Присвоить звание героя...

Заканчивался второй год войны. Стрелковая бригада окопалась на подступах к Моздоку. Но на ровной, голой степи спрятаться трудно, и немецкие танки бьют прямой наводкой. Молодой боец Иван Щипакин, лавируя между воронками, прокладывает линию связи. Взрыв, удар о катушку телефонного кабеля и в грудь. Как остался жив — одному Богу известно. Осколок пробил шинель, ватник, гимнастёрку и остановился около самого сердца. «В рубашке ты родился, Ваня, — сказал потом командир отделения Василий Шумаев, первым подбежавший и увидевший торчавший из груди солдата осколок, — она тебя и спасла!». За семь месяцев, что воевал солдат, это было его уже второе чудесное спасение от верной гибели…

Когда началась война, Иван Щипакин, как и многие его сверстники, мечтал попасть на фронт. Но были «веские» причины, удерживавшие его в глубоком тылу: во-первых, несовершеннолетний, а во-вторых — «забронированный». Эвакуированные из других областей страны заводы спешно восстанавливались, в сколоченных наспех помещениях, прямо на мёрзлой земле устанавливались станки, на которых изготовлялись детали автоматов и винтовок. Малолетний Иван был уже опытным сварщиком, притом единственным на заводе, его берегли и всячески опекали. А он всё гнул своё: «Хочу на фронт!». И как только исполнилось 18 лет, попросту сбежал — запрыгнул к новобранцам в машину и уехал на войну.
Но воевать ещё надо было научиться. В конце апреля 1942 года Ивана направляют в военное пехотное училище. Однако обстановка на фронте обострилась, и курсантов в начале августа из далёкой Мордовии перебросили на защиту Северного Кавказа…
На всю оставшуюся жизнь запомнил ветеран небольшое горное селение Нижний Курп, что в Чечено-Ингушетии. Там он принял свой первый бой. Оснащенному новейшей техникой и вооружением противнику противостояла бригада, основной огневой мощью которой была единственная 76-миллиметровая пушка да во-оруженные винтовками вчерашние курсанты. Были еще станковые пулемёты, но не хватало боеприпасов, и стрелять приходилось экономно.
Когда немцы пошли в атаку, молодой пулемётчик красноармеец Иван Щипакин закрыл глаза и выпустил длинную очередь, как он сам говорит, «куда попало». «Страшно было, — признаётся Герой Советского Союза, — но не от того, что меня могут убить. По молодости о смерти не думалось. Страшно было убивать людей. Командир устроил мне выволочку, ведь или я буду убивать врагов, или они убьют и меня, и моих товарищей. После я уже стрелял как надо».
Действительно, «как надо»! Слабым вооружением, с недостатком боеприпасов, по сути дела, вчерашние пацаны отбили две атаки фашистов, которые из пушек и миномётов вели такой огонь, что позиции защитников были похожи на глубоко вспаханное поле.
Но на второй день боя пулемётчику не повезло: вражеский снаряд накрыл позицию, пулемёт «максим» разнесло в клочья, осколки посекли солдату руки, ноги, спину. Кое-как, под непрерывным шквальным огнём его перевязали и отправили в госпиталь. Это спасло жизнь воина: буквально через час бригада была окружена и почти полностью уничтожена…
Махачкала, где находился госпиталь, часто подвергалась бомбардировкам. Погибнуть под развалинами Иван не хотел, да и потом там, на передовой, идут ожесточенные бои, а он «прохлаждается» на больничной койке. Сговорившись с другими ранеными, несмотря на незажившие раны, он сбежал из госпиталя и записался в маршевую роту.
В Орджоникидзе (ныне Владикавказ) вновь прибывших наскоро обучили на связистов, и уже в самом начале ноября бойцы вступили в бой под селом Гизелью, пригородом Орджоникидзе. Как вспоминает ветеран, он был очень огорчен, что из пулемётчика его превратили в связиста. Но бой показал, что связист - боец дважды: он прокладывает линии связи под обстрелом и бомбёжкой и здесь же вместе с товарищами врывается на позиции врага, сражается на улицах, отбивает атаки…
Еще раз судьба спасла Ивана, когда его бригада из Туапсе, куда был направлен солдат, должна была с моря нанести удар по немецким войскам, захватившим Новороссийск. Бойцы готовились к морской операции, но бригаду разделили: два батальона отправляли по суше. В их число попал и Щипакин. От обиды он даже заплакал: ведь по морю товарищи дойдут быстрее. Так и вышло. Но морские батальоны, пришедшие раньше, были полностью разбиты на подступах к городу.
После неудачи под Новороссийском бригаду доукомплектовали и направили на Кубань. Иван Алексеевич вспоминает: «Июнь 1943 года. К этому времени мне присвоили звание младшего сержанта и назначили командиром отделения. Стояла жаркая, сухая погода. Отделению была поставлена задача обеспечить бесперебойной связью наблюдательный пункт дивизии. А выбрали его ну в самом, казалось, ужасном месте. Голая степь, высота. Кругом всё просматривалось и простреливалось противником. Расстояние вроде и небольшое — полтора километра в одну сторону и полтора километра в другую — к штабу дивизии. Немец, как знал, что на высоте находится НП, и не жалел снарядов и мин. Кабель часто рвался, и нам приходилось под разрывами снарядов и мин устранять повреждения. В один из сильнейших артиллерийских налётов где-то в середине дня разрывами снарядов была повреждена связь. На линию выбежал Лёня Мильченко. Связь заработала, а Мильченко всё нет. Я с Завирухой выбегаю на поиски. Пробежав метров семьсот, находим в воронке Мильченко. В зубах держит концы кабеля, а сам мёртв. Мы были потрясены увиденным. Ещё несколько минут назад наш Лёня был с нами, шутил, смеялся. И вот его не стало».
Но не всё поведал ветеран. Рассказав о подвиге товарища, он умолчал о своём. Еще до описанного случая на КП прибыл командир дивизии, который увидел, как на простреливаемом со всех сторон поле какой-то боец соединяет кабель связи, лавируя между взрывами, прокладывает линию. Генерал был восхищён мужеством солдата, приказал вызвать его нa КП и здесь же вручил герою медаль «За отвагу». Это была первая награда молодого воина Ивана Щипакина…
А потом были тяжелые сражения за Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию, Болгарию, Югославию, Австрию. Поразительная скромность героя, его трактовка событий, предшествующих получению высшего знака доблести, отваги и мужества заставляют меня сопоставить воспоминания Ивана Алексеевича с тем, как это было. Из воспоминаний ветерана: «Декабрь 1944 года. Венгрия. Ожесточенные бои юго-западнее Будапешта. Нашей дивизии задача - форсировать Дунай. По Дунаю идет шуга. Холодно. Искупаться в такой воде - приятного мало. Связистам надо проложить телефонный кабель по дну реки, дать бесперебойную связь. В ночь с четвёртого на пятое декабря на моторной лодке связисты во главе с командиром батальона связи гвардии капитаном 
Г. Я. Ямушевым начали прокладывать кабель через Дунай. Немцы обрушили шквал артиллерийского и миномётного огня, от разрывов снарядов и мин вода, казалось, кипела. Но остановить советские десантные войска было невозможно. В этом бою погиб радист Пономаренко. Мокрые после купания в Дунае, но разгоряченные боем связисты, как и пехотинцы, продолжали сражаться. Проложенная по дну реки связь работала отлично. В этой операции особо отличившиеся были отмечены правительственными наградами. Мне и комбату Ямушеву было присвоено звание Героя Советского Союза».
В действительности всё было гораздо сложнее, тяжелее и страшнее. Когда поступил приказ проложить по дну Дуная еще одну линию связи, выполнить его вызвался старший сержант Иван Щипакин. По катеру противник вёл ураганный огонь, и от взрывов подводный кабель намотало на винт. И тогда боец ныряет в воду и освобождает провод. Это сказать легко! А под непрерывным обстрелом, в темноте, на ощупь, в ледяной воде, когда смертельный холод сводит пальцы, виток за витком освобождать винт, когда не хватает воздуха и лёгкие вот-вот взорвутся, а в глазах красные круги, — такое совершить смог бы далеко не каждый! Так что звание Героя Ивану Щипакину было присвоено за мужество и героизм, за подвиг! «А я тогда ни о каком подвиге и не думал, даже мысли не было. Просто выполнял свой солдатский долг. И что меня представили к званию Героя, даже не подозревал. И когда 26 марта 1945 года меня вызвали в штаб и начальник 
политотдела дивизии полковник Вахрушев поздравил с присвоением звания Героя Советского Союза, я вначале ничего не понял, как-то даже растерялся, думаю: а может, что-то тут не то, не ошибка ли? И только когда зачитали Указ за подписью М. И. Калинина и 
А. Горкина, я поверил», - вспоминает Иван Алексеевич.
Ветеран достает два увесистых альбома и показывает мне пожелтевшие от времени снимки: этот погиб, этого нет, этот ушел совсем недавно, этот тяжело болен — называет имена боевых друзей: Алексей Чумаков, Федя Бакланов, Вася Перов, Лёнька Фирсов, Ваня Гладышев, Коля Малышев, Миша Горшенин, Ваня Завируха, Вася Безбородов, Вася Грачев, Коля Кукушкин, Виктор Кузнецов, Лёнька Лиходед, Ваня Задорин. Вчерашние школьники, еще не познавшие жизни, но это были солдаты, воины. Гвардейцы в 18-20 лет, отчаянные, смелые! Они хотели счастья, но на их долю выпала война. Глаза у героя заволокло пороховой дымкой воспоминаний…
После войны Иван Алексеевич женился на красавице казачке и переехал жить на ее родину, в Ставропольский край. Жизнь была насыщенна, радостна, стремительна. Среди людей и для людей. Секретарь райкома комсомола, заведующий отделом крайкома комсомола, инструктор Ставропольского горкома партии, первый секретарь Железноводского горкома КПСС, начальник Управления крайисполкома. И везде, как на фронте, не думая о себе, отдавая всю свою энергию, теплоту и заботу людям. Два ордена «Знак Почёта», многочисленные медали за трудовую доблесть и отличие. Семья, дети, внуки, любимый правнук Егорушка. Годы летят, словно пули…
«Мы, ветераны войны, не стыдясь, сегодня говорим: свой добрый век мы прожили как люди и для людей», — подвёл итог нашей встречи Иван Алексеевич Щипакин, Герой Советского Союза, человек, чья жизнь может и должна служить примером любви и беззаветного служения людям.
Григорий Варлавин.

При подготовке материала использована рукопись Ивана Щипакина «Ты помнишь, товарищ», любезно переданная героем автору.

P. S. Когда материал уже был готов к печати, автору позвонил Иван Алексеевич и сообщил радостную весть: накануне праздника поисковики Мордовии сообщили ему номер телефона мужа подруги детства Ивана (которой, к сожалению, уже нет в живых), Максима Фёдоровича Добрыгина, прошедшего теми же фронтовыми дорогами, освобождавшего те же страны Европы, что и герой нашего рассказа. И хотя на фронте пути их не пересеклись, им было что вспомнить. «Мы больше часа разговаривали по телефону, договорились общаться и в дальнейшем», — сказал Иван Щипакин.
«Вечёрка» поздравляет Ивана Алексеевича, а также всех ветеранов войны с Праздником Победы и желает всем здоровья, счастья, внимания и понимания тех, ради которых они не жалели своей жизни!

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов