне. Мышцы накачал такие, да еще злой был, как черт. Молчал все время. Меня боялись, уже и не пытались сломать. А я все научился чинить: механизм какой, станок наладить, да все... Знал, что на воле, если выживу и выйду, на кусок хлеба себе заработаю. А там, что Бог даст».

Свобода

Вышел Андрей в 2011 году. Правильно, через шестнадцать лет...

Нам на глаза не показывался. Год вообще пил: дома нет, в городе одна тетка осталась, она и держала, как могла. А тут Маша появилась. Смеется: «Я пьяный, не пойму, чего она от меня хочет. А она разведена да еще и «чутка» старше меня. И как начала «строить»! Это не пей, это не ешь, брейся-купайся, делай то, делай се... Ну и я, как теленок на оборочке — что она скажет, то и делаю. Ждать ее стал в своей берлоге. Сильная она у меня... Веришь, МНЕ приказала переселяться к ней. Сама штукатурила на стройке. И я вдруг нашел себе увлечение! Начал заниматься ремонтом квартир. Хозяева-то не знали, что я сидел столько. Все время учился штукатурку правильно укладывать, накаты всякие делать — я и до сих пор не знаю, как все это называется. Меня уже узнали и ждали. С Машей мы все чертили, планировали, подбирали материалы, какие-то книжки я нашел, стал ориентироваться в дизайне, отчего же и в интернет полез. Квартиры получались на загляденье, жильцы хорошие деньги платили. Даже просто за проект: что куда лепить и красить. Платят и сейчас: я нет-нет да и вырываюсь на это дело, на любимые ремонты. Хочешь, в коридоре тебе такую козырную штукатурку уложу, такой ни у кого нет?.. Ну как хочешь, не смейся...»
А потом вдруг выяснилось, что и пить расхотелось. Вообще. Семья, жена, даже собака, как у приличного человека, квартиру купили в дорогом районе. Стал «модничать»: полюбил красивую одежду. Маша по секрету жаловалась, что у Андрюхи «шмотья» больше, чем у нее. Посмеялись. Самое главное, что он не привез с зоны — блатные словечки, развязность, свойственную «отбывшим»: стал тихим каким-то... Любимое занятие — уехать на пруд и сидеть с удочкой: его даже комары не кусают: «Я могу рыбу сутками ловить... Знаешь, голова отдыхает: я столько лет искал одиночества...» Там же читает книжки: отделка помещений, дизайн, садоводство вот осваивает, то есть — ландшафтный дизайн.

Люблю их всех!

Недавно радостный звонит: у него внук родился! И теперь этого сурового мужчину не узнать: «пацанчик» у него! Тетешкается, как с родным, хотя родила его дочка Маши.

Я люблю их обоих. Машу — за упорство, за верность, за задатки полководца. Андрея… Да за то же самое. Только тихий стал, согласный со всем: «Знаешь, не пиши, что все зеки выходят и прямо их разбирать надо, как пирожки. Иных я сам боюсь: тебе дали свободу — живи! Так нет же — ему тюрьма дом. Женщин обманывают, письма отрядом сочиняют, потом грабят, хорошо, если не убивают. Не делай из «отбывшего» героя: не герои почти все. Это мне повезло: я умею впадать в анабиоз, как лягушка, не видеть и не слышать, что вокруг. Да тоже: иной раз сорвусь, наору на Машку... Она плачет, а я как дурак: за что я?.. Готов на коленях ползти. И ползу, я ведь гад, она из-за меня сейчас страдает. Если руку подниму — отрублю ее сразу же. Лучше инвалидом, чем такой дрянью быть...» Андрей не пьет совсем, бросил курить, опять спорт, хоть и смеется: поздно мне уже. Вот ему поздно, а мне нормально: брат нашелся! Не стал сволочью, не опустился, любит жену, внука, любит свою старую тетю, любит жить вообще. Потому что жизнь, она же есть повсюду...

Заключённый

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов