Пусть вам удачу принесет… металл!

Пусть вам удачу принесет… металл!
О Василии Петровиче Чуйкове можно смело сказать — человек с божьей искрой! Талантов у него не счесть, а один из них — особенный. Уверена, никого из ставропольцев не оставляют равнодушными его удивительные творения, украшающие улицы нашего города: кокетливая Ворона на ул. Пушкина, оригинальные композиции на площади 200-летия и возле краевого отделения Союза художников, задумчивый Шоколадный Пушкин на ул. Тельмана, грациозная Дама с лорнетом на ул. Тухачевского. И все они сделаны из… обычного металлолома! Тем не менее у каждого персонажа своя история создания, своя душа, свой характер.

— Василий Петрович, почему именно… металлолом?

— Художник ведь к чему стремится в своем творчестве? (улыбается) К вечности. А металл — как раз такой материал, которому время не страшно, он останется в истории.

— А как же ржавчина?

— Ничего страшного в ржавчине нет. Как минимум 50 лет изделие из металла способно противостоять стихиям, тем более что его можно покрыть антикоррозийным составом.

— Я слышала, что в Вашем увлечении металлическими инсталляциями «виновата» наковальня, перешедшая по наследству. Расскажите эту историю.

— Моя семья родом из станицы Рождественской. Представьте себе 1929 год, времена репрессий, раскулачивания и ссылок, когда власть, к сожалению, практически уничтожала казачество. Мои родные тоже пострадали: бабушка умерла от голода в 33-м году, родственников по материнской линии арестовали и посадили, прадеда, который был атаманом станицы, расстреляли в 1937 году. Тяжелые были времена, людей приходилось хоронить и в огородах… Так вот рядом с домом моего деда жила семья, обычные работящие люди, у которых было хозяйство и наковальня в том числе. Ведь по тем временам считалось, что хороший хозяин должен не только поле засеять — урожай собрать, но и лошадь сам подковать. И вот когда по станице покатилась волна раскулачивания, сосед, предчувствуя выселение из родных мест, решил хотя бы наковальню закопать в укромном месте. Долгие годы от этой семьи не было известий, а в 1953 году сосед приехал в гости к моему деду. Рассказал ему, как наковальню в 29-м закопал, и предложил: «Гаврила, а давай мы ее отыщем?». А ведь уже и дома того не осталось, да и места сильно изменились… Тем не менее взяли дед с соседом шест и пошли наковальню искать. И ведь нашли! Так моему деду наковальня в подарок от соседа и осталась. Что называется, «памятник раскулачиванию». Потом она моему отцу перешла, от него — мне. Правда, долгие годы она стояла «мертвым грузом», поэтому я рад, что смог подарить ей «вторую жизнь».

— Вы называете свои работы анепластикой, то есть пластичными анекдотами. Откуда такое необычное название?

— Когда-то в Нью-Йорке проходила выставка, которая называлась «Пластический анекдот». Я подумал: а почему бы это словосочетание не применить к смешным фигуркам из металла? Ведь это тоже своего рода развлекательное направление. К тому же металл — довольно пластичный материал.

— Значит, получается, что Вас можно назвать… анепластом? По аналогии с художником, скульптором, архитектором.

— Друзья в шутку называют меня АНЕПЛАСТ.

— Василий Петрович, созданные Вами герои все со своим характером и настроением. Тот или иной образ копируется с какого-то реального персонажа или это полностью плод фантазии?

— В принципе, когда я работаю над созданием той или иной композиции, у меня нет реального прототипа, но очень часто слышу от людей, что мои персонажи кого-то им напоминают. Например, говорят, что Дон Кихот, который стоит в Анапе, напоминает… Иисуса Христа, а Дама с лорнетом, по мнению друзей, якобы очень похожа (улыбается) на мою жену Татьяну. Сколько людей, столько мнений.

— А что вам более близко – работа на заказ, которая вынуждает ограничивать творчество и сроки выполнения, или работа для себя, воплощение того, что пожелает фантазия?

— Конечно, когда выполняешь заказ, приходится соблюдать определенные условия, тем не менее я не разделяю так уж сильно работу «на заказ» и «для себя», потому что в обоих случаях вкладываю в персонаж всю душу.

— Вы ставите на своих работах не только имя, но и… номер телефона. Поклонники творчества не отвлекают звонками?

— Напротив, очень приятно, когда люди звонят и тепло отзываются о моих работах, говоря, что они поднимают настроение. Конечно, это радует.

— А какое чувство Вы испытали, когда впервые увидели результат своего труда на улицах города? Не хотелось, как героине сказки Андерсена лягушке-путешественнице, крикнуть: «Это я придумал, это я!».

— А чего скрывать? Хотелось! Со временем, конечно, эмоции улеглись, но гордость за свой труд всегда присутствует.

— Вы не задумывались над тем, чтобы открыть школу или студию и обучать своему ремеслу всех желающих?

— Нет, пока такой мысли у меня не возникало. Думаю, гораздо интереснее будет, если в Ставрополе выделят по примеру других городов место, может быть, где-то в парке или на одной из площадей, где люди, которые занимаются созданием скульптур из металла, выставляли бы свои работы. Тем самым можно и город приукрасить, и туристов больше привлечь.

— Кстати, о туристах! Во многих городах именно благодаря «стараниям» туристов существуют так называемые «потертые» памятники. Потрешь пятачок у кабана во Флоренции — денег прибудет, бросишь мелкую монету к бронзовым лапкам Чижика-Пыжика в Петербурге — во всех делах везти начнет. А в Омске студенты норовят погладить по каске чугунного сантехника, вылезшего по пояс из канализационного люка — якобы тогда попадется нужный билет на экзамене. А у ваших металлических героев есть такие приметы-легенды?

— Даже не знаю… Хотя вот вам пример: Шоколадного Пушкина на ул. Тельмана мы устанавливали 31 декабря в 6 вечера, в кафе в это время как раз собрались на встречу творческие люди, так вот, когда композиция была установлена, один из них, загадав желание, потер перстень на пальце поэта. Так что, если мои работы принесут кому-то удачу, я буду только рад!

— Вы — доцент кафедры дизайна Ставропольского института экономики и управления имени Казначеева, автор огромного количества оригинальных скульптур, которые выставлены не только в Ставропольском крае, но и за его пределами. Как уживаются в Вас два начала?

— Да я привык уже совмещать две работы. Конечно, была мысль посвятить все свое время только работе с металлом, но… студенты не отпустили (смеется).

— Символ Ставрополя — Ангел, а какой бы ане-символ, если можно так выразиться, Вы бы предложили?

— Кстати, сейчас я занимаюсь разработкой именно такого символа. Дело в том, что в сентябре в Новгороде состоится выставка, на которой надо представить композицию, олицетворяющую наш край, так что работа предстоит серьезная.

— Василий Петрович, обычно считается, что все люди, которые придумывают смешные сюжеты или занимаются творчеством, связанным с юмором, в обычной жизни очень серьезные и скучные. Пообщавшись с Вами, могу развеять этот миф и сказать, что он не соответствует действительности: по-моему, Вы такой же открытый и оптимистично настроенный человек, как и ваши персонажи из металла. Или я ошибаюсь?

— Да вроде на жизнь грех жаловаться! А какой у меня характер… Думаю, лучше об этом спросить у тех, кто меня окружает, надеюсь, я им не сильно докучаю.

— И напоследок традиционный вопрос: что бы Вы пожелали читателям «Вечерки»?

— Занимайтесь творчеством! И не бойтесь воплощать свои идеи в жизнь!

— А мне, в свою очередь, хотелось бы пожелать Вам (думаю, читатели со мной согласятся) реализации всех творческих замыслов, и, надеюсь, что когда-нибудь оригинальная композиция из металла, отображающая образ Ставропольского края, появится прямо на въезде в Ставрополь!

Ирина Ластович.
Фото Юрия Рубинского.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов