Проверь себя - насколько ты настоящий

Василий Скакун

Дух Истины теребит нас изнутри, или, как мы это ещё привыкли называть, проявление человечности, а это, в конце концов, и есть то, что соответствует пониманию Настоящего человека или Человека с большой буквы.

Недавно страна вспомнила о столетии со дня рождения Алексея Петровича Маресьева – легендарного лётчика времен Великой Отечественной войны, который был сбит над вражеской территорией, получив при этом ранение. Но он сумел посадить самолёт в лесной глуши, потому и остался жив и не попал в лапы гестапо. Восемнадцать суток с перебитыми ногами он ползком двигался в сторону линии фронта. С помощью местных жителей всё-таки добрался до наших передовых частей.

В госпитале врачи не сумели спасти ему раненые и обмороженные ноги, так как началась гангрена – и они были ампутированы. Казалось бы, всё – полная инвалидность на всю жизнь, однако характер лётчика Алексея Маресьева требовал продолжения активной жизни. И он изобрёл себе спецпротезы, на которых вначале учился ходить, а затем даже бегать и танцевать.

После реабилитации вернулся в свою часть и добился разрешения летать, причем не в тыл, а как и прежде, в качестве истребителя. До падения на его счету было четыре сбитых вражеских самолёта, к которым он добавил ещё семь после возвращения в строй. Писатель Б.Полевой написал книгу о подвиге А.П. Маресьева. Книга называется «Повесть о настоящем человеке».

Во время войны, когда вражеская пуля в любой момент могла оборвать жизнь солдата, как ни странно, часто оставались живыми, как их любовно называли, сорвиголовы. Они были будто заговорёнными, хотя первыми вставали в атаку и первыми врывались в неприятельские окопы. Они были просто защищёны своей «настоящностью» – это ангелы-хранители оберегали их, так как своей искренней преданностью перед самим собой и перед всем миром они и открывали в себе эти оберегающие энергии. Это то, о чем говорил поэт Сурков: смелого пуля боится, смелого штык не берет.

Ну а что же мы теперь, в обыденной жизни, где нет необходимости закрывать грудью неприятельский пулемёт или со связкой гранат ползти под гусеницы фашистского танка? Какие мы теперь, насколько настоящие в этих новых условиях жизни?

И вот в чём парадоксальность – как только ушла необходимость жить по принципу «Если не я, то кто?», то следы истинной человечности всё реже и реже оставляют отпечатки в жизни современного общества. И в то же время появилась некая проформа былой «настоящности», когда мы на словах настоящие до мозга костей, а на деле просто научились выдавать желаемое за действительное, пытаясь тем самым убедить других людей в своей искренности. И оглянитесь вокруг себя, сколько их, ненастоящих? Легион! Все с какой-либо червоточинкой, которую они умело прячут за словами-лозунгами, или просто молчат, затаившись как мышь.

И тут очень кстати вспоминается рассказ Даниила Гранина «О милосердии».

«В прошлом году со мной приключилась беда. Шел по улице, поскользнулся и упал… Упал неудачно, хуже некуда: сломал себе нос, рука выскочила в плече, повисла плетью. Было это примерно в семь часов вечера. В центре города, на Кировском проспекте, недалеко от дома, где живу.

С большим трудом поднялся, забрел в ближайший подъезд, пытался платком унять кровь. Куда там, я чувствовал, что держусь шоковым состоянием, боль накатывает все сильнее и надо быстро что-то делать. И говорить не могу – рот разбит.

Решил повернуть назад, домой.

Я шел по улице, думаю, что не шатаясь. ... Народу на улице было много. ... Хоть бы кто на этом пути подошел ко мне, спросил, что со мной, не нужно ли помочь. Я запомнил лица многих людей – видимо, безотчетным вниманием, обостренным ожиданием помощи.

Боль путала сознание, но я понимал, что если сейчас лягу на тротуаре, то люди будут преспокойно перешагивать через меня, обходить. Надо добираться до дома. Так никто мне и не помог.

Позже я раздумывал над этой историей. Могли ли люди принять меня за пьяного? Вроде бы нет, вряд ли я производил такое впечатление. Но даже если и принимали за пьяного – они же видели, что я весь в крови, что-то случилось – упал, ударили, - почему же не помогли, не спросили хотя бы, в чем дело? Значит, пройти мимо, не ввязываться, не тратить времени, сил, «меня это не касается» стало чувством привычным.

Раздумывая, вспоминал фронтовое время, когда в голодной окопной нашей жизни исключено было, чтобы при виде раненого, пройти мимо него. ... Помогали, тащили на себе, перевязывали, подвозили… Кое-кто, может, и нарушал этот закон фронтовой жизни, так ведь были и дезертиры, и самострелы. Но не о них речь, мы сейчас – о главных жизненных правилах той поры».

«Я не знаю, - пишет в заключение Даниил Гранин, - рецептов для проявления необходимого всем нам взаимопонимания, но уверен, что только из общего нашего понимания проблемы могут возникать какие-то конкретные выходы».

Но всё дело в том, что любые мысли, намерения, как и поступки или отказы от них (которые нужно было совершить), не растворяются в небытие, всем этим мы готовим себе своё личное будущее.

«Чтобы избежать недоразумений в жизни, - говорил Будда, - и побеждать их, прежде всего, надо признать то, что корень каждого недоразумения рождается в дурных мыслях. Ведь все мы – только последствия того, что мы думаем».

Осмысливая это высказывание, необходимо признать, что чаще всего мы становимся ненастоящими не от ненайденных кладов, а от мыслей бездушного характера, которые становятся некой нормой наших внутренних взаимоотношений с другими людьми. На виду мы, выдавая желаемое за действительное, можем мило улыбаться, дружески хлопать по плечу, говорить ободряющие слова, одновременно внутри критиковать и обвинять всех и вся. Не было бы этих глупостей, не было бы и их печальных последствий, за которые необходимо расплачиваться страданиями тела и духа.

Всё это не что иное, как результативность неискренности – тех мыслеобразов агрессивно-недоброжелательного характера. Значит, с уверенностью можем утверждать, что мысли и намерения, выражающие ту или иную качественность, гарантированно подготавливают в нас проявление действий соответствующей направленности, то есть либо защищают нас, либо становятся безучастными в сложных обстоятельствах бытия. Подобное притягивает подобное.

Причём мысль, зарождаясь в нематериальной сфере, влияет на происходящие события во внешнем мире (материализуясь), а затем результатом возвращается опять в тонкие миры – в зависимости от того, получаем удовлетворённость или разочарование. Подтверждение находим у Л.Н. Толстого: «Все внешние изменения нашей жизни ничтожны в сравнении с теми изменениями, которые совершаются в наших мыслях».

Почему так? Оказывается, только изменяя свой мысленный настрой и направляя себя на осмысление мира и событий в нём, мы способны поменять себя и мир. Как? В соответствии со своими мыслями начнут изменяться черты нашего характера, и непременно тут же изменяется и мир, окружающий нас.

Но что или кто заставляет некоторых из нас искать способы самоулучшения через наведение чистоты мысленных операций? Ведь должен же быть какой-то толчок, начало начал. Откуда позывы этих намерений?

Дух Истины теребит нас изнутри, или, как мы это ещё привыкли называть, проявление человечности, а это, в конце концов, и есть то, что соответствует пониманию Настоящего человека или Человека с большой буквы.

Так всё-таки - проверь себя, насколько ты настоящий!

эзотерика, Скакун

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости