Простите нас!..

Наталья Буняева

В августе «Вечерка» писала о старенькой учительнице, Татьяне Васильевне Прошиной, в течение года удерживаемой «доброй» соседкой в собственной квартире. Статья «Бабушка­Маугли», рассказавшая об ужасной жизни маленького и безобидного человека, вызвала настоящий шок. Нам звонили читатели, плакали, переживали за дальнейшую судьбу Татьяны Васильевны, и очень многие откровенно боялись: а вдруг и с нами такое же произойдет? «Мы­то тоже уже немолодые…» И еще люди просили: ну не забудьте, напишите, когда и как решится судьба старой учительницы? Мы придем, поможем, приведем в порядок квартиру, принесем вещи, одежду… Я знаю, народ у нас отзывчивый. И так и было бы.

К сожалению, ничего этого уже не нужно: 12 октября Татьяна Васильевна умерла в краевой клинической психиатрической больнице, куда была доставлена 23 августа. Об этом печальном событии мне рассказала ее соседка, Валентина Демидовна, практически целый год бившаяся за жизнь «заключенной».

Мы опоздали. Виктория Петровна Горлова, заведующая соматопсихиатрическим отделением больницы, доктор, до последней минуты находившаяся рядом с бабушкой, с болью в голосе объясняла и мне, а может, даже себе: «Если бы раньше ее нашли и привезли к нам! Тогда, возможно, мы бы и спасли ее. К сожалению, диагнозы, с которыми поступила к нам в отделение Татьяна Васильевна, практически не оставляли ей шансов: глубокое истощение, стремительно развивающееся слабоумие, сосудистая недостаточность. Слабоумие, или деменция, развивалось параллельно с истощением, и последнее обстоятельство, без сомнения, ускорило атрофию головного мозга».

Был момент, когда персонал поверил, что бабушка поднимется. Она начала есть, стала более активной. А потом все начало стремительно ухудшаться. Мысли путались, Татьяна Васильевна «ушла» в молодость, все «учила» школьников. Привыкшие ко всему в таком учреждении медработники чуть не плакали, когда слепая старая учительница обращалась к невидимым ученикам: «Закройте тетради! Запишите домашнее задание! Закройте, пожалуйста, дверь…» Последние два дня жизни она тихо угасала под капельницами. Заснула… В четыре утра ее сердце остановилось. Работники социальной службы больницы обрядили ее, похоронили. Все сделали, как надо.

К сожалению, у нас слишком много сейчас социально дезадаптированных людей. Нет родных, нет близких друзей, зато почти все они находятся под прицелом охотников за квартирами. Смерть Татьяны Васильевны, как это ни парадоксально, сослужила добрую службу для других одиноких стариков. Начальник городского управления труда и соцзащиты населения Иван Ульянченко проводит сейчас огромную и по сложности, и по важности работу: «Мы до 1 ноября собираем списки таких вот одиноких людей. Задействованы в этом деле и социальные работники, и милиция, и советы микрорайонов. Затем будет создана специальная база данных, систематизированная так, чтобы было видно, кому и как в первую очередь оказывать помощь. Поверьте, мне искренне жаль, что так случилось. Повторения такой трагедии мы больше не допустим». Добавлю от себя, что база данных будет засекречена.

Квартира, из­за которой все и случилось, скорее всего отойдет в муниципальный фонд, и решать ее судьбу нужно быстро: там открыты окна, не перекрыт газ. Соседки Татьяны Васильевны до весны надеются собрать необходимую сумму на памятник… Будут поминать…

Вот и всё. Прошина Татьяна Васильевна, учительница, отдавшая всю жизнь работе, закрыла тетрадь своей жизни. И дверь за собой закрыла…ТАМ, в другом мире, Вам будет тепло, покойно и тихо. Простите нас.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов