Путь самурая

Валерий Манин

В эти дни свой семидесятилетний юбилей отмечает Николай Васильевич Швыдкий — один из самых известных на Ставрополье футбольных тренеров

Путь самурая

Ранняя осень 1985 года в Рязани, как и во всей Средней полосе России, выдалась на удивление сухой и жаркой. Местное население, привыкшее к более умеренному и влажному климату, изнывало от непривычной духоты и безделья, особенно в выходные дни. Ведь испокон веку в это время все рязанцы — и горожане, и селяне — свой досуг проводили в лесах: собирали грибы. А на сей раз в лес и сунуться мало кто рисковал — там от болотных испарений было еще дискомфортнее, чем в городе, а кое-где дымились торфяники. Да и делать там, по большому счету, было нечего — из-за отсутствия дождей грибов не было.
Может, по этой причине, а может, действительно от желания увидеть футбол приличного качества, которым рязанцы не избалованы, но на главном городском стадионе, где в тенечке вольготно гулял легкий, освежающий ветерок, зрителей было на удивление много. Юные футболисты, прибывшие в этот славный русский город из всех концов России, чтобы определить сильнейшего среди команд детско-юношеских спортивных школ, воодушевленные таким непривычным к себе вниманием, на сохранившем зеленую свежесть газоне сражались яростно.
То ли жаркая погода работала на южан, то ли действительно в то время футбольные школы Юга России были сильнее других, но в финал чемпионата пробились команды Ростовского и Ставропольского футбольных интернатов.
Поединок между соседями за золотые медали проходил в напряженной и нервной борьбе. Нервничал и тренер ставропольцев Николай Швыдкий. Он с коллегами полночи ломал голову, старясь выработать тактику, как противостоять ростовчанам, которые в предыдущих матчах просто сметали всех со своего пути. Ведь совсем недавно эта же команда пробилась в призеры первенства СССР! И сейчас у соперника на поле вышли ставшие позже известными игроками Александр Шмарко, Валентин Ляликов, Александр Костин…
— Эх, — вздохнул Николай Васильевич, — был бы сейчас в составе Зурик, и думать нечего — сыграли бы от обороны. Ведь что ни говори, а хороший вратарь — половина команды.
Однако лучшего ставропольского вратаря Зураба Саная в Рязани не было. Так уж случилось, что тот в составе юношеской сборной страны в это время находился во Франции на крупном международном турнире. И вздыхай не вздыхай — его сюда не депортируешь. И Швыдкий решил удивить своего коллегу Александра Тумасяна тем, что построил тактику на суперактивной игре в нападении. По всеобщему мнению, играть в такой открытый футбол против ростовчан равносильно самоубийству. Ведь даже те, кто возводил против них многослойные оборонительные рубежи, в итоге были повержены.
Но Швыдкий на предматчевой установке сумел внушить своим подопечным, что соперник не ждет от них активности. А какой главный принцип самурая - правильно, ошеломить соперника неожиданностью, заставить того задуматься, а лучше — растеряться.
«Запомните, — сказал Николай Васильевич, — сильный врагов не боится, зато боится друзей. Так сказал потомственный самурай Рюноске Акутагава. Бойтесь же потерять друзей!»
По-видимому, Тумасян плохо был знаком с кодексом самурая, практически не рассматривав игру на встречных курсах, он отрядил в атаку свои лучшие силы, надеясь взломать оборонительные редуты. А когда ставропольцы чуть ли не со свистком понеслись к воротам соперника, в их рядах возникло некоторое подобие паники.
В результате ростовчане были вынуждены прижаться к своим воротам. А долго отбиваться в защите они не были приучены. В итоге ставропольцы завладели сперва территорией, потом игровым преимуществом, которое в конце концов было реализовано в нечто материальное. Вася Савенко, запоровший до этого пару выгодных моментов, своего добился, забив гол. Он стал в этом матче единственным!
Что творилось в раздевалке, и представить трудно. Лишь Николай Швыдкий спокойно сидел на своем стуле и что-то деловито записывал в старенькую, потрепанную общую тетрадку. Согласно самурайскому кодексу настоящий воин не имеет права на открытую демонстрацию своих эмоций. А может, их просто не осталось — все до последней капли выплеснул на бровке футбольного поля?
Он всегда оставался таким — отдавался делу до донышка, не распыляясь на мелочи, которые могли бы увести хоть на мгновение от главной цели. А главной целью его жизни на протяжении последних пяти с лишним десятилетий являлся футбол.

Сам же путь к футболу у Швыдкого был длительным и непростым. Родился он в начале сороковых годов прошлого века в Кировограде — это на Днепропетровщине, что теперь принадлежит «незалэжной» Украине. Как все мальчишки того времени, гонял до умопомрачения мяч на ближайшем пустыре, играл в дворовых командах. Как принято говорить, был замечен, приглашен в местную команду, игравшую в чемпионате Украины, выступал за днепропетровский «Буревестник» — предшественник ставшего позже знаменитым «Днепра». Там его обнаружил Геннадий Тиранов, в то время возглавлявший ставропольское «Динамо», и пригласил на просмотр. Но отбор в профессиональный клуб Швыдкий не прошел — уж больно велика в те годы была конкуренция за место в главной ставропольской команде. И возвратился восвояси.
Но не в характере потомка славных запорожских казаков было отступать. И Николай, закончив среднюю школу, решил продолжить свою спортивную карьеру, но уже в качестве тренера. Родители, всю жизнь проработавшие на производстве, без особого энтузиазма отнеслись к идее сына стать профессиональным спортивным работником, считая спорт баловством, занятием для досуга. Однако это никак не сказалось на стремлении сына. И Николай, чтобы не нервировать родителей, махнул в Сибирь. К счастью, в Омске, где находился в то время один из самых престижных в стране институтов физкультуры с сильным отделением футбола, жили родственники. Они и приютили блудного сына.
Учеба давалась легко, и Швыдкий в числе других лучших студентов получил право выбирать себе место будущей работы. Он решил продолжить свою профессиональную карьеру в Ставропольском крае, имевшем славные футбольные традиции. Так в 1968 году на заводе «Красный металлист», где был один из самых мощных в крае коллектив физкультуры, появился новый инструктор-методист. Швыдкий, что называется, пришелся ко двору. Он и сам играл за заводскую команду, а со временем стал ее тренировать. Вот где пригодились его профессиональные знания, полученные в вузе. Вскоре футбольная команда «Красного металлиста» стала одной из лучших не только в городе, но и на Ставрополье, неоднократно выигрывая первенство и Кубок края. А в 1975 году даже приняла участие в международном турнире в Болгарии, когда была приглашена в город-побратим Ставрополя Пазарджик.
За 10 лет, что Н. Швыдкий работал на «Красном металлисте», в заводской футбольной команде прошли свои первые «университеты» ставшие потом профессиональными игроками Сергей Горб, Владимир Ходус, Владимир Перевертайло, Александр Лацинников, Михаил Рябченко, Валерий Репишевский, Владимир Якут, Геннадий Блок, Сергей Персиков и другие.
Несмотря на видимые успехи заводской команды и ее тренера, Швыдкому стало тесно в рамках чемпионата края. Явно стал ощущаться некоторый творческий застой, как говорят спортсмены, пропала мотивация. А для человека, привыкшего жить и трудиться по максимуму, это было равносильно смерти. И Николай поступает в Высшую школу тренеров. Там его однокашниками стали знаменитые Валентин Иванов, Анзор Кавазашвили, Михаил Фоменко, Владимир Эштреков — что ни имя, то история советского футбола. Трудно было не стушеваться в такой компании. Однако для ставропольца это соседство стало хорошим раздражителем. И то, что именитые проходили формально, Швыдкий изучал очень серьезно — что ни говори, а школы большого футбола у него не было.
И успехи молодого тренера не остались незамеченными. Швыдкого пригласили работать в ставропольское «Динамо». По словам самого Николая Васильевича, это была отличная школа, в которой преподавателями выступали такие авторитетные в мире футбола люди, как Валентин Хахонов, Геннадий Тиранов, Владимир Рыбаков.
И уже через год Швыдкому предложили перейти на самостоятельную работу — в Черкесске открывался новый футбольный клуб «Нарт», тренерский коллектив которого он и возглавил. Работа нравилась, вроде бы и дела для дебютанта в профессиональном футбольном мире СССР шли неплохо, но жизнь полна неожиданностей.
Летом 1983 года тогдашний председатель крайспорткомитета Юрий Трофимов вызвал к себе главного тренера «Нарта» и сообщил, что тот переводится старшим тренером отделения футбола открывающегося в Ставрополе спортивного интерната. Тогда никакие аргументы не принимались — Швыдкого просто поставили в известность о переводе и определили круг его обязанностей. Воодушевляло, что перед новым учебно-спортивным заведением сразу были поставлены большие задачи: не просто готовить футболистов, а растить кадры для команд высшей лиги и сборных России и Советского Союза.
С детства воспитанный в строгости и исполнительности, Н. Швыдкий со спокойствием, достойным истинного самурая, принял и этот судьбоносный зигзаг. Если бы он знал, что тот крутой поворот определит его оставшуюся жизнь без малого на три десятка лет!
«Приняв отделение, Николай Васильевич не стал сетовать на то, что и жить ребятам из первого набора было негде — здание интерната еще не было введено в эксплуатацию, и тренироваться тоже было негде. Жили где-то на Ташле, тренировались в буквальном смысле на асфальте, собственную базу строили своими руками. В это время Швыдкий вообще дома не появлялся — до нового, 1984 года он жил вместе со своими воспитанниками, выпрашивал спортивные залы и поля, которых и сейчас — по пальцам перечесть, а тогда вообще почти не было, а главное — организовывал учебно-тренировочный процесс.
Благо, что рядом оказались такие же энтузиасты: Михаил Корниенко, Сергей Дударев, Сергей Парамонов, чуть позже пришли Владимир Китин и Николай Покатилов.
И уже первый набор оказался талантливым. Созданная на базе интерната сборная юношеская Ставропольского края выиграла чемпионат России среди субъектов Федерации и пробилась в финальную часть чемпионата РСФСР среди спортшкол, который состоялся в Рязани, где и были повержены ростовчане — несомненные лидеры футбола на юге страны. Тогда советский футбол из Ставрополя получил Зураба Саная, Владимира Волкова, Анзора Берая…
Этот успех воодушевил. Швыдкий, не щадя ни себя, ни коллег, мотался по всему краю, не брезгуя визитами и к соседям, отбирая самых перспективных, начиная с 12-13-летнего возраста.

Путь самурая

Так в разные годы в интернате, который потом превратился в училище олимпийского резерва, появились новоалександровец Дмитрий Кириченко, из Читинской области — Роман Манушин, из Казахстана — Ренат Дубинский, из Черкесска — Янис Лаврентьев, из Александровского — Сергей Маслов и братья Фиевы — Николай и Василий, не говоря уже о ставропольцах, которых не перечесть: Юрий Дроздов, Петр Баско, Александр Студзинский, Вадим Рябуха, Сергей Самодин…
За 29 лет, в течение которых Николай Швыдкий возглавлял отделение футбола в УОР, здесь только для профессионального футбола страны было подготовлено более полусотни спортсменов, которые играли, а кое-кто и сейчас играет буквально во всех уголках нашей Родины. Судите сами: на Сахалине играли Евгений Рец и Сергей Сыромытько, в Чите — Сергей Бодялов, Вадим Рябуха и Максим Крейсман, в Калининграде — Зураб Саная, Александр Горбачев, Александр Шубладзе, в Сочи — братья Фиевы, в Махачкале — Дмитрий Полынский и Магомед Магомедов, а Сергей Самодин, бывший в свое время капитаном юношеской и олимпийской сборных России — играет в высшей лиге чемпионата Украины, Арсен Папикян, закончив хорошую карьеру футболиста, сейчас считается одним из перспективных отечественных молодых тренеров, возглавляет армавирское «Торпедо»…
— Конечно, — с гордостью и некоторой грустью говорит Н. Швыдкий, — такие достижения сами по себе не приходят. Они требуют жертв, нередко — больших. Я, например, пожертвовал семьей и здоровьем. Но таких жертв было бы меньше, если бы создавались достойные условия для работы. И вот сейчас в качестве юбилейного подарка я бы хотел, чтобы уже нынешнее поколение учеников УОР получило отличное травяное и искусственное поля, крытый манеж, пусть даже неотапливаемый.
Что ж, желание, достойное настоящего самурая.
А еще я, зная Николая Васильевича более двух десятков лет, хочу открыть еще одно его желание, которому, увы, уже не сбыться. Он очень хотел доработать в УОР (спортивном интернате) до его тридцатилетия. Однако бывший директор этого учебного заведения создал ветерану такие условия, что тот был вынужден кинуть на стол заявление об увольнении…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов