Приоритет на согласие

Елена Павлова
Приоритет на  согласие

Научно-практическая конференция «Безопасность Ставрополя» стала в нашем городе традиционной. Цель – объединить усилия ученых, правоохранителей, общественности и власти ради достижения во имя противодействия существующим рискам и угрозам. Успех, говорят организаторы, определяют правильно выбранные приоритеты. Итогом такой совместной работы стала концепция безопасности Ставрополя, одноименная целевая программа, программа «НЕзависимость», получившие высокую оценку не только на региональном, но и на международном уровне. Об этом говорилось в предыдущих материалах. Нынешняя конференция обозначила пять приоритетов городской политики в плане обеспечения безопасности. Все они обсуждались в ходе работы секций.

Толерантность или терпимость

Остановимся на одном из приоритетов. Первый – и самый сложный – межэтнические отношения. Тема обсуждения: «Ставрополь – город межэтнического согласия и межконфессионального диалога. Роль институтов гражданского общества по обеспечению социальной стабильности и гражданского мира» звучала не как констатация, а как цель. На пути воплощения этой цели в жизнь стоит множество проблем экономического, культурного, геополитического и просто политического свойства. К тому же – это было подчеркнуто особо – на разъединение народов России, межнациональную рознь делают ставку многие спецслужбы мира. Они активно над этим работают. Но это вопросы большой политики. Тем не менее «на местах» тоже приходится работать «на упреждение». В том числе – приходить к согласию путем диалога. Посему один из руководителей секции - директор филиала ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы» доктор политических наук Юрий Васильев постарался обозначить несколько главных направлений этой, как он сказал, многомерной и объемной темы. Для обсуждения был предложен сам термин «толерантность». А именно – присутствующим предлагалось высказать свое мнение, насколько этот термин отвечает требованиям сегодняшнего дня и необходимости гармонизации межэтнических отношений. Мол, ученых он устраивает – как наукоемкое понятие, а в обществе к нему отношение достаточно критичное. Может быть, лучше заменить его понятными каждому словами: «терпимость», «межнациональное согласие». Действительно, если бы это слово бытовало только в научной среде, оно бы не вызывало такого массового отторжения. Но, будучи поднято на щит целой армией разного рода правозащитников, оно постепенно стало общественным аллергеном – вкупе со своим антонимом «ксенофобией». И не потому, что люди не знали, что это такое... Просто большинство граждан России не понимают, почему о болевых проблемах государства у нас говорят не на государственном языке.

О национальной политике

Однако предлагаемая «терпимость» как термин у многих вызывает сомнения. Вот как объяснил свою позицию лидер одной из славянских общественных организаций (имя не называем по причине его участия в предвыборной кампании): – Что Россия – государство многонациональное, это исторический факт. Такой же факт, что, перестроив Российскую империю по национально-территориальному признаку, большевики заложили мину замедленного действия, которая «отработала» при Ельцине. Теперь всех волнует вопрос: взорвется или не взорвется она еще раз?.. Вывод, что не надо было разваливать империю, очевиден. И все-таки надо помнить, как империя развивалась. А развивалась она по духу «русскости» - на базовых принципах православия, которые не противоречили ни базовым принципам ислама, ни буддизма... И мы предлагали людям вливаться в имеющуюся модель именно на этих принципах, а не «со своим самоваром в чужой монастырь». Меня вполне устраивает слово «толерантность» и не устраивает «терпимость», потому что, будучи русским по духу и толерантно относясь к устоям и культурным традициям любого другого народа, я не готов терпеть хамство на улице, равно как и терпимо относиться к демонстрации отсутствия всякой культуры... Когда разговор идет на уровне двух культур, никаких «вопросов», противоречий и не возникает... А когда человек не имеет культуры в принципе... Что делать с этим? Да, против нас идет игра в мире. Нас пытаются разъединить. Тем более нужна четкая государственная национальная политика. С тем, что причина напряженности в межнациональных отношениях в России в целом кроется в том, что на государственном уровне никакой национальной политики в течение пятнадцати лет попросту не было, согласно большинство участников. А построить мир и согласие в отдельно взятом регионе очень сложно.

Об общей истории

Джамаладдин Эсембаев, представившийся как «так называемый руководитель вайнахов», не возражал ни против «толерантности», ни против «терпимости». Он говорил о необходимости (дословно) «убрать все термины «понаехали»... Чем вызвал резонный вопрос представителя правоохранительных органов: «Откуда убрать? Это что - где-то прописано?»... «Прописано» это, естественно, нигде быть и не может - ни в официальных документах, ни в прессе. Сейчас мне ради прямого цитирования пришлось нарушить литературные нормы. В докладах, статьях, документах, где речь идет о миграционных процессах, формулировка «понаехали» не употребляется – и даже не потому, что было бы нетолерантно или нетерпимо, а потому, что попросту безграмотно. Кстати, над нашей местной прессой пару лет назад усердно трудились представители программы «ТАСИС», которые как раз были заинтересованы подобрать в газетных публикациях негативные примеры «ксенофобских» формулировок. Они не только вышеупомянутого слова, но и пресловутого определения «лицо кавказской национальности» не нашли – вынуждены рассказывать студентам журфака СГУ, как не надо писать, на примерах центральных газет... Г-н Эсембаев так и не пояснил, откуда он предлагает убрать «нетолерантный термин». От рыночных палаток? Там действительно много чего можно услышать. И не только в адрес тех, кто приехал, но и наоборот... Из общественного сознания? А вот тут как раз меньше всего подходит рекомендация к действию «убрать». Сознание – вещь тонкая. «Убрать» его можно разве что только вместе с головой. А вот воспитать возможно. Для этого и нужна государственная национальная политика – без двойных стандартов в определениях прав и ответственности. Для этого нужно ответить на вопросы, которые звучали, в частности, в ходе работы и этой секции: о том, кто развязал войну на Кавказе, о геноциде русских, о том, можно ли винить чеченский народ, и если он – тоже жертва, то почему именно Чечня стала территорией войны, почему во время бомбежек Грозного ни одна бомба не попала в нефтеперегонный завод... Много на что и за что нужно ответить. Только честно и всем. Тогда, возможно, мы придем к взаимопониманию и пониманию, что все, что произошло, – общая беда и общая история. О том, как сложно сейчас преподавать нашу общую историю, рассказали учителя. У нее (истории), судя по количеству учебников, на данный момент более девятисот трактовок. А нужна бы одна... А что касается национальной политики, то за неимением общегосударственной у хорошего учителя выработана своя нацполитика. Ее коротко и емко сформулировала преподаватель шестой школы Анна Борисовна Анисимова: «Мы стараемся пресекать все попытки агрессивного поведения. А политика направлена на то, что все формы работы должны сдруживать детей». Этот термин, может, и звучит непривычно, но всем присутствующим он больше всего понравился. Может быть, и в совсем не детских, но и в юридически выверенных основательных программах – в частности, в готовящейся концепции межнациональных отношений, стоит взять за основу именно это: «Все формы работы должны сдруживать».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов