Психология подавления

Владислав Секачев

Из следственной части ГСУ при ГУВД по Ставропольскому краю в суд передано дело организованной преступной группы, обвиняемой в вымогательствах и грабежах. Два жителя Шпаковского района в течение почти семи лет достаточно успешно «специализировались» на должниках. Причем те, в чью пользу они «выбивали» из неплатежеспособных граждан долги, понятия не имели о том, что деньги, которые они некогда одолжили и теперь не могут получить обратно, интересуют кого-то, кроме них.

Ан нет — интересовали, и сильно. В криминальной деятельности нынешних подсудимых главным как раз была информация, кто кому сколько должен. Для того чтобы группа начала обработку клиента, достаточно было фразы, оброненной случайно где-нибудь за стойкой бара... Михайловск, где происходили события, город не из больших. Слухи и новости распространяются быстро. О том, что некто Олег, недавно вернувшийся из армии, занял у своего школьного товарища 85 тысяч и теперь не отдает, Ахмед и Ильяс (имена фигурантов дела изменены) тоже узнали, что называется, «от третьих лиц»... Времени даром терять не стали.

Что долги надо отдавать — истина прописная. Что, беря в долг большие суммы, нужно рассчитывать, как ты их будешь возвращать, — тоже понятно. Олег, который в нашем деле основной потерпевший, эти прописные истины не только усвоил — он их выстрадал — за семь-то лет. Эти годы для него оказались более тяжелыми, чем те два, что он служил в Чечне.

В 2001-м, после армии, решил начать свой бизнес — арендовал помещение под магазин. «Боевых» на раскрутку бизнеса не хватило, занял у школьного приятеля 85 тысяч. Но в оговоренное время вернуть не смог — бизнес не пошел. А впоследствии и вовсе прогорел, поскольку после того, как его «взяли под опеку» Ахмед с Ильясом, заниматься магазином не было ни сил, ни времени. Он был занят только тем, что старался найти определенную сумму, чтобы отдать, как он сначала думал, часть долга. Потом еще часть... И еще... Что стал жертвой вымогателей, которые работали исключительно на собственный карман, парень понял лишь через несколько лет — когда все же решился сам переговорить с бывшим приятелем, выступившим некогда кредитором. Тот сказал, что долги выбивать он Ахмеда и Ильяса не просил, и никаких денег в счет долга Олега от них тоже не получал. Но это уже мало что изменило, Олег продолжал оставаться «дойной коровой» и сопротивляться этому не мог. Психологически он был уже сломлен.

«Ломать» его начали с первого же раза: избивали, угрожали, было дело — два дня держали на какой-то кошаре. В деле, в протоколах допроса потерпевшего, зафиксированы эти угрозы: «Отрежем уши», «Продадим в рабство в Дагестан или Чечню» и т.д. и т.п. Он собирал, занимал, продавал — доставал деньги и отдавал вымогателям: 5 тысяч, 2 тысячи, 30 тысяч... Потом Олег скрылся — почти два года жил у родственников в Предгорном районе. Его, казалось, оставили в покое. Олег женился, у него родилась дочь. Он почти успокоился. Но однажды Ахмед и Ильяс появились на пороге его дома, адрес которого знали только его родные. С ними был брат Олега Миша. Показания его и матери тоже есть в деле. Семья, особенно младший брат, также подверглись давлению и угрозам.

Парню пришлось возвращаться и снова платить. В общей сложности за все время вымогатели выбили из Олега более 100 тысяч, но останавливаться не собирались. Потом ему и брату стали находить работу. Услуги строителей, производивших отделку помещений, оплачивались неплохо. Но все забирал Ильяс, который вел переговоры с заказчиком в качестве «прораба», соответственно, с ним же производился и расчет.

По той же схеме нынешние обвиняемые «обрабатывали» и некоего Никиту, также проходящего по делу потерпевшим. Тот попал в оборот из-за 15 тысяч долга...

Кстати, обратиться за помощью в правоохранительные органы Олега буквально заставил хозяин дома, в котором их бригада проводила отделочные работы. Он заподозрил неладное и буквально вытянул из парня его историю. Идти в милицию парень согласился не сразу. Боялся — не только за себя, за маму, братьев, жену, ребенка... А потом вдруг пришло осознание, что бояться за эти годы он устал...

Всего в деле представлены доказательства по шести эпизодам преступной деятельности Ахмеда и Ильяса. Обвиняемые их не подтверждают и не опровергают — пользуясь ст. 51 Конституции РФ, они не свидетельствуют против себя. Есть в деле и два эпизода, по которым достигнуто «примирение сторон», но тем не менее одного из фигурантов они характеризуют в полной мере. В этих эпизодах пострадавшая сторона — женщины. Одна из них неосторожно пыталась вмешаться в недружелюбную беседу Ахмеда с ее мужем и получила профессиональный удар в область глаза. Вторая была сбита с ног таким же ударом, когда попыталась заступиться за девушку в кафе... Сравнивая показания пострадавших, можно сделать вывод, что мотив к «примирению сторон» у этих двух женщин был один — им обеим как бы туманно и как бы вскользь говорилось: «У тебя есть ребенок»... Одна из них приняла окончательное решение «примириться», когда во время прогулки машина пролетела так близко, что чуть не сбила коляску...

Сейчас вымогатели находятся в СИЗО. Следствием их действия квалифицированы по ст.161, 163 УК РФ (вымогательство и грабеж с применением насилия). Меру наказания определит суд.

После знакомства с показаниями потерпевших мне трудно назвать этих двух 30-летних «отморозков», которые теперь по заслугам займут место на скамье подсудимых, тонкими психологами. Но отдельными направлениями психологической обработки они все же владеют. Во всяком случае — приемы психологического подавления освоили в совершенстве. Неужели Олег, прошедший Чечню, не мог дать отпор? Почему так долго безропотно подчинялся? Воля была подавлена, а вслед за ней — и сам человек. У них это долго «прокатывало»: они находили уязвимые места и проверяли на прочность. Олегу грозили пленом, отрезанием ушей, его матери говорили: «Голову сына в мешке найдешь», женщинам непрозрачно намекали на незащищенность их детей... До определенного момента эта система подавления личности не давала сбоя. Потому преступники и вели себя так нагло и цинично. Первый же сбой, когда человек не поддался угрозам (тот, который и убедил Олега идти в милицию), и вымогатели оказались в СИЗО. Следствие отработало по полной. Подождем решения суда.

И напоследок — нечто вроде замечания... Точнее, вопроса. Пока риторического. До заключения под стражу один из обвиняемых по делу Ахмед «трудился» в одной из школ города Ставрополя. Работал тренером по вольной борьбе. Я только надеюсь, что преподавал он не по классическим канонам. Ведь классика постижения боевых искусств — это не только овладение серией приемов, под это должна быть подведена психологическая основа. Избави Боже наших детишек от ахмедовой основы как в вольной борьбе, так и в жизни.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов