Призванные хранить вечно

Ольга Метёлкина

10 марта работники архивов в России отметили свой профессиональный праздник. Он был официально установлен Решением коллегии Федеральной архивной службы России в 2003 году. Выбрана эта дата не случайно: 28 февраля (10 марта по новому стилю) 1720 года Петр I подписал «Генеральный регламент или Устав», определивший основы организации государственного управления в Российской империи и ввёл во всех государственных органах власти архивы. Документом была, в частности, введена государственная должность актуариуса, которому предписывалось «письма прилежно собирать, оным реестры чинить, листы перемечивать…». Петровский Указ положил начало государственной российской архивной службе.

Бланк похвального листа, выпущенного к 300-летию дома Романовых, в советское время использовался в качестве обложки для архивных дел.
Бланк похвального листа, выпущенного к 300-летию дома Романовых, в советское время использовался в качестве обложки для архивных дел.

Государственный архив Ставропольского края ведет свою официальную историю с мая 1921 года, когда был образован губернский центральный исторический архив. Разумеется, архивное дело на Ставрополье существовало и до Октябрьской революции. Одним из первых государственных учреждений, которое серьезно занялось наведением порядка в документации местных учреждений, организаций, воинских подразделений, был губернский статистический комитет, созданный в 1858 году. Следующим шагом по сохранению архивных документов в Ставропольской губернии можно считать инициативу секретаря губернского статистического комитета Иосифа Викентьевича Бентковского, выступившего с ходатайством о создании ученой архивной комиссии, которая способствовала бы сохранению ценных документальных исторических источников. Однако предложение И.В. Бентковского было реализовано лишь два десятилетия спустя стараниями другого ставропольского краеведа – Григория Николаевича Прозрителева и его коллег в губернском статистическом комитете А.С. Собриевского и И.И. Успенского. Изучение состояния ставропольских архивов показало, что многие уникальные источники к началу XX века были утрачены. Рассказывали даже, что редкие архивные документы можно было встретить в качестве оберточной бумаги на городских рынках…

 

Что имеем – сохраним

Сегодня Государственный архив Ставропольского края является одним из крупнейших в Северо-Кавказском федеральном округе. Здесь сосредоточены документальные источники по истории Ставрополья и Северного Кавказа конца ХVIII – ХХ века, отражающие важнейшие периоды развития края более чем за 200 лет. В собрании ГАСКа более 1,2 миллиона единиц хранения, 4779 фондов и 9 коллекций.

Как же сегодня сохраняются документы, среди которых есть бумажные ровесники Пушкина и Лермонтова? Об этом нам рассказали сотрудники ГАСКа, которые по роду деятельности ежедневно имеют дело с подобными раритетами.

Как рассказала главный хранитель фондов Ольга Винокурова, в архивохранилище, где находятся документы, для них созданы все необходимые условия: соблюдается оптимальный температурно-влажностный режим (температура 17-190С, влажность воздуха – 50-55%). Ведь изменение этих параметров на несколько пунктов в ту или иную сторону может стать губительным для бумаги. Архивисты предусмотрительно заботятся и о том, чтобы документы «не заболели». Есть специальная лаборатория, которая занимается дезинфекцией документов. В архиве установлены санитарные дни, когда хранители фондов в профилактических целях протирают полки антисептическими растворами.

Для бумаги один из самых коварных врагов – это плесень. К счастью, сегодня специалистам ГАСКа практически не случается иметь дело с зараженными ею документами. «Сотрудники отдела комплектования выезжают в организации, где проводят проверку наличия и состояния документов, просматривают полистно и только после этого, убедившись, что всё в порядке, осуществляют их прием, – пояснила Ольга Винокурова. – И прежде чем попасть в хранилище, документы в течение недели проходят акклиматизацию в специальном помещении».

 

«Главное – не навредить»

Фраза «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен», авторство которой обычно приписывают Конфуцию, самым непосредственным образом относится и к архивным документам. Известно, что самые большие потери архивы несли не в результате природных катаклизмов, а в периоды войн, революций и разных политических передряг. Значительный ущерб архивным документам был нанесен во время установления советской власти, Гражданской войны, а позже – фашистской оккупации. Но во все времена находились люди, которые самоотверженно спасали архивы от уничтожения. Так, история сохранила имя священника Николая Польского, который в 1942 году не позволил сжечь документы из архивохранилища, еще до войны размещенного на территории Андреевского собора в Ставрополе. Благодаря вмешательству отца Николая 400 тысяч документов были перевезены в здание краеведческого музея.

Заведующая отделом реставрации и страхового копирования документов Елена Сорокина более тридцати лет работает в архиве. Она чаще других сталкивается с проблемой физического износа документов. Многое зависит от качества бумаги.

– В реставрации, как в медицине, главное – не навредить, – говорит Елена Алексеевна. – В идеале должно быть почти не заметно, что с документом что-то делали.

Елена Алексеевна показала уже отреставрированную схему освещения города Ставрополя 1901 года. Кальку, прошитую вместе с другими документами, невозможно было развернуть. Реставраторы расшили дело, достали схему, разгладили ее, и теперь можно рассмотреть все условные значки на Николаевском проспекте.

– При реставрации мы используем прозрачный бесщелочной клей, который не вступает в реакцию с бумагой, – поделилась секретом Елена Алексеевна. – Вся наша работа обратима. И если завтра разработают более прогрессивную технологию сохранения документа, то клей можно будет бесследно, без вреда для документа удалить.

Про клей заведующая отделом реставрации заговорила не случайно. Нередко в руки специалистов попадают документы, безвозвратно испорченные из-за использования канцелярского клея, который нарушает химический состав бумаги, «съедает» текст.

Работа в отделе реставрации и страхового копирования документов творческая, интересная. К каждому листку специалисты применяют индивидуальный подход. Архивист Валентина Бахтинова работает здесь уже 40 лет. На правах ветерана службы делится опытом с молодыми коллегами.

 

Когда чернила были… чернее

У многих людей архивы ассоциируются со старинными пожелтевшими листами, испещренными старославянской вязью. Встречаются, конечно, и такие экземпляры. Кстати, документы XVIII – XIX веков, в отличие от некоторых образцов советского периода, неплохо сохранились именно благодаря качеству бумаги и чернил. Об этом мы продолжили разговор с заместителем директора по научной работе Ириной Анненко.

В руках заместителя директора по научной работе Ирины Анненко недавно выявленный и отреставрированный документ.
В руках заместителя директора по научной работе Ирины Анненко недавно выявленный и отреставрированный документ.

– В Российской империи многие официальные документы оформлялись на специальной гербовой бумаге, – рассказала Ирина Александровна. – Благодаря тому, что текст был написан качественными ореховыми чернилами, мы через сто и двести лет можем легко его прочитать. А вот текст документов советского периода, написанный химическими чернилами, простым карандашом либо шариковой ручкой, напечатанный на печатной машинке, имеет тенденцию к угасанию. Если же говорить о современных лазерных принтерах, то пока рано делать выводы, как со временем поведет себя текст, напечатанный на них.

Получается, раньше и чернила были чернее… Между прочим, их добывали из пористых наростов на листьях дуба, называемых в народе «чернильными орешками». В Россию лучшие орешковые или ореховые чернила привозили из-за границы. Еще их изготавливали с использованием сажи, а также на основе чернильного гриба (проще говоря – навозника). А всё делопроизводство чуть ли не до середины XIX века велось с помощью гусиных перьев. В своё время, работая с документами судебного ведомства, я не раз вспоминала выражение «как курица лапой».

Ведущий архивист отдела публикации документов Светлана Замашная рассказывает о формулярном списке Алексея Реброва.
Ведущий архивист отдела публикации документов Светлана Замашная рассказывает о формулярном списке Алексея Реброва.

В силу своей профессиональной деятельности ведущему архивисту отдела публикации документов Светлане Замашной приходится иметь дело с различными образцами почерка. В тот день, когда мы заглянули в отдел, Светлана Анатольевна работала с документами, имеющими непосредственное отношение к известному общественному деятелю, предпринимателю, меценату Алексею Федоровичу Реброву, который в XIX веке прославился своими прогрессивными взглядами и подвижничеством в деле развития шелководства в Ставропольской губернии.

В фондах ГАСКа сохранились уникальные документы, начиная с 1814 года, которые достоверно отражают факты биографии А.Ф. Реброва, его продвижение по службе, заслуги перед Отечеством и другие важные данные.

– Вот формулярный список Алексея Реброва, говоря современным языком, –портфолио, – рассказала Светлана Замашная. – На момент составления этого документа он уже был кавказским губернским предводителем дворянства, надворным советником, у него во владении были «крестьяне Георгиевского уезда слободы Владимировки», всего «142 лица мужского пола». Формулярный список подробно информирует о продвижении Алексея Реброва по службе, о его служебных командировках, в том числе и в «горячие точки» на Кавказе: «Был в 1800 году в Кабарде с генерал-лейтенантом Кнориным при крещении и приведении в послушание кабардинцев».

Когда Алексей Федорович вышел в отставку, он занялся в своем имении сельским хозяйством, в том числе шелководством и виноградарством, – продолжила Светлана Замашная, открывая документ. – В фондах хранится также переписка А.Ф. Реброва об организации школы шелководства в 1835 году. В донесении на имя гражданского губернатора барона Таубе он пишет о казенных учениках, которых необходимо прислать к нему из общества сельского хозяйства южной России. Алексей Ребров не только приглашал к себе молодежь для изучения шелководства, но и предлагал крестьянам работу. Из переписки видно, как Алексей Федорович радеет о развитии шелководства в России, сетует на то, что ученики не имеют желания к обучению.

В следующем документе, который открыла Светлана Замашная, речь шла о машине, созданной Ребровым для сматывания шелковичных нитей. Изобретение это было представлено на выставке изделий промышленного и кустарного производства Кавказской области 1837 года, которую посетил император Николай I.

Из архивного документа мы узнаем, что Ребров предоставил на выставку «кустарники виноградные», «отрубки деревьев» (то есть образцы пород деревьев), шелковичные коконы и машинку, их разматывающую. Алексей Федорович лично давал объяснения государю императору…

За развитие шелководства Алексей Ребров был награжден пятью большими Золотыми медалями, а Московское общество сельского хозяйства в 1850 году постановило установить в зале заседаний его портрет как первого шелковода России. Архивные документы сохранили достоверные факты о жизни этого выдающегося человека, опередившего своё время.

* * *

Есть профессия, которая помогает проникать в прошлое и делать открытия, не вставая из-за рабочего стола. Она помогает изучать события истории с документальной достоверностью, соединять былое с настоящим и будущим. И вряд ли кто-то скажет, что эта профессия когда-нибудь потеряет актуальность. Не случайно девиз на гербе Государственного архива Ставропольского края гласит: «Хранить вечно».

Фото автора.

государственный архив Ставропольского края, День архивов в России

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости